История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Музыка прощания

Наверное, «Похоронный марш», написанный Фредериком Шопеном в числе его 230 полонезов, вальсов, сонат, мазурок, ноктюрнов, и сегодня остается наиболее узнаваемым произведением композитора, сочиненным, скорее всего, в предчувствии безвременной кончины. И это неудивительно: ведь вся жизнь великого польского композитора была чередой болезней и бед...

Многие музыкальные гении, такие как Моцарт, Мендельсон и Шуберт, к сожалению, ушли из жизни преждевременно, не достигнув сорокалетнего возраста. Но, в отличие от Шопена, их смерть была скоропостижной, а великий поляк, можно сказать, готовился к уходу заблаговременно. Может быть, поэтому его музыка наполнена такой щемящей тоской и нежностью.

Маленький гений

Фредерик Шопен, родившийся 22 февраля 1810 года в деревне Желязова-Воля, расположенной неподалеку от Варшавы, с ранних лет обратил на себя внимание своим музыкальным талантом. Это случилось спустя три года после рождения, и первыми, кто обратил на это внимание, были его родители. Но вскоре выступления маленького музыканта стали заметным явлением в жизни общества. Хвалебные рецензии на выступления семилетнего пианиста не сходили с полос столичных газет. За продолжение обучения вундеркинда взялся известный в то время пианист Войцех Живный, но уже через несколько лет он развел руками: учить мальчика ему было больше нечему. Впрочем, кое-что, в частности, теорию музыки и композицию, тогда еще начинающий пианист отшлифовал в стенах консерватории, куда поступил в 1826 году, после окончания школы. Видимо, к сетованиям на страницах газет о том, что молодому дарованию необходимо «открыть окно в Европу», прислушался князь Антоний Радзивилл. Так что благодаря его не только денежной помощи, но и протекции сын простого учителя стал вхож в салоны высшего света европейских столиц. Особенно тепло его приняли в Париже, и Фредерик ответил городу взаимностью, прожив там большую часть оставшейся жизни.

Вот как вспоминал о своем коллеге по музыкальному цеху еще один знаменитый композитор Ференц Лист: «Общее впечатление его личности было вполне спокойное, гармоничное и, казалось, не требовало дополнений в каких-либо комментариях. Голубые глаза Шопена блистали более умом, чем были подернуты задумчивостью. Мягкая тонкая его улыбка никогда не переходила в горькую или язвительную. Тонкость и прозрачность цвета его лица прельщали всех, у него были вьющиеся светлые волосы, нос слегка закругленный; он был небольшого роста, хрупкого, тонкого сложения. Его манеры были изысканны, разнообразны; голос немного утомленный, часто глухой. Его манеры были полны такой порядочности, в них была такая печать кровного аристократизма, что его невольно встречали и принимали как князя... В общество Шопен вносил ту ровность расположения духа лиц, которых не беспокоят заботы, которые не знают слова "скука", не привязаны ни к каким интересам. Шопен был обыкновенно весел, его колкий ум быстро отыскивал смешное даже и в таких проявлениях, которые не всем бросаются в глаза». Впрочем, в 1830 году Фредерик на светских раутах появлялся редко, ссылаясь на постоянные головные боли, бессонницу и депрессию. Как считают современные врачи, это могло быть первыми серьезными симптомами начавшей прогрессировать болезни. А тогда эскулапы объяснили психическое состояние больного реакцией на жестокое подавление Польского восстания и тяжкую участь предводителей, которых Шопен, как истинный патриот своей страны, по свидетельству его знакомых, боготворил. Он даже собирался отправиться на родину, чтобы встать в ряды повстанцев, но не успел, выплеснув свои отчаяние и скорбь в партитуре «Революционного этюда».

Обманчивое впечатление

Увы, за внешностью здорового человека скрывался хронический больной, пораженный смертельным недугом. Причем, судя по всему, наследственным, полученным по линии отца, который хотя и дожил до 73 лет, но был подвержен частым инфекциям дыхательных путей. Таким же недугом, скорее всего, страдали и две сестры Фредерика - одна из них, Людвика, умерла в возрасте 47 лет; вторая, Эмилия, закончила свой жизненный путь в четырнадцатилетнем возрасте. Как показало вскрытие, причиной смерти девочки на фоне резкого снижения массы тела стало обильное кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Впрочем, сам Шопен считал, что младшую сестру врачи просто «залечили», прописывая ей вредные кровопускания пиявками, горчичники и различные настойки. Фредерику бы насторожиться, ведь ему самому еще в детстве эскулапы в качестве средства лечения бронхиального катара, ставшего причиной головных болей и увеличения шейных лимфатических узлов, предписали диету в виде овсяной каши, ячменного отвара и желудевой эссенции.

