Брошенная корона

Автор: Maks Фев 5, 2018

В 1825 году он мог бы стать российским императором. Но меньше всего великого князя Константина Павловича прельщала императорская корона.

Из всех сыновей Павла I Константин был единственным, кто внешне походил на отца. Та же приземистая фигура, тот же курносый нос. Беда в том, что он походил на отца и по характеру. Открытость, ненависть к лицемерию, но при этом необузданный нрав и неконтролируемые вспышки ярости.

Крысы в пушке

Как-то раз Константин укусил за руку своего учителя Лагарпа. А наставнику в военном деле генералу Штакельбергу и вовсе сломал руку. Константин избивал солдат, что было в порядке вещей. Но он мог ударить и офицера. Не видел в этом ничего особенного.

«Офицер есть не что иное, как машина, — писал 15-летний Константин. — Надобно, чтобы его могли безнаказанно оскорблять и чтобы он был убежден в необходимости глотать оскорбления молча». Офицеры-дворяне придерживались иного мнения.

Константину довелось повоевать. Вместе с Александром Суворовым он переходил через Альпы, вместе с Александром I входил в Париж. Великий князь обожал военное дело — парады и разводы, но довольно быстро разлюбил войну.

«Война портит войско», — любил говорить Константин. Действительно, на войне офицеры порой перестают быть машиной и начинают рассуждать, что совершенно недопустимо.

Константина женили на принцессе Юлиане Саксен-Кобург-Заальфельдской, в православии — Анне Федоровне. Брак оказался на редкость неудачным.

Константин вызывающе груб. Однажды он принимал шведского короля. «Знаете, у кого вы в гостях? — спросил великий князь. — У самого большого пердуна в городе».

По утрам он заходил в спальню жены и бил в барабан. Развлекал супругу стрельбой из пушек, заряженных вместо ядер живыми крысами. Жену тошнило.

В 1801 году, после убийства Павла I, Анна Федоровна поехала навестить больную матушку и в Россию больше не вернулась.

Константин обиделся, но не сильно. Он развлекался с другими женщинами, устраивая в Мраморном дворце настоящие оргии. Однажды во дворец затащили некую вдову Араужо и коллективно изнасиловали. Через несколько дней она скончалась. Не исключено, что это всего лишь легенда. Но про других членов императорской семьи таких легенд почему-то не сочиняли.

Дурной характер брата и постоянные скандалы утомили Александра I. И он подыскал Константину подходящую должность — главнокомандующий польскими армиями. С 1814 года Константин жил в Варшаве.

«Я вам задам Конституцию!»

В принципе, Константин был неплохим и незлым человеком. Он заботился о подчиненных. Не скупился на награды. Охотно давал в долг и забывал об этом. Мог оскорбить, но потом покаяться. Увы, гордые и европеизированные поляки не могли оценить широту его души. Они видели только произвол.

Александр I ввел в Польше конституцию. Константин посмеивался. «Я вам задам Конституцию!» — кричал он. И «задавал». Великий князь мог посадить в тюрьму без суда и следствия. Приказывал бить солдат палками, хотя телесные наказания в польской армии были запрещены. Вообще вел себя в Польше как полновластный хозяин.

Четыре польских офицера покончили с собой, не выдержав хамских выходок великого князя. В Петербург беспрерывно текли жалобы и доносы. Если кто-то из декабристов всерьез рассчитывал, что Константин Павлович станет конституционным монархом, то это просто смешно.

И все же именно Польша сыграла главную роль в жизни великого князя. Его с молодости тянуло к полячкам. Он крутил романы с Еленой Любомирской и Жанеттой Четвертинской, хотя сожительствовал с француженкой — Жозефиной Фридрихе.

В 1815 году на балу Константин встретил Жанетту Грудзинскую. И влюбился с первого взгляда. Правда, ухаживать за строптивой полячкой пришлось целых пять лет. В 1820 году он добился развода с Анной Федоровной и женился на Жанетте, получившей титул княгини Лович.

Любовь способна творить чудеса. Под влиянием жены Константин начал меняться в лучшую сторону. Он стал спокойнее, рассудительнее. Подумывал, что хорошо было бы бросить все к черту и удалиться в частную жизнь.

