«Беззаконная комета»

Автор: Maks Мар 7, 2017

Евгений Баратынский был светским человеком, много времени проводил в аристократических развлечениях. Светская жизнь привела его в объятия красавицы Аграфены Закревской, с которой ему не суждено было познать семейного счастья. Оба провели жизнь и завели детей с другими людьми.

Но роман с Грушенькой, как звали Аграфену близкие люди, оставил неизгладимый след в душе поэта.

Евгения Баратынского современники считали более значительным стихотворцем, чем Александр Пушкин. На самом деле Евгений Абрамович писал в более возвышенном стиле. В XIX веке все еще считалось, что язык стиха не должен быть похож на обычную речь. Поэтому современному читателю довольно трудно воспринять поэзию Баратынского. Но в свое время им зачитывались и восхищались.

Из «мстителей» в солдаты

Баратынский появился на свет в 1800 году в дворянской семье в Тамбовской губернии. В его жизни, как и в жизни всех мальчиков того времени, родившихся в богатстве и благополучии, все было предрешено: учеба в столице, служба в армии, женитьба на воспитанной девушке своего круга, отставка в приличном чине, спокойная старость в кругу семьи.

Но с самого начала все пошло не так, как думалось. С 1812 года Евгений учился в Пажеском корпусе — самом престижном учебном заведении для дворян. Вместе с однокашниками, начитавшись шиллеровских «Разбойников», он организовал «Общество мстителей». Началось все с мелких шалостей во вред начальству. А закончилось обычной кражей. Виновников отчислили из Пажеского корпуса. Теперь Баратынский мог служить только солдатом. Родные были потрясены.

Он и сам пришел в ужас от содеянного. И хотел искупить вину сполна. Правда, сначала несколько лет провел в имении матери. Но муки совести не оставляли будущего поэта. Так что в 1819 году он все-таки поступил рядовым в Лейб-гвардии Егерский полк. Понятно, что служил дворянин не так, как обычные солдаты. На выходные он уходил на съемную квартиру, которую делил с Антоном Дельвигом. Тесное общение с однокашником Пушкина способствовало развитию поэтического таланта Баратынского. Да и сам юный Александр Сергеевич скоро влился в их компанию.

Относительно беззаботная столичная жизнь закончилась после того, как Евгений был произведен в унтер-офицеры и отбыл на службу в Финляндию. В то время Финляндия была глухим провинциальным краем — страной скал и холодных озер.

На севере Баратынский вел спокойный образ жизни, как будто напитываясь лирическим настроением для будущих стихов. Но в то же время он тосковал и томился от скуки. Вот как описывал поэта современник: «Он был худощав, бледен, и черты его выражали глубокое уныние».

Нераскаявшаяся Магдалина

Баратынский и ЗакревскаяВскоре северную тоску стихотворца развеял перевод в Гельсингфорс (Хельсинки). Там он погрузился в водоворот местной светской жизни. Баратынский познакомился с четой Закревских — генерал-губернатором Арсением Андреевичем и его супругой Аграфеной Федоровной. Привлекала всеобщее внимание именно Закревская, а не ее муж — высокопоставленный чиновник.

Аграфена Закревская — или Грушенька, как звали ее близкие, — была прекрасна броской славянской красотой. У нее были крупные черты лица, выразительные светлые глаза и роскошные формы. Мужчины сходили по Закревской с ума. И она практически никому не отказывала. Грушенька, кроме того, не имела привычки скрывать от публики свои связи. Так что вольные нравы Аграфены Федоровны давно стали притчей во языцех.

Грушенька в девичестве носила фамилию Толстая. В 1818 году 19-летняя Аграфена вышла замуж за 35-летнего героя войны 1812 года Арсения Закревского — человека знатного, с хорошей репутацией, но без особых средств к существованию. Считалось, что солидный военный сможет держать бесшабашную Грушеньку в узде. Но отнюдь. Арсений Андреевич, любимец императора, каких только высоких должностей ни занимавший в своей жизни, практически сразу после свадьбы попал под каблук молодой красавицы-жены. Он знал обо всем. И прощал ей все.

