Блудливая Европа

Автор: Maks Мар 18, 2018

Средние века окружены множеством легенд, по большей части довольно мрачных. Большинство из них придумано в XVIII-XIX веках, когда сторонники прогресса ассоциировали все плохое с прошлым. Если поверить всем легендам, то получится, что в Средние века никто не мылся, не шутил и уж тем более не занимался сексом ради удовольствия. Однако исторические факты свидетельствуют о другом.

В средневековой Европе вся общественная (в том числе семейная) жизнь формально находилась под контролем католической церкви. Естественно, отношения между полами были той сферой, которая регулировалась наиболее строго. Однако на деле параллельно существовало две морали. Религиозная налагала на сексуальную жизнь массу ограничений и грозила отступникам жуткими карами за любое проявление «сладострастия». Мирская же мораль относилась к страстям человеческим как к теме обыденной и даже необходимой. Сексуальные отношения регулировались множеством обычаев и законов. Некоторые из них кажутся сейчас странными или забавными. А некоторые — удивительно современными и мудрыми.

Право или шантаж?

Самый известный миф — это история о праве первой ночи. В спорах о том, существовало оно в реальности или нет, сломано уже немало копий. С одной стороны, упоминания о нем действительно встречаются в средневековых документах. Правда, как правило, — в запретительных. Например, указ короля Арагона Фернандо II от 1486 года гласит: «… мы полагаем и объявляем, что господа (сеньоры) не могут также, когда крестьянин женится, спать первую ночь с его женой и в знак своего господства в брачную ночь, когда невеста легла в кровать, шагать через кровать и через упомянутую женщину, не могут также господа пользоваться против воли дочерью или сыном крестьянина, за плату или без платы». Резонный вопрос: какой смысл запрещать то, что не существовало?

Многие историки полагают, что право первой ночи было лишь поводом для вымогательства у зависимых крестьян дополнительных податей. Например, один нормандский феодал в 1419 году вводил в своих землях такой порядок: «…я также имею право взимать с моих людей и других, когда они женятся в моем владении, 10 турских су и филейную часть свиньи вдоль всего хребта и вплоть до уха, а также галлон любого напитка, присовокупленного к этой провизии, либо же я могу и должен, ежели сочту за благо, лечь с невестой в том случае, когда ее муж или его посланец не передаст мне или моему уполномоченному одну из вышепоименованных вещей».

Исследователи давно подметили, что право первой ночи никогда не упоминается само по себе, а лишь с указанием платы, за которую его можно избежать. Иными словами, это было обычное вымогательство: «плати или отдавай жену».

Кроме того, путаница могла возникнуть из-за неправильных переводов. Например, в «Книге бургундских обычаев» говорится, что «когда мужчина женится в чужом поместье и приводит жену к себе, то если он в первую ночь заставит ее лечь под господина, то ничего не теряет, ибо приобретает женщину для господина и включает ее в его состояние». В данном случае термин «лечь» используется в переносном значении. Имеется в виду, что крестьянин, женившийся на чужой крепостной, должен перевести ее в подчинение своего господина. Иначе же ему придется платить «брачный выкуп». Да, средневековых феодалов деньги интересовали куда больше, чем секс с каждой крестьянкой.

Деньги и кары

Право первой ночиВообще, как ни странно, Средние века были во многом более меркантильной эпохой, чем наше время. Ведь денежные отношения могли существовать даже между супругами. В средневековой литературе встречаются упоминания о том, что жены требовали у своих мужей подарки или буквально плату за исполнение супружеских обязанностей. Великий английский поэт XIV века Джефри Чосер прямо писал, что женщинам не стоит отдаваться бесплатно, ведь они могут использовать сексуальное влечение для получения выгоды — «это знает каждая женщина, у которой хватает мудрости».

Известны и обратные примеры. Марджери Кемпе, написавшая в XV веке первую автобиографию на английском языке, рассказывала, что после свадьбы сама заплатила мужу некоторую сумму, чтобы подольше оставаться целомудренной.

