Банда из Мосгорсуда

Автор: Maks Мар 2, 2019

Судебная система в России никогда не была идеальной. От того в народе и рождались поговорки типа «Закон — что дышло: куда повернешь, туда вышло».

Судебная система Российской империи постоянно подвергалась критике. Порой дело доходило до смешного. Достаточно вспомнить, как министр юстиции в 1841-1862 годах, граф Виктор Панин, предпочел, как простой проситель, дать взятку в 100 рублей судейскому чиновнику, чтобы вполне законное дело его дочери о получении наследства после смерти бабушки не затягивали.

Многострадальное правосудие

Однако после Октябрьской революции, когда людей отправляли в тюрьму до полной победы коммунизма во всем мире, многие стали вспоминать о «царской» судебной системе с ностальгией. Но самое неприятное, что власть начала считать суды неким подобием крепостных театров, которые должны были играть, как велит барин.

2 марта 1918 года Московский революционный трибунал приговорил за взятки четырех сотрудников следственной комиссии к шести месяцам тюремного заключения. А затем по окрику председателя Совета народных комиссаров (СНК) Владимира Ленина трибунал тут же увеличил трем из четырех обвиняемых наказание в 20 раз, до 10 лет лишения свободы.

По прихоти Троцкого ревтрибунал 22 июня 1918 года приговорил командующего Балтийским флотом Алексея Щастного к расстрелу, хотя смертная казнь в России была отменена. Обвинитель Николай Крыленко разъяснил возмущенному адвокату: «Что вы волнуетесь? Щастный приговорен не к смерти, а к расстрелу, а это не одно и то же».

Была надежда, что перекосы революиионного правосудия останутся в прошлом после утверждения в 1922 году Положения о судоустройстве в РСФСР, которым упразднялись военные трибуналы, а их функции передавались народным судам в составе профессионального судьи и двух народных заседателей. И хотя это же положение обязывало СНК проявить заботу о материальном положении судей, те все равно оставались не очень грамотными людьми из народа со своими недостатками.

А когда власть все настойчивей требовала от судей судить не по закону, а с пролетарской ненавистью, стоит ли удивляться, что порой они начинали ставить личные интересы выше этого самого закона. Суды над судьями стали практически обычным делом. Их пик пришелся на 1948-1949 годы, когда в отношении судебных работников состоялись сразу три закрытых судебных процесса. Согласно докладу прокурора СССР Григория Сафонова, многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров были выявлены в Московском городском суде. Киевском областном суде, Краснодарском краевом суде, Верховном суде РСФСР и даже в Верховном суде СССР. Только в Москве было арестовано 111 человек, в том числе 28 судебных работников и 8 адвокатов.

Столичный вертеп

МосгорсудНабольшую известность из этих закрытых дел получило дело Мосгорсуда, по которому было арестовано 49 человек, из них 10 судебных работников и 4 адвоката. Хотя в основном составлять о нем впечатление приходится по упоминавшемуся докладу прокурора Сафонова.

Он в докладе избегал патетической риторики своего предшественника на прокурорском посту Андрея Вышинского, который еще в 1924 году на судебном процессе в отношении ленинградских судебных работников требовал «беспощадного наказания» для подсудимых, «запятнавших своими преступлениями великое имя советского судьи». Тем не менее доклад Сафонова имел жесткий обвинительный уклон еще до вынесения приговора арестованным членам Мосгорсуда: Гуторкиной, Обухову, Праушкиной и Чурсиной, председателю этого суда Васневу, а также народным судьям Короткой, Бурмистровой и Александровой.

Сафонов утверждал, что больше других взяточничеству была подвержена Чурсина, в качестве как члена Мосгорсуда, так и члена ВС СССР. При этом она еще и была сожительницей председателя суда Александра Васнева. Действия судей, с одной стороны, по нынешним временам выглядят наивно. Так, судьи Чурсина, Гуторкина и Праушкина, освободив за взятку коммерческого директора «Мосвинводторга» Николаева, в тот же день отправились к нему в гости «обмывать» его освобождение.

