Бешеная Мария

Автор: Maks Мар 20, 2017

Великолепная «кавалерист-девица» XX века Мария Захарченко-Шульц наводила ужас на врагов на полях сражений Первой мировой и Гражданской войн. Но вот ее судьба в качестве тайного агента и террористки оказалась куда менее героической.

В 1967 году на советский экран вышла картина «Операция ‘Трест»». Фильм рассказывал о фальшивой организации антибольшевистского подполья, целью которой было заманить в Москву и уничтожить видных западных противников Советского Союза. Главным успехом операции стало уничтожение эсера Бориса Савинкова и английского разведчика Сиднея Рейли. Позже историки нашли в сценарии картины массу исторических искажений. Чекисты, естественно, в ней были изображены как чуть ли не святые. Белогвардейцы выглядели страшными мерзавцами. Все, кроме Марии Захарченко-Шульц, роль которой исполнила Людмила Касаткина. Этот образ ярой антибольшевички получился обаятельным. Видимо, сказалось то, что эта женщина своей смелостью и искренностью притягивала к себе людей и в реальной жизни.

Из смолянок в гусары

Мария Лысова (Захарченко-Шульц)Мария Лысова родилась в 1893 году в Пензенской губернии. По происхождению была дворянкой. Возможно, из-за того, что девочка рано потеряла мать, ей оказались близки мужские развлечения. Например, Маша обожала ездить верхом. Несмотря на страсть к мужскому спорту, она в 1911 году с золотой медалью окончила Смольный институт. Затем вернулась в родное имение и с большой решительностью привела его в порядок, даже создала отличный конный завод. Это благородная-то девица! В этом была вся будущая героиня Белого движения.

В 1913 году Мария вышла за капитана Ивана Михно. С мужем они поселились в Петербурге. И жила бы новоиспеченная Михно спокойной жизнью супруги благополучного офицера, не вмешайся в ее судьбу Первая мировая война. В 1914 году ее мужа убили на фронте. Через три дня после его смерти Маша родила дочь.

Другая бы посвятила себя воспитанию ребенка. Но только не Мария! Она от природы была человеком героического склада. Оставив ребенка родным, она фактически сбежала на фронт. Женщина хотела заменить погибшего мужа.

Чтобы вступить в ряды армии, потребовалось высочайшее разрешение. И Михно его добилась! Поначалу однополчане пришли в ужас от присутствия в их рядах женщины. Вот что писал о ней один сослуживец: «Мария Владиславовна не дурно ездила верхом по-мужски, но, конечно, никогда не обучалась владению оружием и разведке: значит, с боевой точки зрения была бесполезна. Мало того, постоянное днем и ночью присутствие молодой женщины, переодетой гусаром, очень стесняло офицеров и солдат. Командир полка и не прочь был бы избавиться от такого добровольца, но ему подтвердили, что все сделано по личному желанию Государя Императора. Пришлось смириться со свершившимся фактом».

Постепенно Мария смогла изменить мнение о себе в корне. Вскоре тот же человек сообщал: «Следует упомянуть, что за период, проведенный в рядах полка, находясь постоянно в боевых делах,  М.В. Михно обучилась всему, что требовалось от строевого гусара, и могла на равных соперничать с мужчинами, отличаясь бесстрашием, особенно в разведке».

Против революции

Со временем ее приняли более чем всерьез. Однажды, вызвавшись добровольно проводником к команде разведчиков своей дивизии (дело происходило в ноябре), ночью она вывела свой отряд в тыл немецкой роте. Немцы были перебиты, оставшиеся в живых — взяты в плен. Во время другой разведки Мария Владиславовна, бывшая в сопровождении двоих солдат, наткнулась вплотную на немецкую заставу. Неприятель открыл огонь. Один из солдат был убит, другой ранен. Но Мария Владиславовна, сама раненная, под страшным огнем сумела вынести на руках своего истекавшего кровью товарища.

Несмотря на физическую крепость, Мария выглядела привлекательно в глазах мужчин. Она принадлежала к характерному типу русских аристократок: стройная, голубоглазая, бледная, с тонкими чертами лица. При этом как-то она единолично взяла в плен солдата: Мария рявкнула на него таким страшным голосом, что мужчина бросил винтовку и поднял руки.

