Адмирал уходит последним

Автор: Maks Апр 21, 2018

Имя адмирала Вилькицкого вписано самой первой строкой в одну из важнейших страниц освоения Арктики. Именно он возглавлял первую многолетнюю Гидрографическую экспедицию в Северном Ледовитом океане на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач». В течение трех лет (1943-1915) экспедиция совершила самые главные открытия в Северном Ледовитом океане…

Окончив Морской корпус в 1904 году, будущий адмирал начинал службу на эскадренном броненосце «Цесаревич», который направили на Дальний Восток в составе первой Тихоокеанской эскадры, базирующейся в Порт-Артуре.

На пути к цели

Эскадренные броненосцы «Цесаревич», «Ретвизан» и крейсер «Паллада» приняли на себя самый первый, неравный морской бой с японцами в ночь с 26 на 27 января (по старому стилю) 1904 года. Борис Вилькицкий был назначен флаг-офицером Командира порта, а в скором времени, командуя ротой последнего резерва, составленного из писарей и кашеваров, он был тяжело ранен.

После войны Вилькицкий служил на гидрографических судах Балтийского флота, а потом поступил в Николаевскую академию, по окончании которой получил звание штурмана 1-го разряда. За год до направления в состав экспедиции Северного Ледовитого океана был назначен флагманским штурманом Штаба военно-морских сил Балтики.

После Русско-японской войны правительством была создана специальная полярная комиссия во главе с популярным в те годы адмиралом Владимиром Верховским.

По рекомендации полярной комиссии на Невском судостроительном заводе в Петербурге были построены первые в мире стальные экспедиционные суда ледокольного типа «Таймыр» и «Вайгач», специально предназначенные для арктических исследований. 3 июня 1910 года, оставив за кормой три океана, эти суда первой российской Гидрографической экспедиции пришвартовались к причалам Владивостока.

Руководителем экспедиции был известный гидрограф-геодезист Иван Семенович Сергеев, который вскоре заболел. После этого исполнять обязанности руководителя капитану 2-го ранга Борису Вилькицкому.

Смелые решения

Борис Вилькицкий

Вилькицкий пошел на внедрение раздельного плавания судов, их самостоятельных и автономных действий вне зоны радиосвязи. Нововведения, подчас рискованные, молодому руководителю экспедиции сразу же принесли несомненные успехи. Так, ледокольный пароход «Таймыр» в одиночном плавании, в районе к северо-востоку от Новосибирских островов, открыл неизвестную до той поры землю, названную впоследствии в честь бывшего начальника Главного Гидрографического управления и отца Бориса островом генерала Вилькицкого.

В результате совместного плавания ледокольных пароходов «Таймыр» и «Вайгач» к северу от Таймырского полуострова было совершено главное открытие не только навигации 1913 года, но и всей многолетней Гидрографической экспедиции — архипелага Земля Императора Николая II, которая после Октябрьского переворота была переименована в Северную Землю. И еще одно значимое открытие этого года — пролив между Землей Императора Николая II и материком, который был назван в честь начальника этой экспедиции.

В своих дневниковых записях и врач «Таймыра» Леонид Старокадомский, и помощник врача ледокольного парохода «Вайгач» Василий Мизин неоднократно отмечали заботу молодого начальника о нуждах личного состава экспедиции.

Очередная попытка провести «Таймыр» и «Вайгач» из Владивостока в Архангельск по трассе Северного Ледовитого океана была предпринята в 1914 году. На этот раз удача поджидала экспедицию в районе Новосибирских островов, где был открыт еще один важный остров, впоследствии названный в честь одного из офицеров «Таймыра» Алексея Жохова.

После тяжелой зимовки в районе Таймырского полуострова, 16 сентября 1915 года Гидрографическая экспедиция завершила строительство и благоустройство легендарной трассы — Северного морского пути, собрав обширный научный материал по гидрографии, метеорологии и другим научным направлениям.

Признание Нансена

Мнение о значении этой экспедиции в одной из своих статей выразил патриарх арктических исследований Фритьоф Нансен: «…труды Бориса Вилькицкого и его сподвижников вернули России право на почетное место в ряду стран — исследовательниц арктических морей».

Весь личный состав Гидрографической экспедиции, по представлению ее начальника, был удостоен высоких наград России. «В ознаменование плавания и трудов Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана по исследованию Великого Северного пути». Начальнику экспедиции были пожалованы аксельбанты флигель-адъютанта, а Русское Географическое общество удостоило Бориса Андреевича Вилькицкого своей Большой золотой медали.

После Октябрьской революции Борис Вилькицкий возглавлял в 1918 году гидрографическую экспедицию Западно-Сибирского района Северного Ледовитого океана. Однако скоро Архангельск, где базировались суда и научный состав первой советской полярной экспедиции, был захвачен войсками «белого» генерала Миллера. Год спустя «правительство Севера» поручило Вилькицкому возглавить теперь уже свою полярную экспедицию. Конечным пунктом должно было стать устье Оби, откуда планировалось оказать помощь сибирской контрреволюции. Этот тяжелый рейс в полярных льдах оказался неудачным.

В начале 1920 года «правительство» генерала Миллера бежало из Архангельска на борту ледокола «Козьма Минин», а снаряжал его (увы, не добровольно) и выводил сквозь льды Белого моря тоже Вилькицкий.

Оказавшись в Лондоне, русский адмирал вместе с моряками-белоэмигрантами, открыл столярную мастерскую. И совершенно неожиданно на него посыпались заказы лондонских высокопоставленных буржуа. Секрет этого непредвиденного успеха заключался вовсе не в том, что артель Вилькицкого делала какую-то особо престижную мебель. Все было гораздо проще: заказчик, а особо заказчицы, хотели иметь в своем доме табуретки, сработанные руками известного русского адмирала.

Так случилось, что в один из дней мастерскую навестил советский торговый представитель в Лондоне Леонид Борисович Красин, который предложил Борису Андреевичу работу в советской внешнеторговой организации «Аркос». В 1923 и 1924 годах Вилькицкий возглавил третью и четвертую Карские морские товарообменные экспедиции, которые были осуществлены успешно. Спустя год Борис Андреевич перебрался в Париж, где получил отставку от своей в прошлом высокопоставленной жены. Купив под Парижем маленький домик и небольшой участок земли, бывший адмирал занялся разведением какой-то самой престижной в те годы породы кур. «Сейчас у меня до двухсот гнезд кур, я развожу цветы, — рассказывал Борис Андреевич своему коллеге, главному редактору журнала «Морской сборник» Н.А. фон Транзе. — На жизнь хватает… Я охотно поплавал бы в высоких широтах, там, где еще никто не плавал. Кто знает, может, мое желание когда-нибудь осуществится. А пока я только — куровод, цветовод и временно ледовый лоцман».

С 1926 по 1928 год адмирал работал гидрографом в Бельгийском Конго. Потом в Брюсселе работал бухгалтером и преподавал русский язык. Интересно, знали ли его ученики, что этот элегантный благообразный господин -«Колумб Русского Севера», первооткрыватель Северной Земли, именем которого названы пролив и несколько островов?

Он умер в Брюсселе в 1961 году, будучи одним из последних свидетелей великих географических открытий.

Борис ЛИВШИЦ

, ,   Рубрика: Великие первопроходцы





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,672 сек. Потребление памяти:38.79 mb