Аксаковы: от Москвы до Аргентины

Автор: Maks Дек 4, 2018

Фамилия Аксаковых ассоциируется с русской классической литературой и славянофильством. Но среди ее представителей были и совсем другие люди — композитор, военный летчик и агент нескольких разведок.

Варяжские корни

Самый, пожалуй, известный представитель династии — Сергей Тимофеевич Аксаков — писал в воспоминаниях: «Древность дворянского происхождения была коньком моего дедушки, и хотя у него было сто восемьдесят душ крестьян, но, производя свой род, бог знает по каким документам, от какого-то варяжского князя, он ставил свое семисотлетнее дворянство выше всякого богатства и чинов».

Под «каким-то варяжским князем» подразумевается упомянутый в Киево-Печерском Патерике Шимон Африканович, прибывший на Русь в 1015 году с дружиной шведской принцессы Ингигерды — невесты князя Ярослава Мудрого.

После раскола христианства Шимон стал католиком, но позже перешел в православие. Монах Феодосий, один из основателей Киево-Печерской лавры, исцелил от слепоты сына Шимона — Георгия, сделавшегося видным благотворителем лавры.

Потомки Георгия служили не киевским, а владимиро-суздальским князьям, позже — князьям московским. Именно от этих потомков в XIV веке пошел род московских тысяцких (аналог посадника) Вельяминовых, а уже от последних ответвились Аксаковы.

Впрочем, возможно, что связь Аксаковых с кланом Вельяминовых является легендой.

Ясно лишь, что фамилия произошла от некоего Ивана Федоровича по прозвищу Оксак (в тюркских языках — хромой). Потомки его занимали видные посты в провинциальной администрации. Например, правнук Михаил Федорович Низенький был воеводой в таких городах, как Стародуб и Новгород-Северский.

Аксаковы были представителями низшего слоя аристократии — потомственными региональными руководителями, занимавшими сначала воеводские, а затем (с XVIII века) градоначальнические должности в городах уездного уровня.

Классик русской литературы

В доме Сергея Аксакова собирались знаменитые литераторы

В доме Сергея Тимофеевича Аксакова часто собирались знаменитые литераторы. Гоголь читает присутствующим комедию «Ревизор»

За четыре с лишним столетия Аксаковы увеличились в численности и разделились на две основных ветви, которые — по расположению фамильных владений — можно назвать калужско-московской и симбирской.

Самая молодая ветвь симбирских Аксаковых и принесла семейству всероссийскую известность.

Пошла она от Алексея Еремеевича Аксакова, который в 1672 году получил в Симбирском уезде имение Троицкое. Его правнук Степан Михайлович Аксаков основал в соседней Оренбургской губернии село Ново-Аксаково. Сын Степана Михайловича — Тимофей — служил прокурором в Уфе, а внук Сергей, будущий писатель, провел дворянское детство в Ново-Аксаково, а в 16-летнем возрасте отправился на учебу в Казанский университет.

Юридическая карьера у него поначалу шла вяло, вероятно, из-за отсутствия к ней интереса. Сергей Тимофеевич вступил в Общество любителей российской словесности, но тяга к литературе редко приносит материальный достаток. Дела пошли в гору после того, как он стал цензором. Коллеги-литераторы сильно его зауважали. Творческой зависти Аксаков не вызывал, поскольку произведения писал изящные, но без эпохальных претензий. В них на вопрос «Кому на Руси жить хорошо?» он давал простой ответ: «Помещику». Впрочем, его «Записки о рыбалке и охоте» и «Семейная хроника» сегодня бесспорная классика, которую, к сожалению, мало кто читает.

После кончины отца Сергей Тимофеевич получил внушительное наследство, переселился в Первопрестольную и прикупил под Москвой усадьбу Абрамцево. До отмены крепостного права не дожил два года. А дожил бы — огорчился, поскольку по натуре был консерватором, да и прокормить без крепостных семью, состоящую из 10 детей, было непросто.

Гуру славянофильства

Жена его Ольга Заплатана была дочерью суворовского генерала и пленной турчанки Игель-Сюмь. Ольгой супруги назвали и одну из дочерей, которая страдала от нервной болезни и жила в деревне, соблюдая диету, состоящую исключительно из винограда и мороженого.

