Безумство храбрых?

Автор: Maks Окт 14, 2018

Парусный спорт, особенно океанские плавания, подразумевает известную долю риска. Однако следует разделять хоть и дерзкие, но всё-таки тщательно спланированные предприятия — и отчаянные авантюры с весьма призрачными шансами на успех.

Вито Дюма и его затея

Беспримерное одиночное плавание аргентинского яхтсмена Вито Дюма состоялось в 1942-1943 годах, то есть в самый разгар Второй мировой войны. Поэтому называть его подвигом, с точки зрения людей, сидевших в окопах и бросавшихся с гранатами под танки, будет, пожалуй, не совсем корректно. Скорее — выдающимся мореходным достижением. Хотя, с другой стороны, — что за дело до той войны жителю нейтральной Аргентины? Он всегда бредил морем, оттого и задумал небывалое — впервые в одиночку обойти вокруг света под парусом в зоне «ревущих сороковых» широт. Они получили своё название от постоянно дующих там ураганных ветров. Воды эти издревле вызывали почти мистический ужас у моряков эпохи парусного флота. И вот Дюма решил бросить им вызов.

К плаванию он начал готовиться ещё в 1935 году. Накопивший достаточно денег и имевший кое-какой мореходный опыт, Вито Дюма заказал на верфи в Буэнос-Айресе тендер длиной 10,5 метра с чугунным килем и низкой осадкой. Судно, получившее название «Лег II», построили достаточно быстро. Но тут на будущего покорителя океана внезапно посыпались всевозможные несчастья: умер отец, подступала бедность, оставить дом и овдовевшую мать оказалось невозможно. В силу различных причин для осуществления небывалого замысла все оказалось готово лишь по прошествии семи лет. Казалось, сама судьба восставала против океанского путешествия, и все же Вито Дюма решил рискнуть.

Старт и первые проблемы

Отплытие из Буэнос-Айреса состоялось 27 июня 1942 года. А уже четыре дня спустя на мореплавателя обрушился первый суровый шторм, не обошедшийся без серьёзных последствий. В обшивке яхты открылась трещина на уровне ватерлинии и внутрь начала поступать вода. Вычерпав её, Дюма приступил к заделке пробоины. Ремонт вроде бы закончился успешно, но мореплаватель сильно порезал правое запястье да к тому же загрязнил рану свинцовыми белилами, которые использовал, законопачивая щель. Началось заражение крови. Рука распухла, на ней вздулся чудовищный нарыв, поднялась температура. Дюма пичкал себя противовоспалительными препаратами, однако лихорадка не спадала. Мечась в полубреду, яхтсмен решил отрубить больную руку топором. К счастью, в ночь на 12 июля нарыв прорвался, и наступило долгожданное облегчение. Теперь приходилось ежедневно делать перевязки и вычёрпывать воду, и это становится почти рутинной работой на всем дальнейшем пути через Атлантический океан.

В Кейптаун «Лег II» прибыл 25 августа. Здесь его ожидала торжественная встреча. Люди порядком устали от войны, и появление Вито Дюма вносило хоть какое-то разнообразие в обыденную жизнь. При помощи местных энтузиастов и меценатов яхта проходит основательный ремонт. Пополнив порядком истощившиеся запасы провизии, Дюма покидает Южную Африку 14 сентября. Впереди его ждёт очередной океан — Индийский.

«Пусть сильнее грянет буря!»

Прибытие Вито ДюмаВскоре «Лег II» попал в зону попутных штормовых ветров. Они придавали яхте скорость, хотя и трепали её изрядно. За сутки иногда удавалось пройти до 150 миль. Однако не следует забывать, что системы авторулевого управления к тому времени ещё не изобрели, а значит, Дюма практически постоянно приходилось стоять на руле. Отдых в условиях непрекращающейся непогоды был бы сущим безумием. Мореплаватель смог выдержать столь выматывающий режим в течение двенадцати дней! Затем пришлось подняться на несколько градусов к северу — в более спокойные воды. Но ненадолго. После короткого отдыха бег под всеми парусами в полосе «ревущих сороковых» возобновился.

От постоянного недосыпания и нечеловеческого напряжения у Дюма начались галлюцинации. Тем не менее он нашёл в себе силы, чтобы не свернуть в Австралию, и закончил следующий этап похода 26 декабря в новозеландском Веллингтоне. За 130 суток беспрерывного нахождения в море «Лёг II» оставил за кормой около 7400 миль. В Новой Зеландии мореплаватель отдыхал весь январь. На очереди был новый этап: Веллингтон — Вальпараисо, а затем и проход мимо пресловутого мыса Горн, хоть и сделанный «по шерсти» (то есть по направлению преобладающих ветров), но от этого не менее опасный.

Оконечность Огненной земли полностью подтвердила свою скверную репутацию, встретив мореплавателя очередным серьёзным штормом. Отброшенный на переборку очередной волной, Дюма разбил в кровь лицо и сломал нос. Однако яхта осталась цела и продолжила следовать намеченным курсом.

