Блаженные умом

Автор: Maks Мар 22, 2019

Согласно преданию, вавилонского правителя Навуходоносора боги наказали безумием за надменность и гордость. Помешанный царь скитался по пастбищам, ходил, как вол, опустив голову, и в ходе скитаний он одичал, весь оброс волосами и питался травой. Так продолжалось до тех пор, пока боги не простили надменного правителя.

Психические расстройства, по всей видимости, существуют в нашем мире столько же, сколько и само человечество. В Библии, в Первой книге Царств, можно прочитать, что у ветхозаветного царя Саула порой случались приступы душевного помешательства. О причине этих припадков здесь говорится, что «Бог покинул царя, и злой дух вселился в него». Придворные врачи нашли средство для исцеления: они послали за молодым пастухом Давидом, который играл для Саула на гуслях и пел мелодичные песни. Это лечение возымело своё действие, о чем записано: «Лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от него».

«В вас бросают камнями…»

Под синим небом Эллады у людей также регулярно обнаруживались странности поведения, которые греки считали результатом вмешательства богов. По Гомеру, во время Троянской войны отважный и могучий воин Аякс так обиделся на Одиссея, что решил его убить. Но богиня Афина наслала на него безумие, и тогда Аякс в ярости кинулся на стадо баранов, воображая, что перед ним враги. После этого припадка Аякс покончил жизнь самоубийством, бросившись на собственный меч.


А ещё одна греческая легенда гласит, что жители города Абдеры, расположенного на границе Фракии и Македонии, почему-то заподозрили одного из своих граждан, философа Демокрита, в том, что рассудок его помутился. Тогда к пациенту пригласили Гиппократа с острова Кос, которого мы сейчас знаем как отца медицины. Жители Абдеры с нетерпением ожидали, чем же завершится свидание двоих мыслителей, беседовавших в саду под платаном. Беседа эта закончилась довольно неожиданно. Гиппократ заявил жителям Абдеры, что Демокрит отличается здоровым и ясным умом, чего никак нельзя сказать об его согражданах.

По отношению к своим душевнобольным древние эллины не скупились на энергичные меры. Например, в Спарте посадили в колодки одного из царей, которого посчитали ненормальным. А простых сумасшедших, бродящих по окрестностям городов, греки отгоняли прочь камнями, чтобы они не приставали к здоровым людям. В пьесе Аристофана один из героев обращается к остальным так: «В вас бросают камнями, как в помешанных, даже в священных местах».

Что же касается самых первых больниц античного мира в современном понимании этого слова, то они появились только в III веке в столице Восточной Римской империи — Византии. При этом есть указания, что там, скорее всего, находили себе приют также и больные разными психозами.

Между костром и тюрьмой

В Средние века психические расстройства рассматривались как следствие одержимости человека бесами или как результат чьего-либо злонамеренного колдовства. Припадочных и истериков подвергали экзорцизму — заклинательным обрядам, практиковавшимся в христианских монастырях. Возникла даже особая категория специалистов — экзорцистов, «изгоняющих бесов».

В это время при монастырях стали возникать приюты для больных, убогих и помешанных. Некоторые католические монашеские ордена (бенедиктинцы, алексиане, иоанниты, госпитальеры) специально занимались медициной и приобрели немалый опыт в этом деле.

Один из самых первых европейских приютов для душевнобольных был основан в VII веке при бенедиктинском монастыре в городке Салерно (Италия). В частности, сюда привозили людей, «не бывших в состоянии забыть умерших друзей» — меланхоликов.

В XIV-XVI веках городские власти (магистраты) в Испании, Франции и особенно в Германии стали требовать от ближайших родственников душевнобольных ограждать от них остальных граждан, для чего предписывалось держать их взаперти. Но если близкие не могли справиться с выходками буйнопомешанного, то к нему применялось тюремное заключение. Бывало, что об этом просили и сами родственники одержимого.

Один из таких случаев произошёл в Германии, где в 1415 году поместили в тюрьму помешанного Клезе Нойта. До болезни он был богатым мясником, но его родственники, несмотря на материальную возможность содержать больного дома, попросили магистрат водворить его в один из наиболее прочных казематов городской тюрьмы, приставив к нему трёх сторожей.