В другой раз Гуторкина, освободив за взятку от наказания спекулянтов Симонишвили и Антоневича, которые ранее были осуждены к пяти годам лишения свободы, не только отправилась с ними пьянствовать, но еще и вступила в половую связь с подсудимым Симонишвили. Но с другой стороны, в основном судьи все же старались конспирироваться. И брали деньги не напрямую, а через посредников, в качестве которых выступали адвокаты, а также их коллеги — Гуторкина и Чурсина. Причем оказалось, что последняя сожительствовала не только с председателем суда, но и с неким Лебелем. А когда тот попал под суд она сама из своих денег дала взятку в размере пять тысяч рублей народному судье Александровой за его освобождение.

У председателя МГС Васнева были свои грехи. Он водил дружбу с рядом директоров магазинов и ресторанов. Они обеспечивали его разносолами и дефицитом, а он «отмазывал» этих директоров и их родственников от наказания, давая незаконные установки судьям, рассматривавшим их дела. Васнев явно был слаб по части женского пола. Когда к нему обращались симпатичные женщины, он не мог устоять, но за его судебную помощь тем приходилось расплачиваться телом. В качестве образчика злоупотреблений Васнева можно привести пример, как он в 1943 году дал указание судье Халину переквалифицировать действия директора трикотажной фабрики Чертова, обвинявшегося в крупных хищениях мануфактуры, на более мягкую статью. В результате Чертова не только через три месяца отпустили на волю, но и, опять же по указанию Васнева, вернули ему изъятые деньги и ценности, хотя тот не возместил нанесенный государству ущерб.

Не все так просто

Следует признать, что в то время советская государственная система еще имела способность к самоочищению. Хотя для ареста председателя Мосгорсуда требовалась санкция президиума Верховного Совета РСФСР, но это не стало препятствием, и Васнева заключили под стражу. Позже, в «брежневскую» эпоху, в СССР арест даже простого судьи стал редким, из ряда вон выходящим событием.

Из-за решетки Александр Васнев в 1949 году отправил письмо Сталину, заверяя его в своей невиновности и заявляя, что его оклеветали ранее арестованные Чурсина и Гуторкина, которые показали, что им якобы было получено за период 1942-1944 годов до 40 взяток. Читая его объяснения, и впрямь начинает казаться, что злоупотребления Васнева были пустячными, а сам он, кому-то помогая, нередко действовал благородно. Например, в 1940 году он не стал наказывать по указу от 26 июня 1940 года артистку оперетты Бах, которая всего-навсего опоздала на репетицию. Спустя два года он обратился за медицинской помощью к мужу Бах, гомеопату Постникову. Тот ее оказал, и это тоже расценили как взятку.

Впрочем, объяснения Васнева мало волновали Сталина. 9 мая 1949 года Политбюро приняло решение о суде над арестованными судьями Мосгорсуда. Их дело рассматривало Особое присутствие Верховного Суда СССР с 24 мая по 11 июля 1949 года. Получение денег в виде взяток Васневым не было доказано, но его признали виновным в получении вознаграждений от подсудимых в виде угощений в ресторанах, получения от них промтоваров и продуктов. А также в виде вступления в половую связь с тремя женщинами (Павловой, Величко и Новиковой).

И за все это Васнев был осужден к 10 годам лишения свободы. К такому же наказанию были приговорены и его подчиненные — Чурсина, Гуторкина, Праушкина и Обухов. К разным мерам наказания были осуждены также 25 взяткодателей и посредников.

Олег ЛОГИНОВ

Сухим из воды

Необходимо отметить, что Александр Васнев был лично предан бывшему министру Николаю Рычкову и, вероятно, был его протеже. Невзирая на то что Рычкова обвинили чуть ли не в полном развале всей работы министерства, он после временной опалы дослужился до должности главного военного прокурора Советской армии.



, ,   Рубрика: Злодеи



Добавить комментарий

SQL запросов:63. Время генерации:0,641 сек. Потребление памяти:37 mb