Второй сын Григорий сделал успешную карьеру, занимая при Александре II должности сначала уфимского, а потом самарского губернатора. Но в истории остался прежде всего старший из сыновей — Константин — один из трех отцов-основателей славянофильства (наряду с Алексеем Хомяковым и Иваном Киреевским).

В 1840-х годах славянофилы считались оппозиционерами, власти смотрели на них, прямо скажем, косо. Но когда Константин Сергеевич в письме царю призвал покончить с западничеством, его обозвали доносчиком. Возможно, эта травля дала толчок чахотке, пытаясь излечиться от которой он и умер на греческом острове Занте.

Третий из братьев — Иван Сергеевич — тоже подался в славянофилы и со временем снискал репутацию их главного идеолога. Делая успешную чиновничью карьеру, он в 1851 году, хлопнув дверью, вышел в отставку, когда начальник — министр внутренних дел Лев Перовский — сделал ему замечание: негоже, мол, надворному советнику заниматься «рифмоплетством», то есть сочинением стихов. Женился Иван Аксаков на дочери знаменитого поэта — фрейлине Анне Тютчевой. На острове Занте принял предсмертный вздох брата, чтобы продолжить его дело.

Широкую известность приобрел как издатель ежедневной газеты «Москва», которую в 1868 году власти запретили, запретив и самому Аксакову заниматься издательской деятельностью. Через 12 лет запрещение сняли, и он запустил еженедельную газету «Русь», быстро набравшую популярность. С супругой они были единомышленниками и соратниками, а вот детей у них не было.

Музыкант и мастер телекинеза

Сестру братьев-славянофилов Веру Сергеевну современники запомнили по организованным ее отцом литературным салонам в Москве и Абрамцево, где она выступала в роли хозяйки и где частенько появлялись такие литературные мэтры, как Николай Гоголь и Иван Тургенев. При отце она также выполняла функции секретаря, а ее дневник считается ценнейшим источником для изучения настроений русской интеллигенции. Замуж она так и не вышла.

Племянник писателя и кузен братьев-славянофилов Александр Николаевич Аксаков (1832-1903) в идеологическом плане принадлежал к несколько иной компании. Не то чтобы он был либералом, но когда дело доходило до религиозных исканий, ориентировался на западных мистиков. А потом и вовсе увлекся спиритизмом, крутил тарелки. Термин «телекинез» — именно его изобретение.

Еще в конце XIX века Аксаковы играли заметную роль в общественной жизни, но уже в начале следующего века, несмотря на многочисленность, как-то затерялись. Зато после революции как минимум три представителя семейства закрутились в причудливых вихрях…

Сергей Сергеевич Аксаков (1890-1968) приходился правнуком писателю и внуком самарско-уфимскому губернатору. Учился в московской Поливановской гимназии, где его одноклассниками были будущий известный искусствовед Сергей Шервинский и будущий великий шахматист Александр Алехин.

Почувствовав тягу к музыке, Аксаков занимался в Московской консерватории, но по настоянию отца поступил в Александровский лицей с перспективой делать карьеру, связанную с юриспруденцией.

Служа в Государственной канцелярии, Сергей Сергеевич параллельно выступал как пианист, в том числе и с произведениями собственного сочинения. Затем грянула Первая мировая война, и ему пришлось заканчивать ускоренный курс Пажеского корпуса, что давало офицерское звание. Вероятно, здесь ему поспособствовал тесть Евгений Усаковский, дослужившийся в царской армии до «полного генерала», а потом поступивший в качестве военспеца в Красную армию.

Сергей Сергеевич стал начальником санитарного отряда. В годы Гражданской войны с женой и дочерью (обе — Веры) уехал в Харбин и работал на КВЖД. Супруга его бросила, уйдя к коммерсанту Василию Лаврову. Наверное, она пожалела об этом, потому что придушенный талант композитора вдруг забил у Аксакова в полную силу.

В 1934 году он женился на дочери богатого коммерсанта Клавдии Ивановой-Колударовой, которая была на 15 лет его младше и родила двух дочерей. В 1946-м семья приняла советское гражданство. Сначала их отправили поднимать культуру на целину, но потом жизнь наладилась. Позже они переехали в Минск, где жили в гостинице класса «люкс» на полном обеспечении. Регалиями и званиями Сергея Сергеевича не обделили.

