«Беззаветный» идёт на сближение!

Автор: Maks Дек 21, 2018

Историю столкновения советских и американских военных кораблей в феврале 1988 года в советских территориальных водах, в районе главной базы Черноморского флота, будущие военморы США сегодня изучают в своих учебных заведениях. Это был честный, но суровый ответ советского ВМФ…

Военные корабли США и раньше заходили в воды СССР, доживающего последние дни. Так что в 1988 году это был уже повторный эпизод. И американцы никак не ожидали, что два сторожевых корабля — СКР-6 и «Беззаветный», — чтобы изгнать нарушителей границы, пойдут на таран.

Провокации «вероятного противника»

Конец 80-х годов прошлого столетия стал временем агонии СССР. Бывший оплот мирового социализма в силу нарастания политического и экономического кризиса, связанного с провозглашенной Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым в апреле 1985 года перестройкой, слабел и уже не мог активно противостоять конкурентам из мира капитализма. А они тем временем устраивали одну провокацию за другой.

Одним из поводов для провокаций со стороны США стал спорный вопрос об определении границы территориальных вод. Точнее, линии, от которой следует вести отсчет. США настаивали, что отсчет границы надо вести от каждой точки 12-мильной зоны этих вод. СССР имел свое принципиальное мнение — отсчет следует вести от так называемой базисной линии. Не от береговой, а от линий, которые соединяют входные мысы заливов.

Провокациям ВМС США способствовала и Конвенция ООН по морскому праву, подписанная СССР в 1982 году. Она оговаривала в исключительных случаях возможный мирный проход боевых кораблей через отдельные участки территориальных вод прибрежных государств. В одном из таких спорных районов, у побережья Крыма, и случился этот инцидент — в том месте, где в достаточной близости от берега находился ряд важных стратегических объектов, а неподалеку, в Форосе, достраивался дачный комплекс для членов ЦК КПСС.

Международная обстановка к 1988 году и без того была накалена до предела. 13 марта 1986 года у побережья Крыма в российских территориальных водах прошли военные корабли ВМС США «Йорктаун» и «Кэрон», а наши военморы только и смогли, что поднять флаги протеста и сигналить американцам, что проход запрещен. Со стороны США это была явная провокация и демонстрация силы.

28 мая 1987 года — новое ЧП: спортивный самолет американской авиакомпании «Сессна» под управлением 18-летнего Матиаса Руста нарушил воздушное пространство СССР и совершил посадку в Москве! Самолет приземлился на Большом Москворецком мосту и проехал до собора Василия Блаженного. По официальной версии, наши ПВО вели самолет от самой границы, но открывать огонь не имели права — самолет был не военный, а спортивный. Пилот был арестован и отдан под суд, а после суда отпущен на родину. После этого Михаил Горбачев поставил перед военными задачу: жестко реагировать на подобные случаи! ВМФ СССР разработал специальный план ответного реагирования и вытеснения чужих судов из территориальных ВОД СССР.

«Вы нарушили границу!»

«Беззаветный» идёт на сближениеВ начале февраля 1988 года ВМФ СССР уже было известно, что американские корабли — все те же крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» — снова готовятся к заходу в территориальные воды СССР в районе Крыма. Исполнение операции по вытеснению чужаков из наших территориальных вод было поручено командиру СКР «Беззаветный» капитану 2-го ранга Владимиру Богдашину и командиру СКР-6 капитану 3-го ранга Анатолию Петрову.

Правда, обнаружить американские корабли в огромном потоке других судов, идущих через Босфор, оказалось не так-то просто. Американцы шли в режиме полного радиомолчания. Локаторы тут были просто бесполезны — на них все суда выглядят одинаково, да еще в полном тумане. Выручила морская смекалка. Капитан Богдашин связался по рации с паромом «Герои Шипки», который входил в Босфор, и попросил в случае визуального обнаружения «гостей» сообщить ему. Вскоре паром передал сигнал с координатами американцев.

Сразу после выхода американских кораблей из Босфора в Черное море их взяли на сопровождение «Беззаветный» и СКР-6. Американцы, словно не видя сопровождения, взяли курс на Севастополь. Советские корабли были на постоянной радиосвязи с нарушителями и предупредили: у них приказ вытеснить нарушителей, вплоть до навала и тарана. Американцы ответили, что они ничего не нарушают.

