Чайные войны

Автор: Maks Ноя 25, 2018

Чай. Без него невозможно представить нашу жизнь. А ведь историю этого любимого миллионами напитка неотступно сопровождали самые разнообразные захватывающие и трагические события. О некоторых из них мы сегодня расскажем.

День чёрной чарки

Утро 31 июля 1970 года матросы британского флота встречали с траурными чёрными повязками на форменных робах. Сигнал Up Spirits («получите спиртное»), по которому им выдавали выпивку, прозвучал на кораблях и учебных базах в последний раз. После чего чарки, в которые традиционно дважды в день наливали ром или его смесь со сладкой водой, полетели за борт. На этот раз матросы приняли реформу более или менее спокойно. Но бывало и по-другому. В апреле 1824 года флотское руководство впервые решило поставить моряков перед выбором: списание на берег или пятичасовой чай вместо привычной полупинты «крови Нельсона» (рома или грога). Немало боцманов, стремившихся выполнить приказ капитанов, тогда «искупались» за бортом. Впрочем, вскоре недовольство улеглось. Открытый бунт не разразился и потому, что большинство британцев к тому времени уже успели привыкнуть к новому напитку. В Европе его пили больше двух веков, а в Азии — почти 3,5 тысячи лет.

Божественное начало

ЧайСогласно древней китайской легенде, император Шень-нун — «божественный земледелец» — впервые обнаружил, какой потрясающий эффект производят сваренные в кипятке листья дерева «те». Он же научил своих подданных готовить напиток, который позже завоевал мир. Традиция употребления чайного листа начала развиваться в Китае, как предполагают современные исследователи, ещё около 2700 года до нашей эры и даже немного раньше. Во всяком случае, с этого времени разные племена, населяющие территорию Срединного царства (Китая), варили, заваривали, пили и даже ели чай. Венцом развития чайной традиции и эталоном на века стала так называемая сунская чайная церемония (X век), когда чайный лист стали растирать в пыль, заливать кипятком и взбивать бамбуковым венчиком. Такой способ приготовления чая и сопровождавшие его ритуалы были сохранены в Японии, а на родине чая традиция трагически оборвалась.

Нашествие монголов

Ровно 70 лет — с 1209 по 1279 год — Чингисхан, а затем Угэдэй и Хубилай завоёвывали Китай, медленно, но упорно поглощая составлявшие его царства. В ходе этого завоевания древняя цивилизация Срединной равнины была почти полностью уничтожена. Погибли бесценные памятники культуры и истории, ушли в прошлое многообразные, сложные и яркие традиции, в том числе была почти утрачена культура потребления чая. Монголы видели мало прока в земледелии, да и крестьян они почти всех вырезали. Так что выращивать чай стало просто некому. Но 100 лет спустя китайцы во главе с новой династией Мин свергли монголов, вернули утраченное достояние и стали вновь с наслаждением пить чай.

Правда, совершенно другой — они заваривали цельные чайные листья, настаивая их в горячей воде. Так же, как и почти везде сейчас в мире. Из Китая новая чайная традиция перекочевала во Вьетнам, Корею и даже в Европу, куда первые чайные листья стали привозить ещё францисканские проповедники, довольно безуспешно пытавшиеся насадить христианство среди подданных богдыхана (так в русских грамотах XVI-XVIII веков называли китайских императоров династии Мин (1368-1644), — прим. ред.). Но главный прорыв в истории чая, послуживший началом большой беды, случился в XVII веке, когда голландским купцам было позволено торговать с Поднебесной.

Да здравствует король!

Первыми вывозить чай из Китая стали голландцы. Поначалу его везде воспринимали как лекарство, и продажам не вполне удавалось окупить даже расходы на транспортировку. Но однажды чаем заинтересовался сам «король-солнце». Впервые узнав о напитке ещё при жизни отца, Людовик XIV был вдохновлен лечебными свойствами чая. В частности, его уверяли, что чай благотворно влияет на излечение подагры и может защитить от угрозы апоплексического удара. Как бы там ни было, существует версия, что именно чай в какой-то момент спас короля от смерти, а Францию — от больших неприятностей, связанных со сменой правящего режима.

29 июня 1658 года Людовик, находившийся в рядах действующей армии, тяжело заболел. Сейчас считается, что это был так называемый военный (он же сыпной) тиф, эпидемии которого выкашивали воюющие армии надёжнее оружия неприятеля. Король болел больше месяца. За это время его первый медик Антуан Валло неутомимо очищал ему желудок с помощью рвотного средства и совмещал клизмы с кровопусканиями. Остаётся поражаться крепости организма Луи-Дьёдонне, который выжил в результате этих жутких процедур. Но придворные уже вовсю готовились к передаче короны его брату Филиппу. Отчаявшись, маркиз де Лувуа, друг и министр короля, и самая преданная фаворитка Людовика мадам де Ментенон, несмотря на взаимную ненависть, объединили усилия и, отодвинув на время лейб-медика Валло, перепробовали все средства, среди которых был новомодный китайский чай. Очень скоро король пошёл на поправку, а чаепитие стало частью обязательного придворного ритуала. Впрочем, нравился он отнюдь не всем.

Реклама — двигатель торговли

В Европе чай приживался тяжело. Кофе и какао, попавшие на континент раньше, уверенно завоевали признание у европейцев. Поэтому голландские торговцы, продвигавшие новый товар на рынок, наверное, впервые в истории организовали целую рекламную кампанию, чтобы привлечь покупателей. В центре пиар-акции оказался некий Корнелиус Деккер, известный в Нидерландах врач, который немало времени посвятил популяризации этого напитка, написал множество статей и даже монографий, посвящённых чаю.