«Меня задушат, как задушили отца»

Константин Павлович РомановПо собственному признанию, в ночь убийства Павла I Константин крепко спал. Но это событие, конечно, потрясло его. «После того, что случилось, — сказал он, — брат мой может царствовать, если ему это нравится; но если бы престол когда-нибудь должен был перейти ко мне, я наверно от него отказался бы». Константин объяснил и причину: «Меня задушат, как задушили отца». Замечание не лишено оснований, если учесть характер великого князя.

Между тем Александр I бездетен. Константин — наследник. В 1819 году на маневрах Александр I завел разговор с Николаем Павловичем, третьим сыном Павла I. Император объяснил, что Константин испытывает к трону «природное отвращение». Сам Александр I когда-нибудь — может, лет через 10, а может, и раньше — отречется. Так что Николай должен готовиться к тому, чтобы стать императором.

Разговор состоялся еще до того, как Константин женился на Грудзинской. Так что вовсе не морганатический брак помешал ему занять трон. Тем более что по закону права престолонаследия лишались лишь дети от морганатического брака, а не сам великий князь. Дело было в том самом «природном отвращении». Может быть, в страхе. Во всяком случае, брак — это всего лишь отговорка.

В 1822 году Константин твердо заявил старшему брату, что наследовать ему не собирается. На следующий год Александр издал манифест об отречении Константина. Вернее, не издал, а запечатал в конверт, который велел вскрыть только после своей кончины.

О манифесте знали, кроме Александра, всего несколько человек. Причем в их число не входили самые заинтересованные лица — Константин и Николай. 19 ноября (по старому стилю) 1825 года Александр I умер в Таганроге. Николай присягнул Константину. Потом вскрыли конверт с манифестом об отречении и огласили его на заседании Государственного совета. Вроде бы ясно — императором должен стать Николай.

Но петербургский генерал-губернатор Михаил Милорадович заявил, что манифест не имеет силы, поскольку не был опубликован. Госсовет присягнул Константину.

Любовь или измена?

Начался обмен письмами между Варшавой и Петербургом. Николай умолял старшего брата приехать в столицу, чтобы на месте разъяснить ситуацию.

Константин послал три письма, в которых говорилось об отказе от престола. При этом наотрез отказался приехать в Петербург. Грозился удалиться «еще далее» Варшавы. Еще далее — только заграница.

Если бы Константин приехал в Петербург и отрекся там от престола, восстания декабристов можно было бы избежать. По крайней мере, повода для выступления они бы лишились. Но великий князь занял совершенно непонятную позицию. Возможно, боялся, что в Петербурге он окажется на престоле против своей воли.

В результате Николай стал императором. Константин остался в Варшаве. Он искренне полюбил поляков. И даже смирился с конституцией. Которая все равно постоянно нарушалась.

Любовь не только творит чудеса. Любовь делает человека слепым. Константин прозевал польское восстание 1830 года. До последнего уверял, что в Польше все спокойно.

17 ноября заговорщики ворвались в его дворец. Великий князь чудом остался жив. Он отступил из Варшавы. При нем находились войска — русские и та часть польских, которая осталась ему верна. Он мог легко подавить восстание. Но не стал. «Я подумал, что русским в польскую распрю незачем вмешиваться». Снова, как и в декабре 1825 года, абсолютно необъяснимое поведение. Какая польская распря, если восстание против России?

В феврале 1831 года войска фельдмаршала Ивана Дибича громили поляков у села Грохова. Но в решающий момент Дибич приказал остановить наступление. Только этот приказ спас поляков от полного разгрома. Современники уверяли, что Дибич лишь послушался великого князя. Тут уж любовь Константина к полякам граничила с государственной изменой.

Николай I всегда общался со старшим братом крайне почтительно. На этот раз он довольно жестко приказал Константину покинуть армию. Предлагал ему приехать в Петербург и возглавить гвардию.

Ехать в Петербург Константин не хотел. Возвратиться в Варшаву не мог. Усталый, стареющий, одинаково чуждый Польше и России, Константин Павлович умер от холеры в Витебске. На полпути между Варшавой и Петербургом.

Глеб СТАШКОВ

,   Рубрика: Дворцовые тайны




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:70. Время генерации:0,628 сек. Потребление памяти:31.75 mb