Во многих городах Германии в это время уже существовали особые комнаты, находившиеся внутри массивных городских стен — так называемые Tollenkisten (помещение для буйнопомешанных). В Гамбурге в одной из городских башен в 1376 году была устроена камера, которая на латыни называлась cista stolidorum или custodiafatuorum, что означает «ящик для безумных» или «карцер для дураков». Больные содержались здесь на городские средства. Сквозь решётки миниатюрных окон в кирпичной стене они протягивали руки к прохожим за милостыней и гостинцами, приносимыми обычно по праздникам сердобольными бюргерами. А праздные зеваки и мальчишки собирались здесь только для того, чтобы посмеяться над больными и подразнить их.

Выбить дурь из головы

БедламВ это же время в Европе появились первые заведения не только для изоляции умалишённых от общества, но и для их излечения. Одна из первых таких больниц была основана в 1326 году в германском городе Эльбинге. Примерно в это же время появилось похожее заведение и в испанской Валенсии. В Англии в XIV веке открылся Бедлам — получившая громкую известность лондонская психиатрическая больница, устроенная в старом аббатстве Вифлеемской Божьей Матери. Во Франции первый такой приют открылся в 1526 году. Затем в Стокгольме (Швеция) в 1551 году появилась психиатрическая больница Данвикс Толлгауз.

Это было время, когда в Европе свирепствовала инквизиция, а на площадях пылали костры, на которых сжигали ведьм и колдунов. Сейчас трудно определить, каков был истинный процент душевнобольных среди этих осуждённых. Наиболее благодарным материалом для инквизиторов, конечно же, становились больные с идеями самообвинения. Было в то время и немало параноиков с бредом преследования, которые выступали в роли неутомимых доносчиков и яростных обвинителей. На заседаниях судебных трибуналов нередко фигурировали и шизофреники, как, например, некий Зон, называвший себя Сыном Божьим и осуждённый в Реймсе в 1570 году.

Средневековые психбольницы стали решительным шагом вперёд в деле практической медицины, хотя в них не только беспокойных, но и совершенно смирных больных часто сажали на цепь. О применявшихся здесь методах лечения повествуется, в частности, у Уильяма Шекспира в комедии «Как вам это понравится». Здесь героиня по имени Розалинда говорит: «Любовь — просто безумие, и я считаю, что вы заслуживаете быть помещённым в тёмный дом и получать удары плетью, как помешанный». Видимо, с тех времён до наших дней и дошло выражение «выбить дурь из головы».

«Построить для безумных нарочитый дом»

В России самой старой психиатрической лечебницей считают приют при Колмовском монастыре под Новгородом, который в 1706 году открыл здешний митрополит Иов. Заведение создавалось в основном как дом для подкидышей и инвалидов, но согласно летописи здесь также содержалось немало бесноватых и юродивых.

А официальное начало российской психиатрии положил указ императора Петра III, который в 1762 году в ответ на предложение Сената отдать в монастырь душевнобольных князей Козловских подписал следующий документ: «Безумных не в монастыри определять, но построить на то нарочитый дом, как то обыкновенно в иностранных государствах учреждены доллгаузы, а, впрочем, быть по сему».

Поскольку тогда в нашей стране мало кто знал, что же представляют собой заграничные «доллгаузы» (от немецких слов toll — «безумный, сумасшедший», haus — «дом»), то Сенату пришлось запросить по этому поводу Академию наук. Историограф Герхард Мюллер не только ответил на правительственный запрос, но и представил проект первого российского доллгауза, который, впрочем, так и не был реализован. И только в 1779 году в Санкт-Петербурге открылся первый государственный приют для душевнобольных на 32 человека, ставший через несколько лет отделением Обуховской больницы. А поскольку стены этого заведения покрасили в жёлтый цвет, в нашей стране выражение «жёлтый дом» быстро стало нарицательным для всех психиатрических лечебниц.

Вскоре такие же заведения появились в Риге и Москве, а к 1810 году в России уже насчитывалось 14 лечебниц для душевнобольных. Но подлинно медицинской наукой психиатрия в России стала только после 1865 года, когда по инициативе императора Александра II началась земская реформа. Согласно высочайшему указу в течение последующих 15 лет каждая российская губерния получила собственную психиатрическую больницу, содержавшуюся на средства местного земства.

Валерий ЕРОФЕЕВ



,   Рубрика: История болезни



Добавить комментарий

SQL запросов:60. Время генерации:0,136 сек. Потребление памяти:8.03 mb