Ад в Оппау

Автор: Maks Июн 29, 2017

После окончания Первой мировой войны побежденная Германия оказалась в сложном экономическом положении. Мало того что нужно было выплачивать репарации, так еще и ранее ориентированная на производство вооружения промышленность оказалась в состоянии коллапса. Как тут быть?

Предприятие компании BASF, расположенное в городке Оппау, во время войны специализировалось на производстве взрывчатки разных типов. Теперь же ему пришлось заняться выпуском химических удобрений.

Утренний взрыв

В начале 1921 года на заводе произошла техногенная катастрофа. Тогда в техническом миксере при смешивании азота и водорода произошел взрыв, в результате которого погибли более 100 рабочих. Скандал удалось замять, и никто не предполагал, что впереди грядет более масштабная катастрофа.

Воронка после взрыва в Оппау21 сентября 1921 года в 7:30 утра, как обычно, началась пересменка. Но только рабочие ночной смены начали передавать своим коллегам места, как прогремел взрыв. Был он такой силы, что на его месте образовалась воронка диаметром 160 метров и глубиной 18 метров. Взрывная волна прошлась по городу, превращая дома в груды камней. Вагоны груженого поезда, стоявшего на товарной станции, разбросало на десятки метров, а пассажирский поезд, стоявший на путях в соседнем городке Айзенхайм, силой взрыва забросило на крышу расположенной по соседству казармы. Кроме того, были сметены с лица земли две небольшие деревеньки близ Оппау — Франкенталь и Этигхайм. Как потом установили, в результате взрыва погиб 561 человек и более 1,5 тысячи получили ранения. Первое заявление руководства завода было следующим: взрыв произошел во время отгрузки на складе готовой продукции, где находилось почти 4 тысячи тонн азотных удобрений в виде аммиачной селитры. Дескать, лежали они так долго, что под воздействием влаги и перепадов температуры превратились в каменный монолит, которого ни лопатой, ни ломом не разрушить. Поэтому грузчики для его раздробления использовали точечные направленные взрывы небольшой мощности. И в результате ими была спровоцирована более мощная детонация.

Но, как потом стало известно, руководители предприятия лукавили. Дело в том, что такое прессование в «цемент» возможно только в том случае, когда основной ингредиент представляет собой пыль. Именно поэтому аммиачную селитру выпускают в виде гранул диаметром в несколько миллиметров, что препятствует слипанию. Да и нелепо выглядело описание горы в 4 тысячи тонн, находящейся в помещении склада под крышей.

Цена алчности

Кроме того, никто не держит такое количество товара, что называется россыпью. Давно уже в мировой логистической практике было принято сразу же упаковывать удобрения в пакеты или бочки небольшого объема, поскольку так удобнее отгружать товар заказчику и вести учет продукции. Да, аммиачная селитра действительно относится к взрывоопасным веществам, но для того чтобы она взорвалась, необходимо наличие высокого давления и температуры не ниже 200°. И никакой заряд, взорванный на поверхности монолита, не смог бы привести к последующему взрыву мощностью более 4 килотонн в тротиловом эквиваленте. Такая реакция была бы возможна, если бы мощный заряд находился на глубине в несколько метров. А вот что на самом деле произошло, установили чуть позже.

Во время войны, когда в основном производили взрывчатку, совершенствованию технологического процесса не уделяли должного внимания. Поэтому побочные компоненты, в том числе и аммиачную селитру, сливали в карьер, находящийся на территории предприятия, из которого до этого добывали глину для производства кирпича. К моменту описываемых событий растворитель успел испариться, а аммиачная селитра — кристаллизоваться и превратиться в монолит, который разрушить не могли ни лопата, ни лом. После того как взрывчатку перестали выпускать, хозяева стали ломать голову: как поддержать рентабельность предприятия? И тогда вспомнили о монолите. Обратились к специалистам-взрывотехникам, и те посоветовали разрушать его с помощью взрывов. Причем пробуренные скважины должны быть диаметром не более трех сантиметров, а в качестве зарядов использовать можно только черный порох. Вот только этот процесс показался алчным хозяевам слишком медленным — ведь при использовании пороха порода не разрушается под воздействием ударной волны, а дробится во время расширения газов при сгорании. И вот тогда руководитель процесса принял решение использовать более мощную взрывчатку. Одни эксперты полагают, что это были тротиловые шашки, другие считают, что использовалась смесь бертолетовой соли с бензином, закачанная в глубокие шурфы, причем больше рекомендованного взрывотехниками диаметра. Вот потому монолит аммиачной селитры, состоявший не из безопасных гранул, а из кристаллов, рванул весь сразу. Тогда подобная катастрофа произвела настолько сильное впечатление, что писатель Алексей Толстой использовал этот случай в своем романе «Гиперболоид инженера Гарина». Сегодня о трагедии напоминает скромный обелиск на кладбище в Оппау.

Сергей УРАНОВ

,   Рубрика: Катастрофы и катаклизмы


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
25 − 5 =


SQL запросов:62. Время генерации:0,663 сек. Потребление памяти:31.59 mb