Британский вампир

Автор: Maks Окт 16, 2018

В конце 1940-х годов это имя знал каждый житель Лондона. Джон Джордж Хейг — маньяк, который убивал ради выгоды, а его жертвами чаще всего становились близкие люди — соседи, друзья или коллеги.

Никто не знает, почему из одного несчастного ребенка вырастает законопослушный гражданин, а из другого — параноик, подобный Джону Хейгу, который, по словам психиатра Генри Хэллоуэйса, отличался «абсолютным бессердечием, жизнерадостностью и мягким, почти дружелюбным безразличием к жертвам».

Возможно, все дело в семье, а быть может — в поврежденной грехом человеческой натуре, которая желает жить за счет других, есть и пить за счет других, и веселиться за счет других.

«Нет тела — нет преступления»?

Джон Хейг родился недалеко от Лондона в семье протестантов — членов секты «Плимутские братья», и позже плакался журналистам, что его детство «было ограничено трехметровым забором вокруг дома». Однако он неплохо учился, играл на фортепьяно и даже получил стипендию в Королевской гимназии в Уэйкфилде, где вдобавок пел в церковном хоре местного собора.

Однако христианское воспитание не оказало на характер будущего убийцы никакого влияния — сразу же после окончания школы он пустился во все тяжкие.

Жертвами преступника стали девять человек, однако ни одно тело так и не было найдено. Впрочем, именно эта «фишка» и должна была отличить Хейга от других маньяков. Идея осуществлять «идеальные» убийства пришла к нему в тюрьме, где он отбывал срок за открытие фальшивой адвокатской конторы. Здесь он узнал о правовом казусе британской юстиции — «нет тела, значит, нет и преступления». Открытие это заставило его задуматься — как сделать так, чтобы тело жертвы исчезло? Идея пришла быстро — он решил растворять трупы в серной кислоте, и тут же, в тюрьме, начал экспериментировать на мышах. Выйдя на свободу, он приступил к выполнению своих далеко идущих планов.

Исчезновение пожилой леди

В поле зрения полиции Хейг попал 20 февраля 1949 года, в возрасте 39 лет, когда в его сопровождении в участок пришла некая Констанс Лэйн, чтобы заявить о пропаже соседки по отелю Onslow Court в Южном Кенсингтоне — 69-летней Оливии Дюран-Декон.

Одинокая пожилая дама, жившая в отеле два года, пошла на встречу с каким-то человеком и исчезла. Констанс Лэйн предполагала, что с ней что-то случилось. Хейг подтвердил все, что говорила женщина, был изыскан в манерах и любезен в речах, представился директором технологической фирмы.

Однако именно он привлек внимание полицейских в первую очередь.

Все началось с детали: он задолжал отелю 50 фунтов стерлингов — сумма по тем временам немалая! Подозрение вызвало и то, что нестарый, интересный внешне мужчина жил в отеле в компании пожилых и состоятельных-женщин.

Но еще больше поразило инспекторов досье соседа пропавшей.

В 21 год он был уволен из фирмы по подозрению в воровстве, в 1934 году сел за мошенничество с продажей чужих гаражей, вышел, но вскоре подсел на четыре года за более крупное мошенничество, опять вышел и снова получил 21 месяц тюрьмы за кражу.

Оказалось, что бизнес-партнер Джона Хэйга по химчистке погиб в аварии из-за неисправного мотоцикла, а в 1948 году в машине Хэйга, упавшей с утеса, нашли обгоревший труп неизвестного. Обвинений в адрес Хэйга не выдвигали, так как он заявил полиции, что машину у него угнали.

Логово зверя

Джон Хейг

Джон Джордж Хейг. Английские полицейские до сих пор называют его «Убийца с ванной серной кислоты»

Полицейские начали расследование, обыскали комнату пропавшей дамы, машину Хейга и его мастерскую, которую они обнаружили в Кроули (Западный Сассекс).

В машине нашли нож со следами крови и квитанцию на химчистку каракулевого женского пальто, а в мрачной «мастерской» — бутыли с кислотой, резиновый фартук, противогаз, перчатки и бочку с сероватым веществом на стенках. Кроме этого, были найдены документы на людей с фамилиями Максвен и Хендерсон, револьвер Enfield с патронами, из которого недавно стреляли, и шляпа с инициалами Хейга.

— Ни о чем не подозревающий Хейг в это время красовался перед журналистами и рассказывал им свою версию пропажи Дюран-Декон.

По фотографии в газете его и опознал ювелир Булл из Хоршама, поведавший полиции, что Хейг заложил ему женские безделушки. Драгоценности были опознаны как принадлежащие Дюран-Декон. В химчистке полицейские нашли и пальто пожилой дамы.