У Закревских долго не было детей. И Аграфена крутила романы направо и налево. Баратынский влюбился в нее безумно, без памяти. Он приезжал к ней по зову и без зова. Поэт знал, что он для Закревской — один из многих. Но ничего не мог с собой поделать.

Впрочем, именно благодаря этой несчастной любви Баратынский стал настоящим поэтом. Он писал о ветреной Аграфене:

Как много ты в немного дней
Прожить, прочувствовать успела!
В мятежном пламени страстей
Как страшно ты перегорела!
Раба томительной мечты!
В тоске душевной пустоты,
Чего еще душою хочешь?
Как Магдалина, плачешь ты,
И, как русалка, ты хохочешь!

Своему другу он сообщал: «Она — моя героиня. Стихов 200 уже у меня написано… Ты будешь подозревать, что я несколько увлечен… Но я надеюсь, что первые часы уединения возвратят мне рассудок. Напишу несколько элегий и засну спокойно. Поэзия — чудесный талисман: очаровывая сама, она обессиливает чужие вредные чары…»
К сожалению, ни для кого не были секретом не только бесконечные любовные связи Закревской, но и то, что лиричному Баратынскому она предпочла другого — бравого вояку. И все же в его поэзии она осталась Феей, нераскаявшейся Магдалиной, волшебницей Альсиной (героиней поэмы Ариосто «Неистовый Роланд»).

Естественные чувства

В 1825 году Баратынский был опять переведен в глухомань. Зато наконец-то его произвели в офицеры. После этого события можно было смело подавать в отставку, что Евгений Абрамович вскоре и сделал. В послании одному из своих друзей он писал: «… Не рожден я для службы царской. Когда подумаю о Петербурге, меня трясет лихорадка. Нет худа без добра и нет добра без худа… В Финляндии я пережил все, что было живого в сердце моем…»

Впрочем, оказалось, что в то же время Аграфену Федоровну занимали совсем другие печали. Ее мучило то, что она в течение стольких лет, наполненных такой бурной личной жизнью, не смогла стать матерью.

В 1826 году в свете все обсуждали беременность Аграфены Закревской. На эту новость в письме другу как-то грустно отреагировал и Баратынский: «…в Москве пронесся необычайный слух: говорят, что Магдалина беременна. Я был поражен этим известием. Не знаю, почему беременность ее кажется непристойною. Несмотря на это, я очень рад за Аграфену: дитя познакомит ее с естественными чувствами и даст какую-нибудь нравственную цель ее существованию. До сих пор еще эта женщина преследует мое воображение, я люблю ее и желал бы видеть ее счастливою».

В 1826-м Грушенька родила дочь, которую назвали Лидией. Забегая вперед, скажем, что Лидия Арсеньевна Закревская прожила бурную жизнь и в полной мере унаследовала материнский темперамент.

Баратынский в течение некоторого времени не мог «излечиться» от чувства к Закревской. Ее он вывел в качестве героини своей поэмы «Бал».

В июне того же 1826 года Евгений Абрамович обвенчался с Анастасией Львовной Энгельгардт. Репутация супруги Баратынского была неоднозначна. В свете ее считали не самой красивой, но умной женщиной с тонким вкусом и дурным характером. Нервные припадки, которые то и дело случались с женой, выводили Евгения из состояния равновесия. Тем не менее в семье родилось девять детей.

Несмотря на более-менее спокойную жизнь, поэт не забывал о ветреной Закревской, которую Пушкин метко назвал «беззаконной кометой».

В 1861 году Аграфена Федоровна уехала с мужем во Флоренцию, где скончалась в 1879-м, пережив Баратынского на 35 лет. Поэт тоже умер за границей — в Неаполе. Говорили, что причиной смерти стало тяжкое впечатление от чудовищного нервного припадка жены. Анастасия Львовна ушла из жизни в 1860 году.

Мария КОНЮКОВА

, , ,   Рубрика: История любви


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,397 сек. Потребление памяти:28.71 mb