Чёрный ангел эпохи декаденса

Автор: Maks Янв 9, 2019

Итальянцы прозвали Марию Тарновскую Angelo пего («Черный ангел»), подчеркивая разительный контраст между ее черными деяниями и ангельской внешностью.

Оскорблённый супруг

Юная красавица Маша О’Рурк, выпускница института благородных девиц, и молодой сердцеед Василий Тарновский, окончивший юнкерское училище, казались отличной парой. Оба — представители старинных и знатных родов. Она принадлежала к ирландскому графскому роду, ее предки приехали в Россию в середине XVIII века. А он — сын Василия Васильевича Тарновского, известного мецената и создателя Музея украинских древностей.

Родители были против их брака, но Василий похитил Марию и тайно обвенчался с ней в деревенской церкви под Киевом. Родители смирились, а вот между молодыми супругами после рождения двух детей начался разлад. Муж все чаще заглядывал на дно бутылки, а жена превратилась в коварную и расчетливую стерву.

Отец Василия Тарновского умер, оставив ему часть состояния. Но эту часть Василий с женой быстро спустили. Однако им подвалило новое наследство: от родного брата Василия — Петра, который в расцвете лет свел счеты с жизнью. Злые языки тут же поведали, что именно Мария вскружила ему голову, разбила сердце и подтолкнула к гибели.

Супругов Тарновских уже мало волновали пересуды малороссийского света. Они на деньги Петра махнули в Европу. Там вели себя свободно: съезжались, разъезжались и в открытую заводили любовников. А потом Мария серьезно заболела. Лежа в постели, она вдруг услышала, как муж в соседней комнате спрашивает доктора, когда же его жена умрет. Но она не умерла и вскоре пошла на поправку.

Тарновские вернулись в Киев. Мария словно бы задалась целью умертвить мужа. Она крутила романы напропалую — и в основном с мужчинами, имевшими репутацию бретеров, как будто надеясь, что муж вызовет ее любовника на дуэль и погибнет. Если это был план, то он чуть не сработал, когда Василию пришлось сразиться на шпагах с любовником жены Павлом Голенищевым-Кутузовым-Толстым. Но противники, слегка пустив кровь друг другу, разошлись миром.

Вскоре после этого Мария нашла очередного любовника — Стефана Боржевского. Все трое — она, Стефан и муж — жили в киевском «Гранд-отеле». Как-то у подъезда гостиницы Боревский на глазах мужа поцеловал Марию. Оскорбленный супруг, недолго думая, выхватил пистолет и выстрелил в обидчика. Пуля попала в шею, но Боржевский остался жив.

Пока шло следствие, Мария повезла лечить раненого любовника в Крым. Там Стефан Боржевский неожиданно скончался у нее на руках. Злые языки опять принялись судачить: Тарновская, мол, отравила любовника, чтобы тот не сболтнул на суде, будто это она подбивала его спровоцировать Василия на дуэль.

На удивление суд оправдал Василия Тарновского, посчитав, что тот стрелял в состоянии аффекта. Но между супругами уже пролегла пропасть. Они начали бракоразводный процесс и разделили детей: сын стал жить с матерью, а дочь — с отцом.

Но Василий Тарновский неожиданно решил реализовать юношескую мечту — стать певцом. Он сплавил дочку на воспитание своей сестре Софье и отправился покорять сцену.

Адвокат, потерявший голову

Мария ТарновскаяОставшись одна, Мария еще больше ожесточилась. Ей по-прежнему хотелось жить роскошно, и она стала настоящей охотницей на мужчин, а главное — на их деньги. Ей даже начали приписывать гипнотические способности, благодаря которым она настолько подчиняла своей воле мужчин, что те ради нее шли на любые безумства.

Ярким примером тому было самоубийство ее ухажера Владимира Шталя. Ради нее он бросил жену, после чего повез Марию в Крым. Увы, месяц шикарной жизни на курорте фактически разорил Шталя. С семьей он порвал, а по возвращении в Киев его бросила и любовница. Шталь застрелился в трактире «Версаль».

Тарновская не только разоряла любовников, но и издевалась над ними. Очередным любовником Марии стал адвокат Донат Прилуков, который представлял ее интересы на бракоразводном процессе. Этот солидный, уважаемый в обществе господин от любви к ней совсем потерял голову. Как-то, потакая ее капризу, он во время спектакля спрыгнул из театральной ложи на сцену. Но это были еще цветочки.