Доказательства были, но косвенные! Хватит ли их для предъявления обвинения?

Привезенный в участок Хейг в ожидании допроса вел себя беззаботно — читал газету, спал. На допросе стал рассказывать, что Дюран-Декон шантажировали, и он помогал старушке, а затем вдруг во всем признался.

— Миссис Дюран-Декон больше нет, — с высокомерной улыбкой заявил Хейг. — Я растворил ее в кислоте. «Нет тела, нет преступления!»

Поскольку Хейг так и не получил хорошего образования, он не мог себе представить того объема косвенных улик, которые свидетельствовали против него, и не представлял, с каким уровнем научной криминалистики ему придется иметь дело.

Британские полицейские сделали все, чтобы доказать — убийство все же было!

Криминалисты и патологоанатомы пересмотрели доказательства и обшарили «мастерскую» в Кроули. Оказалось, что кровь на ноже принадлежит Дюран-Декон, во дворе «мастерской» нашли место, куда убийца слил растворенное тело жертвы. Просеяв грунт, криминалисты обнаружили коронки, которые были опознаны личным стоматологом старушки, почечные камни и несколько мелких костей стопы, реконструкция которых снова привела к жертве — Дюран-Декон страдала полиартритом, и ее стопа была искривлена. Но главное — за забором нашли ее сумку, во внутреннем кармане которой был отпечаток Хейга!

Пока эксперты собирали доказательства, Хейг признался, что несколько лет он в целях собственной наживы убивал людей. Сначала «для пробы» убил своего друга, Уильяма Максвена, который дал ему работу после очередной отсидки, а затем сделал партнером.

Хейг побывал у Максвена в гостях, убедился, что семья живет зажиточно, а затем заманил друга в подвал на улице Глочестер и убил ударом по голове, запихал тело в бочку и залил кислотой, а через несколько дней просто слил «друга» в канализацию.

После этого он занял дом Максвена, наврав его родителям, что сын скрывается от призыва, а позже убил их в том же подвале, подделал документы и распродал имущество.

Следующими жертвами маньяка стала чета Хендерсон — Арчибальд и Розалин, с которыми он «подружился» и которых застрелил в «мастерской» в Кроули, Схема была та же — объявить об отъезде, подделать доверенность, продать недвижимость и забрать деньги со счета. Хейг заявил,  что убил еще трех человек, но полиции не удалось найти этих жертв.

Но как же так? Куда девал деньги убийца? Почему в отеле Onslow Court он задолжал даже за номер?

Такова природа преступников — у них хватает ума на убийство, но не хватает ума, чтобы преуспевать в обычной жизни: все коммерческие предприятия Хейга закончились провалом, он пил и проигрывался.

Убийство старушки Дюран-Декон (ее он заманил в мастерскую и выстрелил в затылок) богатства не принесло — его добычей стали чуть больше 100 фунтов стерлингов.

Всё — ради славы!

Когда Хейг понял, что ему не отвертеться, он объявил себя умалишенным и начал рассказывать, что с детства ему снятся кошмары про кровавые распятия, а голос в голове приказывает пить кровь людей, и что все убийства сделаны с одной целью — напиться крови. Однако никаких доказательств этого, кроме ножа в машине, не было — он сам все уничтожил.

Его обследовали 12 психиатров, семеро признали Хейга вменяемым, четверо — решили, что он нездоров, но понимает, что делает, и только один, Хэллоуэйс, признал, что у Хейга паранойя.

Пока шел суд, поведение Хейга изменилось. На смену беззаботной инфантильности пришла мрачная молчаливость. В конце он отказался свидетельствовать против себя, заявив о невиновности, однако под грузом доказательств судом присяжных он был признан виновным и приговорен к повешению.

Из своей известности Хейг извлек все, что мог — продал права на книгу, давал платные интервью, заключил договор, по которому для музея восковых фигур с него должны были снять посмертную маску, этому же музею должны были после казни передать его волосы и одежду — для изготовления куклы.

10 августа 1949 года Хейг был повешен в тюрьме Уондсворт в присутствии множества людей. Ни мать, ни отец не пришли навестить его в тюрьме, а пришедшей к нему невесте Барбаре он сказал, что «еще вернется», чтобы «завершить миссию».

Психиатры и полицейские так и не узнали, пил ли он человеческую кровь, и если нет, то почему нож, найденный в его машине, был в крови миссис Дюран-Декон. Журналисты до сих пор называют Джона Хейга «Убийцей с ванной серной кислоты».

Александр ЛАВРЕНТЬЕВ

, , , , , ,   Рубрика: Злодеи



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,687 сек. Потребление памяти:34.28 mb