«Беззаветный» шел рядом с «Йорктауном», метрах в 10 от него. На палубе «Йорктауна» собрался почти весь экипаж — посмотреть на русских! Американцы фотографировали наш корабль и демонстративно показывали неприличные жесты. И тогда советские корабли пошли на сближение: «Беззаветный» — с «Йорктауном», СКР-б — с «Кэроном».

«Первый навал был легкий, вскользь. Потерлись бортами, снесли ему трап, да и все, — рассказывал много лет спустя в одном из интервью капитан «Беззаветного» Владимир Богдашин. — После первого удара мы получили команду отойти и не вступать в контакт. Но у меня была сложная ситуация: «Йорктаун» по своему водоизмещению в 3 раза больше «Беззаветного», а по размерам — вдвое больше. И, когда я бил ему первый раз в левый борт, от удара носовая часть моего корабля пошла резко влево, корма, наоборот, — вправо. И мы стали сближаться кормовыми частями. Это было очень опасно и для них, и для нас: на «Беззаветном» было два четырехтрубных торпедных аппарата с каждого борта, приготовленных к бою. Торпеды от удара могли воспламениться. У американца на корме — восемь ракетных установок «Гарпун». И если бы мы коснулись кормовыми частями, мои торпедные аппараты вошли бы под его ракетные трубы… Ничего не оставалось делать, как дать самый полный ход, повернуть резко вправо, на него, и тем самым отбросить корму в сторону. Наш нос пошел на скорости на него, мы залезли на «Йорктаун» с креном где-то 13-14 градусов на левый борт. Полностью снесли левую часть вертолетной площадки и дальше по борту стали крушить все подряд. А перед этим был приспущен правый якорь. От удара он вошел им в борт, пролетел пулей над их палубой, оборвал цепь и упал в море».

Победителей не судят!

Потеря корабельного якоря считается на флоте позором, но в тот момент команде и капитану «Беззаветного» было не до флотских традиций. Хотя сам «Беззаветный» при таране серьезно не пострадал. Да и СКР-6 тоже.

СКР-6 был раза в четыре меньше американского «Кэрона», он один раз только ткнулся носом в борт «Кэрона» и отлетел. После этого навала, совершенного СКР-6, «Кэрон» дал максимальный ход и пошел к левому борту «Беззаветного». Уходить он пока явно не собирался!

После навала «Беззаветный» предупредил «Йорктаун», что, если корабли не уйдут, он повторит навал. В ответ «Кэрон» пошел на сближение с «Беззаветным», зашедшим в тот момент на полном ходу с другого борта «Йорктауна». «Беззаветный» оказался между двумя американскими кораблями, которые стали сжимать «клещи». Американцы прекратили движение только тогда, когда увидели направленные на них реактивные бомбометные установки советских кораблей. И тут же стали готовить к взлету палубные вертолеты. Но после появления над ними двух советских Ми-24 и предупреждения, что их вертолеты будут тут же сбиты как нарушители воздушного пространства, закатили вертолеты обратно в ангар. А потом американские корабли изменили курс и ушли в нейтральные воды. Через несколько часов дрейфа они направились в сторону Босфора, но уже без захода в советские территориальные воды. Уходили, латая на ходу «Йорктаун», чтобы не выглядеть сильно побитыми перед турками.

Капитана «Беззаветного» Владимира Богдашина строго отчитали за потерянный якорь и чуть было не наказали за якобы непрофессиональные действия, но вовремя вмешался председатель КГБ СССР Виктор Чебриков. Он доложил Горбачеву, что флот действовал профессионально. В итоге капитан Богдашин был награжден орденом Красной Звезды и в 1991 году назначен командиром флагмана Черноморского флота — крейсера «Москва». В то время как капитана «Йорктауна» отправили в отставку. Но самое главное — с того времени военные корабли НАТО больше не подходили к советским берегам ближе чем на 120 миль.

Анна МИХАЙЛОВА



, , , , ,   Рубрика: Назад в СССР



Добавить комментарий

SQL запросов:63. Время генерации:0,715 сек. Потребление памяти:36.95 mb