7 июля 1943 года «Лег II» наконец прибыл в аргентинский порт Мардель-Плата, обогнув, таким образом, земной шар в самых суровых для мореплавания широтах. Воистину, нет предела человеческим возможностям!

Кораблекрушение у острова Пхукет

А вот пара россиян стала мореплавателями поневоле. Вечером 5 октября 1997 года на побережье курортного острова Пхукет, что в Таиланде, выбросило повреждённую парусно-моторную шхуну японского рыболовецкого типа «Кавасаки». На борту находились два истощённых до крайней степени путешественника из Хабаровска, отец и сын Медведевы — Владимир Иванович и Максим Владимирович. Их немедленно доставили в ближайший госпиталь, после чего оба стали героями самой настоящей сенсации. Шутка ли, не обладая никакими мореходными знаниями, обойти вокруг света! Но обо всём по порядку.

Списанную шхуну «Кавасаки» глава семейства Медведевых приобрёл ещё в начале лихих девяностых. Самостоятельно отремонтировал, что называется, довёл до ума. В перспективе планировалось катать на ней желающих по Амуру. Однако заработок это приносило совсем небольшой. Зато «яхта» привлекла внимание местных «братков». То ли Владимир Иванович имел неосторожность брать у них деньги на ремонт, то ли ещё что. В любом случае восстановленная «Кавасаки» грозила превратиться в бандитский притон. Медведев-старший попытался было выйти из «дела», но ему недвусмысленно намекнули на такие последствия, что Владимир Иванович только за голову схватился. И тогда отец с сыном решили… бежать в океан. Младший Медведев как раз бросил школу и всё равно слонялся без дела. Собирались, разумеется, тайком. Купили крупы, муки, чая, сахара, сухого молока, тушёнки и сгущёнки. Запаслись ружьём, аквалангом, сетью и рыболовными крючками. Из навигационного оборудования на борту были электронный навигационный прибор «Магеллан» и секстант, которым ни один из будущих «мореходов» не умел пользоваться. Не удалось Медведевым раздобыть ни лоцию, ни специальные морские карты. «Прокладку курса» вели по обычному атласу! Стоит ли тогда упоминать об отсутствии таких мелочей, как валюта и необходимые личные и судовые документы?

Шли морем, а где — неведомо

Так или иначе, но в путь отправились, вниз по Амуру, 18 августа 1996 года. Дальнейший маршрут восстановленной «Кавасаки» достоин отдельного эпического повествования. По заверениям самих Медведевых, после выхода в море они через Находку и Японию добрались до восточного побережья США, затем, спустившись дальше к югу, прошли по Панамскому каналу и пересекли Атлантический и Индийский океаны, обогнув по пути мыс Доброй надежды. И все это под одним только парусом!

Одним из первых в достоверности этого рассказа усомнился известный натуралист и писатель Василий Михайлович Песков. Уж слишком гладко всё получается. Судите сами.

Впоследствии Медведевым потребовалось целых два месяца для того, чтобы дойти от Индонезии до Австралии. А тут, получается, за время, всего в два раза большее, они умудрились обогнуть почти весь земной шар! Да и как могли горе-мореплаватели пройти через Панамский канал и пять дней провести в Японии без каких-либо документов? Куда же тогда смотрела береговая охрана?

Скорее всего, на самом деле после выхода из устья Амура отец с сыном потихоньку дрейфовали в Тихом океане, пока не доплыли до индонезийского острова Рандоян. Там прожили два месяца (январь и февраль 1997 года) в деревушке местных рыбаков. Потом решили махнуть дальше — в Австралию. Отчалили 2 марта. Надо ещё отметить, что «Кавасаки» Медведевых шла в океане без положенных ходовых огней и радиосигналов, пересекая при этом одни из самых оживлённых в судоходном отношении вод. До поры до времени им везло, но, разумеется, долго так продолжаться не могло.

В ночь на 10 мая шхуна столкнулась в темноте с неизвестным судном и получила пробоину в области носа. Проникшая в трюм вода уничтожила все хранившиеся в мешках запасы продовольствия. Однако самым страшным было то, что перестали работать имевшаяся на борту маломощная радиостанция и заветный приборчик «Магеллан», автоматически выдававший координаты местонахождения судна. Если бы не это, Медведевы не голодали бы в течение дальнейших пяти (!) месяцев. Достаточно было лишь пытаться держать курс на восток. Ведь оставшаяся на плаву шхуна ещё слушалась руля, да и паруса в столкновении не пострадали. Но горе-мореплаватели этого не знали. В итоге «Кавасаки» беспомощно дрейфовала на север мимо Явы и Суматры до тех пор, пока практически не уткнулась в остров Пхукет.

И всё-таки, согласитесь, дойти от России почти до Австралии, не имея никаких мореходных навыков, — это уже в некотором роде подвиг. Пусть и крайне авантюрный.

Андрей ВОРФОЛОМЕЕВ

, ,   Рубрика: Великие первопроходцы



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,598 сек. Потребление памяти:34.27 mb