Ради любви Прилуков пожертвовал всем: оставил успешную адвокатскую практику, бросил жену с тремя детьми, похитил 80 тысяч рублей, доверенных ему клиентами, и укатил с Марией в Алжир.

Однако вряд ли стоит сильно ему сочувствовать. Когда похищенные деньги стали подходить к концу, Прилуков разработал план по поправке материального положения. Марии отводилась роль обольстительницы, а ему — сутенера.

За границей Прилуков свел Тарновскую с богатым графом Павлом Комаровским, незадолго до того овдовевшим. Мария со своей ролью справилась блестяще. Она настолько задурила голову графу, что тот предложил ей руку и сердце и отвез в Орел, чтобы познакомить с родственниками.

Стрельба в Венеции

Оставив невесту в Орле, Комаровский отправился в Венецию покупать палаццо для их с Марией любовного гнездышка. Но, пока он ездил, Тарновская разочаровалась в избраннике: имение графа оказалось запущенным и обремененным долгами. Она поняла, что промахнулась. И тогда Прилуков подал новую идею.

Мария объяснила графу, что тот должен обеспечить ее будущее. Мало ли что может случиться! Комаровский составил страховой полис на ее имя на полмиллиона франков и завещал ей все движимое и недвижимое имущество.

Теперь Тарновская обратила взор на молодого приятеля жениха — Николая Наумова, сына пермского губернатора. Тот не был богат, зато имел специфические вкусы, вполне в духе эпохи декаданса. Пары страстных ночей с поркой хлыстом хватило, чтобы мазохист Наумов понял: Мария — это его идеал. Он написал поэму в ее честь, в которой поклялся быть верным до гроба. И тогда она показала ему фальшивое письмо от Комаровского с оскорблениями в ее адрес. Наумов решил, что оскорбление «гения чистой красоты» заслуживает смерти. Именно на это и рассчитывали Прилуков с Тарновской.

4 сентября 1907 года Наумов нанес визит графу Комаровскому в Венеции. Четырежды выстрелил в него и убежал. Итальянская полиция сработала на совесть: Наумова задержали в тот же день. Он дал показания, и уже на следующий день в Вене был задержан Донат Прилуков, а в поезде, идущем в столицу Австрии, — Мария Тарновская и ее горничная Элиза Перье.

Между тем Комаровский скончался в больнице. Говорили, что не от ран, а из-за промывания желудка, которое вызвало внутреннее кровотечение.

Процесс года

Следствие тянулось два с половиной года. Допросили 250 свидетелей, привлекли 22 эксперта, из них 9 психиатров. Уголовное дело составило 34 тома на трех языках: русском, итальянском и французском.

Суд, начавшийся 4 марта, стал главным событием 1910 года в Венеции. На него съехались репортеры крупнейших мировых изданий. Венецианцы втридорога покупали билеты на судебный процесс, чтобы поглазеть на роковую русскую красавицу. Она предстала на суде в элегантном черном одеянии с большой черной вуалью на лице, отчего и появилось прозвище «Черный ангел».

20 мая был вынесен приговор. Горничную Перье оправдали. Остальных подсудимых признали виновными, но только в покушении на убийство, поскольку было признано, что Комаровский умер от неправильного лечения. Прилуков на суде крутился ужом и валил вину на любовницу: она, дескать, его гипнотизировала. Но в результате был наказан строже всех — десятью годами неволи. К стрелявшему Наумову суд отнесся сочувственно и приговорил его лишь к 3 годам 4 месяцам тюрьмы. Тарновской назначили 8 лет исправительных работ на соляных промыслах.

Марию Тарновскую освободили через три года, и дальнейшая ее судьба сложилась вполне благополучно. То ли она укатила с американским богачом в США, то ли с французским офицером в Южную Америку. Во всяком случае, дожила до 70 лет.

А ее муж Василий Тарновский все же стал артистом. После революции эмигрировал из России и пел в Берлинской опере.

Олег ЛОГИНОВ



,   Рубрика: Злодеи



Добавить комментарий

SQL запросов:63. Время генерации:0,704 сек. Потребление памяти:36.93 mb