Вопреки еще одному стереотипу о ханжеском и плотно закутанном Средневековье, сексуальные отношения могли становиться и предметом публичного разбирательства в суде. Если женщина утверждала, что ее муж не способен к выполнению своего супружеского долга, то суд мог потребовать у бедолаги доказать, что он способен заниматься сексом. Правда, как именно происходили подобные «испытания», — неизвестно.

Иногда к этому выходу прибегали и мужчины, желавшие расторгнуть опостылевший брак. Например, король Франции Филипп II Август в 1193 году ломал голову над тем, как избежать женитьбы на датской принцессе Ингеборге. Когда он договаривался о свадьбе, это было выгодным политическим союзом, но ситуация стремительно изменилась. Свадьба все же состоялась, но после первой брачной ночи король объявил о своей «временной импотенции» и на этом основании потребовал увезти невесту обратно в Данию. Правда, в итоге развестись ему не удалось, но для этого Ингеборге пришлось обратиться за помощью к самому папе римскому.

Самым ужасным преступлением, конечно, считалась супружеская измена. И тут в законах и нравах царила полная предвзятость и несправедливость. Мужскую измену оправдывали даже деятели церкви, в том случае, если она была совершена «из страсти, а не из любви». Женщине же права на страсть не оставляли. Пойманную изменницу могли высечь, обрить налысо, лишить имущества и сослать в монастырь.

С любовника, впрочем, ответственность полностью не снималась. Одним из самых распространенных видов наказания был так называемый «путь позора». Раздетых донага любовников проводили по улицам города, осыпая побоями и оскорблениями. Иногда при этом их связывали веревкой за гениталии. При рассмотрении дела в суде главным виновником адюльтера всегда считался мужчина — женщина занимала слабую и подчиненную позицию. Объяснялось это «природной склонностью к греху».

Пробная ночь

Стремясь полностью взять сексуальную сферу под свой контроль, деятели церкви стремились регламентировать ее. Клирики составляли подробные перечни дней, в которые занятие сексом не считается греховным, а также оговаривали позы, допустимые для этого. При этом наблюдались некоторые разногласия. Наиболее строгие ревнители морали осуждали любые позы, кроме «миссионерской» (откуда, собственно и пошло ее название). Другие же, более прогрессивные монахи расширяли список разрешенных позиций до пяти. Но все они сходились на том, что излишняя пылкость и изобретательность в постели ведет к рождению уродов и чудовищ.

Тем временем народные традиции были куда более свободными по нравам. Так, например, в германских землях широко была распространена практика «гостевой ночи» или «шутовской свадьбы». Она сводилась к тому, что молодой человек имел возможность проникнуть к своей возлюбленной ночью. Разумеется, по предварительной договоренности и с ведома родителей. Но — через окно и по возможности незаметно.

Сначала девушка встречала его полностью одетой, и дело не заходило дальше разговоров. Проявить страсть можно было лишь, если молодые действительно чувствовали, что им интересно друг с другом. Тогда «гостевые ночи» превращались в «пробные». Последствия «пробных ночей» могли быть решающими — если девушка беременела, то свадьба игралась в срочном порядке. А если кто-то из молодых людей разочаровывал своего партнера в постели, то ночные визиты прекращались. Не правда ли, напоминает современные советы не торопиться с оформлением брака, а сперва пожить вместе, притереться характерами и проверить свои чувства?

«Гостевые ночи» были распространены не только у простонародья. Немецкий историк Александр Бальхаус рассказывает, что в 1378 году граф Иоганн IV Габсбургский более полугода пытался составить пару обрученной с ним Герцланде фон Раппольштайн. Но проявил полную неспособность к половой жизни. Разочарованная невеста на этом основании официально разорвала помолвку и встретила в обществе полное понимание.

Император Священной Римской империи Фридрих III прибег к обычаю «пробной ночи», когда планировал свадьбу с португальской принцессой Элеонорой. Правда, родственники принцессы поначалу были шокированы такой идеей. Согласиться их убедил папа римский, который написал, что эта церемония обычна для всех немецких князей.

Виктор БАНЕВ

,   Рубрика: Историческое расследование




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:72. Время генерации:0,951 сек. Потребление памяти:32.73 mb