К 1917 году Михно была уже унтер-офицером гусарского полка. Февральскую революцию она и ее сослуживцы приняли сдержанно. Подразделение, в котором служила женщина, было одним из немногих неразложившихся на фоне общественных перемен.

Но переворот 1917 года окончательно убедил Марию в неблаготворности этих перемен для России. Полк как-то сам собой расформировался. Тогда Михно вернулась в родное имение в Пензенской губернии. То, что она там застала, превзошло самые худшие ожидания. Ее конный завод сожгли. Кругом стояли разруха и запустение. Озверевшие крестьяне били и пытали помещиков, палили людей живьем. Труп соседа с диким хохотом запихали в бочку с кислой капустой, говоря о том, что теперь все дозволено. Пришла власть народа.

Эмигрантский писатель Роман Гуль в своих мемуарах «Конь рыжий» писал: «В эти же дни с отрядом какой-то отчаянной молодежи по пензенскому уезду поскакала верхом вернувшаяся с фронта девица Мария Владиславовна Лысова, будущая известная белая террористка Захарченко-Шульц, поджогами сел мстя крестьянам за убийства помещиков и разгромы имений».

Уход в подполье

Бессистемная месть крестьянам не вдохновляла Марию. Она стала пробираться на юг страны, чтобы примкнуть к Белому движению. Искала соратников она теперь не одна, а с мужем, которым стал ее однополчанин Григорий Захарченко. В своем пензенском доме она выхаживала раненых белых офицеров. Выходила и его.

Путь в Белую гвардию оказался долог и тернист. Биография Захарченко еще не изучена досконально, но большинство историков считают: по пути к единомышленникам супруги побывали даже в Персии. Но в итоге добрались и ринулись в гущу боев.

Захарченко прозвали Бешеной Марией, потому что она озверела окончательно: отказывалась брать врагов в плен, пристреливая их на месте. И Мария, и ее супруг были ранены. Григорий не выжил. А его вдова продолжила служение белому делу. В тот момент стало ясно: большевики не отдадут власть под воздействием прямого военного вмешательства. Мария, которую не остановили ни ранение, ни гибель второго мужа, поняла, что настало время для подпольной работы.

Теперь она вступила в строго засекреченную организацию генерала Кутепова, которая занималась подготовкой терактов на территории СССР. Бешеная Мария с фальшивыми документами моталась по Западной Европе, занимаясь делами кутеповцев и наводя связи.

Она вполне могла примкнуть к большинству представителей белой эмиграции и начать строить жизнь в другой — более благополучной стране, но желание свергнуть власть ненавистных большевиков оказалось сильнее.

В кутеповской организации Мария встретила своего третьего мужа. Его звали Георгий Николаевич Радкович, и он, как и два ее предыдущих супруга, был офицером. Мария Николаевна и Георгий Николаевич, снабженные фальшивыми документами на имя супругов Шульц, отправились в Москву для ведения там террористической деятельности. Они явно недооценивали врага — затея была более чем рискованная и сумасбродная. Тем не менее с 1923 года Мария и ее муж не раз проникали на территорию России.

Вскоре они попали в поле зрения чекистов. И теперь уже агенты органов смогли сделать прямодушную, в чем-то даже наивную и доверчивую Марию игрушкой в своих руках. Захарченко сама не понимала, что именно ее руками в ходе знаменитой операции «Трест» они заманили в Россию и уничтожили англичанина Сиднея Рейли.

В общем, что и говорить: тот, кто хорош в открытом бою, редко оказывается полезен в подпольной деятельности. Но агентам ЧК-НКВД все труднее становилось сдерживать порывы Марии.

Попалась она на попытке взорвать общежитие сотрудников ГПУ. Бомбу вовремя обезвредили, а Марии пришлось бежать. Ее настигли под Полоцком. Женщина не стала ждать расправы и с возгласом «За Россию!» сама выстрелила себе в висок.

Так в 1927 году закончилась жизнь помещицы, смолянки, гусара и белой террористки Марии Лысовой-Михно-Захарченко-Радкович, вошедшей в историю под фамилией Захарченко-Шульц.

Мария КОНЮКОВА

, , ,   Рубрика: Женщина в истории


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:42. Время генерации:0,370 сек. Потребление памяти:28.71 mb