Азиатские ныряльщицы

Автор: Maks Сен 25, 2018

Их профессия и опасна, и трудна. Они получают её по наследству — от своих матерей. Погружаясь по многу раз на глубины до 30 метров, ныряльщицы достанут со дна дары моря и благодаря этому содержат свои семьи.

Женщины моря

В Корее профессиональных ныряльщиц называют «хэнё», что в переводе значит «женщины моря». Их история уходит корнями в Средние века. Но если ещё полвека назад работа ныряльщиц считалась хорошо оплачиваемой и перспективной, то с развитием глубоководной техники заработки женщин становились всё меньше. Естественно, они не могли составить существенную конкуренцию подводным роботам, управляемым оператором с катера. Снабжённые мощными источниками света, телекамерами и механическими руками, аппараты с успехом заменяли ныряльщиц, число которых неуклонно сокращалось. Отбирали заработок у хэнё и многочисленные аквалангисты.

Тем не менее несколько сотен отважных кореянок в тех регионах, куда ещё не пришёл технический прогресс, продолжают морской промысел, поскольку иной возможности заработать у них нет.

Первые уроки ныряния девушкам дают матери. Знакомят их с техникой задержки дыхания, системой специальных упражнений, учат, как избежать встреч с опасными обитателями подводных глубин.

После многомесячных тренировок ныряльщицы постепенно втягиваются в профессиональную работу, которая становится хорошим финансовым подспорьем для семьи.

Во время обычного погружения хэнё проводит под водой от одной до двух минут, а её рабочий день длится 4-5 часов — большего пребывания под водой организм просто не способен выдержать.

Для пропитания семьи

Первые упоминания о ныряльщицах в корейских летописях датируются XVII веком. Тогда они обязаны были значительную часть собранных на дне моллюсков и прочих морских деликатесов отдавать властям в качестве своеобразного оброка. Оставшийся улов ныряльщицы либо оставляли в семье, либо продавали на местных рынках.

С установлением колониальной системы ныряльщицы были освобождены от оброка, а их доходы существенно повысились. Японские колонизаторы с удовольствием лакомились дарами моря и готовы были неплохо платить за них. Спрос обеспечил приток в ряды ныряльщиц новых кадров, которые удовлетворяли самые изысканные запросы покупателей.

Наиболее умелыми считались ныряльщицы с корейского острова Чеджудо. Ежедневно погружаться в морские глубины их заставляло то обстоятельство, что отцы и мужья в поисках заработка отправлялись на материк, и дело обеспечения семьи пропитанием пришлось взять в свои сильные руки представительницам прекрасного пола.

Наибольшего расцвета подводный промысел достиг в середине XX века, когда число ныряльщиц на острове достигло 25 тысяч (при населении чуть больше 600 тысяч человек). Туда регулярно наведывались богатые японские торговцы, которые оптом скупали морские деликатесы и неплохо на этом зарабатывали в Японии.

В 1970-е годы добыча морских даров снизилась, и большинству «женщин моря» пришлось менять профессию. В наши дни их количество не превышает двух сотен. За их погружениями любят наблюдать многочисленные туристы из разных стран, готовые платить за зрелище. Поэтому предприимчивые молодые люди из местных организовывают туристические туры, гвоздём которых становятся ныряльщицы хэнё.

Тату для устрашения

На Японских островах также есть ныряльщицы. Там их называют «ама» («человек моря»). Добычей смелых женщин становятся водоросли, моллюски, некоторые виды рыб и жемчуг. Первые письменные упоминания о японских ныряльщицах относятся к III веку. Уже тогда смелые и ловкие женщины тяжким и опасным трудом улучшали материальное состояние своих семей. Для отпугивания морских хищников ама наносили на свои тела специальные татуировки. По ним и можно было сразу определить ныряльщицу. Считалось, что за счёт подкожного жира женщины могут находиться в прохладной воде значительно дольше мужчин. Кроме того, специальными тренировками они добивались задержки дыхания на несколько минут, что позволяло спокойно работать на морском дне.

Издавна ама считались уважаемыми членами общества. Во многом за счёт того, что их заработки превышали (и подчас — в несколько раз) заработки мужчин. Статус ама был настолько высок, что им позволялось самим выбирать себе мужей.

До середины XX века ама ныряли в море без специального оборудования. Многие труженицы моря погружались по давней традиции обнажёнными, а узкая набедренная повязка считалась своеобразным оберегом от нападения акул, мурен и других морских хищниц.

Рабочим инструментом для вскрытия раковин моллюсков им служил специальный, остро заточенный нож, которым ама владели виртуозно.