Аврора Дюдеван

В январе 1836 года до Варшавы докатились слухи о том, что их именитый земляк умер. Но, как оказалось, известие было ложным, хотя и имело под собой определенные основания. За первую половину зимы Фредерик дважды умудрился слечь в постель по причине гриппа. Причем болезнь протекала в тяжелой форме - высокая температура, сильный кашель с кровавой мокротой. Наверное, врачи, которые прописывали больному банки и глотание кусочков льда, а также советовали отправиться на горный курорт, догадывались, что истинной причиной недомогания является развивающийся туберкулез. Но тем не менее Шопен к своему состоянию здоровья отнесся легкомысленно, а как только наступило улучшение, вернулся к творчеству и светским увлечениям. Тем более что наметился роман с писательницей Авророй Дюдеван, получившей признание у читателей под именем Жорж Санд. Вот так в середине 1838 года между ними возник любовный союз. Аврора, к тому времени имевшая сына и дочь, с нежностью отнеслась к своему новому другу. Будучи дамой состоятельной, она организовала тур на солнечную Майорку - подышать морским чистым воздухом, напоенным ароматом цветов апельсиновых и лимонных деревьев.

К сожалению, эта «райская жизнь» закончилась с наступлением сезона дождей, и в состоянии здоровья Шопена наступило новое ухудшение. Простуда, температура, кашель... Время от времени Фредерик впадал в забытье, а придя в себя, рассказывал о страшных видениях, посетивших его. Местные врачи теперь уже не сомневались в диагнозе: легочная чахотка. А аборигены, узнав о нем, потребовали, чтобы опасные приезжие покинули их остров. Пришлось повиноваться, по приезде во Францию они поселились в поместье Авроры.

И тогда последовала смерть

К сожалению, врачи в те времена не могли бороться с туберкулезом. Кровопускание, глотание льда и настойки опия вряд ли могли остановить прогрессирующую болезнь. Шопен постоянно мерз, не снимал теплое нижнее белье даже в жаркие дни, мучимый одышкой, с трудом поднимался по лестнице, да и разговор ему давался с трудом. Казалось, что единственным источником, из которого композитор черпал жизненные силы, было творчество. Расставание в 1847 году с Авророй, которая якобы заподозрила любовника в симпатиях к своей дочери, улучшению состояния здоровья Шопена явно не способствовало. Но, скорее всего, Авроре просто надоело исполнять роль няньки. Действительно, еще молодой мужчина производил впечатление дряхлого старика, не поднимавшего взгляда от пола и с трудом переставлявшего отекшие ноги. Творчество его уже не интересовало, и, оставшись без средств, потраченных на врачей, он теперь существовал на деньги, пожертвованные богатыми поклонницами, да благодаря духовной поддержке своей ученицы, превратившейся в сиделку.

Не без ее помощи он за год до смерти отважился на турне по Великобритании, но, увы, напряжение на гастролях и сырой климат Туманного Альбиона привели к новым, более продолжительным приступам кашля с кровавой мокротой.

В начале 1849 года Шопена поразил еще один недуг - расстройство желудка. Опытным врачам было понятно: туберкулез поразил желудочно-кишечный тракт, и следующим объектом его нападения станет гортань. Увы, их мрачные прогнозы сбылись. К началу лета больной уже не мог говорить, а к его концу - не то что писать, но даже не мог сидеть на кровати без посторонней помощи. Во второй декаде октября Шопен впал в состояние комы, и только обильный пот, выступавший на его лице, свидетельствовал о том, что маэстро еще жив. Последовала непродолжительная агония, и 17 октября 1849 года Фредерик Шопен отошел в мир иной. Согласно его завещанию тело было предано земле на парижском кладбище Пер-Лашез, а сердце замуровано в колонне варшавской церкви Святого Креста.

Леонид ЛУЖКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История болезни     Следущая










Сообщество в G+