История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Четвёртое сокровище майя

В мире археологии не любят захватывающих историй в стиле Индианы Джонса. Обычно чем громче говорят о каком-либо найденном артефакте, тем больше наступает разочарования от того, что он оказался обычной подделкой. Вот почему всплывший в 1971 году четвертый кодекс майя многие профессионалы сочли умелой имитацией.

В 1971 году в нью-йоркском клубе Гролье - крупнейшем лингвистическом клубе Америки - состоялась необычная презентация. Мексиканский коллекционер Жозуа Саенс представил коллегам древний манускрипт майя. На вопрос, как тот к нему попал, Саенс рассказал захватывающую историю, в которую мало кто поверил. Впрочем, последнее слово в идентификации рукописи все равно должно было остаться за профессионалами.

Три плюс один

До прихода испанцев в Новый Свет майя представляли собой развитую цивилизацию, сумевшую разработать собственную письменность, математику, астрономию и физику. Хотя к моменту встречи с конкистадорами майя уже пережили пик своего могущества, в некоторых аспектах науки они даже превосходили европейцев. По сведениям испанских хронистов, к моменту их появления майяские библиотеки содержали множество манускриптов. Основными их пользователями были жрецы, которые использовали многочисленные тексты как своего рода требники. Религия майя была неразрывно связана с движением небесных тел. Отсюда и причина, по которой они были сильны в астрономии.

Классический кодекс майя представлял собой сложенную гармошкой полосу аматля - бумаги особого вида. Она изготовлялась из луба растения амате {вид фикуса). Складки являлись страницами кодекса и покрывались надписями и рисунками с лицевой и оборотной стороны. В отдельных случаях заднюю часть страницы оставляли чистой. Строгая последовательность текстов не была обязательной, они шли в произвольном порядке. Это было описание ритуалов, почти всегда связанных с движением небесных тел. По ним жрецы делали пророчества относительно войн, правления царских и аристократических династий, природных явлений, урожая и так далее. Кодексы часто были именной собственностью жреца и после смерти клались с ним в могилу.

Испанцы, увидевшие многочисленные сочинения «дикарей», сразу же объявили их бесовскими книгами и подвергли уничтожению. Крупнейшее книжное аутодафе в 1562 году совершил епископ Юкатана Диего де Ланда. Тогда в городе Мани он сжег 27 бесценных манускриптов. С учетом того, что испанцы не только крестили, но и латинизировали аборигенов, те вскоре утратили собственную письменность. Поэтому появление любого кодекса майя доколониального периода уже в XIX веке было научным событием. До 1971 года историки знали лишь о трех кодексах майя - Дрезденском, Парижском и Мадридском. Все они были названы в честь городов, в музеях которых хранятся и по сей день.

Поэтому, когда Жозуа Саенс представил четвертый кодекс, это вызвало волну ажиотажа и скепсиса одновременно. Тем паче что мексиканец, являвшийся собирателем древностей, рассказал довольно странную историю его обнаружения.

Криминальная история

В 1965 году к Саенсу, по его словам, обратились два мелких мексиканских преступника и спросили, не желает ли он купить древний индейский манускрипт. Жозуа ответил, что перед этим хотел бы взглянуть на него. Коллекционеру надели темный мешок на голову и повезли в неизвестном направлении. Затем посадили на самолет. В конце концов, его доставили в глухое место, где он увидел древний кодекс майя.

Манускрипт представлял собой 11 ветхих страниц из выделанной коры фикуса, на лицевой стороне которых были нанесены иероглифы и изображения. Также Саенсу показали еще шесть предметов, найденных вместе с кодексом, - в частности, небольшую деревянную маску и жертвенный нож с ручкой в форме кулака. Все эти вещи, скорее всего, также использовались жрецами в обрядах. Продавцы сообщили, что артефакты были найдены в глубокой пещере в Чьяпасе - отдаленном районе Мексики. Рассмотрев находки, коллекционер решил купить все. Но только через шесть лет он решил представить их на обозрение общественности. Вот только однозначной оценки подлинности своего кодекса Саенс так и не получил.