Вредитель-орденоносец

Еще двое «советских» Аксаковых происходили из калужско-московской ветви.

Михаил Георгиевич (1903-1938) был сыном судебного пристава, женившегося на дочке нотариуса Марии Лебедевой. В общем, стартовые позиции не шикарные.

Впрочем, после революции это было скорее плюсом. Окончив четыре класса гимназии, Георгий в 17 лет пошел на завод, стал комсомольцем, потом устроился в школу мотористов. Освоив самолеты как техник, дальше подался в летчики, причем, как вскоре выяснилось, летчиком он был от бога.

Новые модели осваивал быстро, пируэты выделывал невероятные, среди товарищей пользовался авторитетом. Когда в 1929 году грянул конфликт с китайцами на КВЖД, Михаил Георгиевич воевал в тех же местах, где корпел над нотами его родич-композитор.

За отвагу и боевое мастерство Аксаков получил орден Боевого Красного Знамени и назначение командиром сначала авиаотряда, потом эскадрильи, входившей в систему ПВО Москвы.

Все вроде складывалось нормально, но в 1936 году начались «чистки». Сверху поступил «заказ» раскрыть масштабный антисоветский заговор в авиации. Аксаков с его дворянским происхождением был очевидным кандидатом в заговорщики. Следователи зацепились за то, что свое дворянское происхождение он утаил, не указав на него в анкете. Аксаков оправдывался, что чин и место службы отца указал честно, а «дворянин» вряд ли могло расцениваться как больший грех по сравнению с «сын квартального надзирателя», то есть полицейского. Но оправдания, конечно, не помогли. Тем более что и женился он неправильно — на Юлии Покровский, дочери священника из Кисловодска.

Расстрельный список из 75 человек, в котором была и фамилия Аксакова, подписали Сталин, Ворошилов, Молотов и Каганович. Расстреляли Михаила Георгиевича на подмосковном полигоне «Коммунарка». В 1956-м, разумеется, реабилитировали.

Шпионские страсти

В некотором роде его антиподом был Сергей Сергеевич Аксаков (1899-1987), которого не следует путать с композитором. Отец его служил в Козельском уезде Калужской губернии земским начальником. Провинциального дворянина устроили в престижный Морской кадетский корпус, и революцию он встретил на борту вспомогательного крейсера «Орел», совершавшего учебное плавание. Вместо Петрограда «Орел» отправился во Владивосток, и Аксаков оказался в рядах белых. В 1920 году через Сингапур он добрался до Севастополя, служил у Врангеля, потом эвакуировался в Бизерту.

Обосновавшись в Париже, вступил в Российский общевоинский союз (РОВС), настроенный на непримиримую борьбу с большевиками. РОВС активно сотрудничал с иностранными разведками, и Аксаков часто выполнял шпионские миссии весьма рискованного характера. Только в Советском Союзе он нелегально побывал четыре раза. В Ленинграде работал шофером у одного из секретарей обкома. В последний раз вырвался из СССР буквально чудом, но ухитрился вывезти с собой в Болгарию красотку-жену — балерину Одесского театра, комсомолку.

Аксаков мелькал то в Эстонии, то в Польше, то в Румынии, то в Турции, то в Югославии. Руководил агентурой РОВС в Болгарии. С 1941 года служил в абвере (германской военной разведке) — сначала переводчиком, а потом натаскивал шпионов и диверсантов.

Когда генерал Власов начал создавать свой Комитет освобождения народов России, Аксаков вынырнул в его окружении, вероятно, в качестве соглядатая от немцев. Потом оказался в лагере у американцев, где находился три года. Здесь за ним ухаживала дочка другого активиста РОВС — Александра Гершельмана, на которой он второй раз и женился. Куда делась балерина-комсомолка из Одессы — неизвестно.

Мало известно и о дальнейшей жизни самого Сергея Сергеевича, кроме того, что он сотрудничал с американской разведкой и остаток жизни провел в Аргентине. Географически далеко от России, а идеологически — еще дальше от славянофилов.

Дмитрий МИТЮРИН

, ,   Рубрика: Версия судьбы





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,665 сек. Потребление памяти:38.77 mb