От 15 секунд до двух минут

Ныряльщицы амоСовременные японские ныряльщицы применяют специальные защитные костюмы, а в некоторых регионах страны пользуются ластами и масками. Способы погружения ныряльщиц разные — в зависимости от региона, где они живут.

Первый способ (его называют коидзодо) заключается в погружении с берега на глубину не более пяти метров. Женщина тащит за собой поплавок с сеткой, в которую помещает добычу. Время погружения составляет от 15 до 20 секунд. Этот способ характерен для начинающих ныряльщиц, которые ещё не овладели техникой длительной задержки дыхания.

Второй способ (накаидзодо) — когда группа ныряльщиц совершает погружение с катера. Матрос отслеживает погружение, принимает дары моря и страхует женщин. В случае опасности он всегда готов прийти на помощь. Время погружения достигает 40 секунд, что говорит о наличии опыта и хорошей профессиональной подготовке ама.

Третий способ (оидзодо) доступен лишь опытным ныряльщицам, которые полностью овладели техникой задержки дыхания. Они работают с катера или лодки на глубинах до 30 метров и могут находиться под водой даже более двух минут. При погружении применяют балласты (как правило, это набор свинцовых брусков, общим весом 20 килограммов).

Такой метод погружения экономит кислород, причём для подъёма ама используют специальные блоки. Их помощник на катере помогает сократить время на подъём и буквально вытягивает девушек с уловом на поверхность.

Маленький мир девушек-ама

Долгое время ама были основными добытчицами жемчуга в Японии, однако в середине XX века в стране стали выращивать жемчуг искусственно — на специальных фермах, и цены на него снизились.

Но ама не пали духом и сконцентрировались на сборе морских водорослей, из которых производят агар-агар, а также на вылавливании моллюсков, осьминогов, турбинид, морских ежей и морских огурцов, которые японцы считают деликатесами.

Некоторые ныряльщицы оставили свою профессию, сегодня их можно пересчитать по пальцам. Они имеют статус индивидуальных предпринимательниц и платят ежегодный налог.

Знаменитый французский дайвер Жак Майоль (1927-2001), впервые в мире достигший глубины 100 метров на задержке дыхания, восхищался отважными ныряльщицами ама и отвёл им целую главу в своей книге «Человек-дельфин». Она начинается такими словами:

«В наши дни по побережью Японии рассыпан целый маленький мир ныряльщиц, традиционное и единственное занятие которых — подводный сбор устриц, раковин, морских ужей и водорослей, предназначенных для индустрии жемчуга, питания и разного другого использования. Эти ныряльщики зовутся ама. Для европейца от этих слов веет чем-то экзотическим и мелодичным. Мне же, родившемуся на Дальнем Востоке, прожившему там до 12-летнего возраста и постоянно возвращающемуся туда (особенно в Японию) в зрелом возрасте, этот термин вдвойне близок, я воспринимаю его совсем по-домашнему. Гувернантки, занимающиеся в Китае с детьми европейцев, а в нашем доме их было несколько, зовутся ah-mah. Кроме того, на пляжах Японии моими товарищами в играх часто были дети ныряльщиков-ама. Хотя слово «ама» применяют как к ныряльщику-мужчине, так и к ныряльщице-женщине, оно вызывает, скорее, образ женщины. Мысль о женщине-ныряльщице, особенно обнажённой, была всегда и соблазнительна, и поэтична. Невозможно не вспомнить о сиренах. Во время моих недавних посещений Японии я неоднократно бывал в обществе ама и погружался со многими из них. Они очаровательны, хотя и не обязательно красавицы. Я никогда не забуду их визит-сюрприз на хрупких цветастых лодочках во время моей попытки погружения на 75 метров на озере Футо, на полуострове Идзу, к югу от Токио в 1970 году».

Некоторые туристы, посещающие Японию, считают необходимым побывать на острове Хекура, известном своими искусными ныряльщицами.

Одна из них — Минори Ишима — говорит: — Мой стаж ныряльщицы составляет 15 лет. За это время мне приходилось попадать в довольно сложные ситуации, но, к счастью, я сохранила хорошую спортивную форму и здоровье. Однако годы берут своё, и скоро я планирую сменить профессию и заняться выращиванием риса…

Для любознательных гостей Страны восходящего солнца местные туристические агентства устраивают регулярные туры. Гости с удовольствием фотографируют отважных девушек.

Британский журналист Джон Лидс называл современных японских ныряльщиц удивительными представительницами романтической профессии, чудом сохранившейся до наших дней.

Владимир БАРСОВ

, , ,   Рубрика: Забытое ремесло




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,543 сек. Потребление памяти:33.9 mb