Во-первых, эксперты посчитали слишком сложной и странной историю с гангстерами, вывозящими клиента на самолете. Впрочем, это могла лишь быть легенда коллекционера, не желавшего раскрывать сомнительный источник получения ценностей. Известно, что в Латинской Америке существует большой, почти профессиональный черный рынок торговли доколумбовыми артефактами. Число подделок там многократно превышает число подлинников. Однако на этот раз, как показала экспертиза, ритуальные предметы оказались подлинными и были изготовлены ориентировочно в XII-XIII веках.

С кодексом дела обстояли сложнее. Радиоуглеродный анализ показал, что бумага кодекса была аналогична аматлю, изготовленному в XIII веке. Но это еще ничего не значило. Мошенники от археологии могли взять куски древнего аматля из разных источников, соскоблить с него старый текст и нанести свой. В пользу версии, что кодекс Гролье (так окрестили манускрипт) - подделка, говорило и то, что иероглифический текст в нем был примитивен, будто бы его писал ребенок. Плюс он содержал множество иллюстраций, не характерных для майя. Точнее, в те времена ученые еще не видели подобных иллюстраций. Да и содержание источника тоже было странным. Оно рассказывало о фазах Венеры в упрощенном изложении. При этом стиль части изображений относился к цивилизации миштеков, а цифры и письмо - к майя. Вот почему ни один эксперт в 1970-х не мог дать гарантию, что кодекс Гролье является подлинным.

Свой сомнительный статус кодекс Гролье проносил почти полвека. В 2007 году экспертиза повторилась, но опять дала противоречивые результаты. Наконец, в 2016 году манускрипт решила пристально исследовать группа ученых из Университета Брауна (США). На тот момент кодекс хранился уже не у Саенса, а в Национальном музее антропологии Мексики. И в этот раз наука расставила все по местам.

Железные доказательства

Кодекс Гролье - четвёртый кодекс майя

Вопрос о подлинности носителя даже не подлежал сомнению. То, что аматль относится к 1230 году, радиоуглеродный анализ подтвердил еще в XX веке. Таким образом, если судить по «бумаге», то кодекс Гролье был старше своих признанных собратьев.

Вторым пунктом исследования был синий красящий пигмент, которым выведены иероглифы. Сравнительный анализ показал, что он идентичен тому, что находится на страницах Парижского, Дрезденского и Мадридского кодексов. Состав из красителей растительного и минерального происхождения ученые смогли разгадать только в 1980-х годах. И вряд ли можно предполагать, что мошенники от археологии узнали секрет пигмента раньше, чем современная наука.

Другим признаком подлинности манускрипта явились его иллюстрации. В частности, это были изображения бога смерти, бога солнца, бога молний и ряда других божеств. До появления кодекса Гролье историкам ничего не было известно о таких вариациях изображений. Да, они совпадали со стилем, характерным для майя, но точно таких же никто раньше не видел. И только в 1990-х годах при раскопках в Мексике на древних барельефах были обнаружены такие изображения. Опять же, гипотетические изготовители фальшивки в 1960-х знать об этом не могли.

Вместе с тем авторы исследования утверждали, что, в отличие от самого известного Дрезденского кодекса, кодекс Гролье был проще для понимания. На основе астрологических расчетов он трактовал события, которые должны были произойти. Возможно, такой стиль происходил от того, что он появился раньше других известных манускриптов.

Вот как выразился один из авторов исследования, профессор Университета Брауна Стивен Хьюстон: «Изученный нами кодекс, скорее всего, был создан писцом в трудные времена, когда оба центра цивилизации майя - Чичен-Ица и Тулум - пришли в упадок. Несмотря на такие удручающие обстоятельства, писец сумел выразить аспекты, имеющие корни в доклассической эпохе и упрощенно выразил элементы культуры тольтеков. Позднее они будут размещены на творениях художников Центральной Мексики».

Результаты исследования ученых из Университета Брауна уже признал весь археологический мир. Таким образом, кодекс Гролье из музея антропологии в Мехико стал четвертым кодексом майя и с полным правом встал в один ряд с Парижским, Мадридским и Дрезденским кодексами.

Алексей МАРТОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Невероятные артефакты     Следущая










Сообщество в G+