По его мнению, это была просто панацея! «Чай может помочь человеку, истощенному и одной ногой стоящему в могиле, он придаст ему силу и даст новую жизнь», — убеждённо писал Деккер. Своего патрона, курфюрста Фридриха-Вильгельма, он лечил именно чаем, считая, что напиток сделает его «бравым, весёлым, жизнерадостным и полным сил».

В общем, деньги голландской Ост-Индской компании были потрачены не зря — в Европе чай наконец заметили, тем более что неутомимый доктор предлагал его именно как напиток, а не как лекарство. Он считал, что выпивать в день следует от 50 до 200 чашек чая. Больше уже не отваживались рекомендовать ни сам Деккер, ни его друзья-голландцы.

Жаль только, что карьера энергичного доктора оборвалась на самом пике: он очень неудачно упал на лестнице берлинского дворца. Свидетелей происшествия не было, но как раз в это время отношения между двумя Ост-Индскими компаниями — голландской и британской — обострились до предела.

Тайная война компаний

До сих пор основной экспорт чая из Китая осуществляли голландцы и португальцы. Именно благодаря последним англичане вообще заинтересовались этим напитком. Дело в том, что в 1662 году Карл II, король Британии, женился на португальской принцессе Екатерине Брагансской, большой любительнице чая. И хотя сам Карл чаю явно предпочитал вино, популярность напитка в стране начала неуклонно расти.

При этом британскую Ост-Индскую компанию в сам Китай не пускали очень долго. Воюя с голландцами, англичане потерпели ряд весьма болезненных поражений и были вынуждены сосредоточиться на торговле с Индией. Но уже после 20-х годов XVII века британцы медленно, но неуклонно расширяли сферу своего влияния, воюя с конкурентами и на поле боя и за кулисами, подкупая местные власти, шантажируя и интригуя.

В результате большая часть экспорта всё равно оказалась в их руках. Главное, им удалось добиться открытия в 1715 году собственной фактории в Китае, а двумя годами позже вырвать у слабеющего правительства Великих Моголов фирман (на Ближнем Востоке — указ) на беспошлинную торговлю в Индии. Теперь, казалось бы, Ост-Индская компания оседлала континент и сможет легко удовлетворить растущий спрос европейцев на чай.

Но торговцы столкнулись с неожиданной проблемой: им нечего было предложить Китаю. Товары из Англии не интересовали богдыхана, он готов был менять чай только на золото, которого британцам самим постоянно не хватало. Но Британия недаром снискала себе славу страны, которая «воюет и торгует непрерывно». Купцы быстро нашли выход из положения.

Жёлтый дьявол

Хуанхэ («Жёлтая река») течёт в сердце Китая, наполняя его жизнью. Но другая «жёлтая река» хлынула в Китай из Бенгалии после 1760 года, направляемая руками торговцев, чтобы практически уничтожить древнюю страну. Британцы придумали простое и изящное решение. Они дали строптивым китайцам то, что нашло у них неутолимый спрос, и попросили взамен то, что было нужно им самим: чай и шёлк. Это был опиум.

Несмотря на все запреты центральных властей, нелегальная торговля опиумом процветала. За несколько лет британская Ост-Индская компания утроила свой капитал. Чай отныне попадал в Европу только на британских клиперах, и британцы продавали его всюду под своей маркой, «составляя собственные купажи, диктуя находящимся в полной зависимости от них китайцам, что, где и когда заготавливать. Так в Китае погибли многие редкие сорта и способы приготовления чая, уничтоженные в угоду заказчикам, которых интересовал только чёрный или «красный» чай, а зелёный, белый и прочие воспринимались как ненужная экзотика.

Истощение государства и нации, реальная возможность последовать по стопам Индии — все это заставило китайское правительство пойти на самые жёсткие меры. В 1839 году император полностью закрыл рынок для всех контрабандистов, и Великобритания объявила Китаю войну. Война закончилась позорным для Китая Нанкинским договором, но всем было понятно, что следующее столкновение не за горами, и англичане решили наладить производство чая в другом, более спокойном месте.

Чай «со слоном»

Первые попытки наладить производство чая вне Китая, например во Французской Гвиане, провалились. Но британцы нашли более подходящую территорию. Как раз в это время на Цейлоне погибли плантации кофе, и вместо них решили насадить чай. Эксперимент удался.

Другие плантации появились на севере и северо-востоке Индии, в Ассаме и Дарджилинге и даже в Африке, хотя там вырастить хороший чай удалось только в Кении. В любом случае, несмотря на опиумные войны, мировой чайный рынок не пострадал: к 1887 году экспорт чая с новых плантаций оказался выше, чем с родины этого напитка.

В дальнейшем многие государства пошли по стопам Британии. И хотя со строительством Суэцкого канала стоимость чая упала, а объёмы его поставок увеличились, всем хотелось обзавестись собственным чайным производством, чтобы никогда не становиться объектом чьего-то шантажа. Особенно если в качестве средства давления используется всеми любимый напиток.

Так, СССР, например, сумел почти на 75% удовлетворить собственный спрос на чай, выращивая его в Грузии, Азербайджане и Краснодарском крае. Самый известный сорт этого чая — чай «со слоном» — состоял из грузинского, индийского, мадагаскарского и цейлонского чая и был плодом настоящей интернациональной дружбы, пришедшей на смену войне

Виктор АРШАНСКИЙ

, ,   Рубрика: Люди и вещи





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,645 сек. Потребление памяти:38.8 mb