История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Люди и олени

Есть в Монголии крайне малочисленный народ - цаатаны. Они же - ойн соёд уряанхай, уйгур цаатан, урианхай цаатан, тува цаатан. «Цаа» - по-монгольски означает «северный олень». То есть «цаатан» переводится как «обладающий оленем», «оленевод».

В Монголии живут не одни монголы. На ее земле обитают китайцы, русские, буряты, казахи... и цаатаны. Этот народ мало кому известен и, по официальным данным, правительства Монголии на сентябрь 2013 года насчитывал всего лишь 93 семьи, состоящие из 343 человек, владеющих 1430 оленями. В России есть родственные им народы. Это тувинцы-тоджинцы, тофалары в Восточной Сибири и сойоты в Бурятии. Скорее всего, когда-то они являлись одним оленеводческим народом.

Испытание на прочность

Народность цаатанов в Монголии

Эти люди живут высоко в горах на севере Монголии, к западу от озера Хубсугул. Фантастически красивый озерный край у подножия Восточных Саян нередко называют «монгольской Швейцарией». Здесь водоемы окружены степями, за которыми начинается дремучая тайга. Однако жить здесь нелегко. Точнее будет сказать, что здесь можно только выживать.

Высоко в горах, где кочуют цаатаны, летом жара достигает 40 градусов, а зимой температура падает до -50. Зимой вода в озерах полностью замерзает. Ледяной покров становится настолько прочным, что может выдержать не только оленей с людьми, но и тяжелые грузовики. Обычно по льду проложены транспортные маршруты для быстрого доступа к нормальным дорогам. В тайге растут в основном хвойные деревья, грибы и мох, а фауна представлена орлами, лисами и соболями. И, конечно, оленями.

Несмотря на экстремальные природные условия, цаатаны населяют эти места на протяжении тысяч лет, перемещаясь с места на место с семьями, жильем, оленями и нехитрыми пожитками от 5 до 10 раз за год. Обычно они кочуют в трех днях пути от озера Хубсугул, на высоте 3000 метров. В отличие от монголов, цаатаны живут не в круглых войлочных юртах, а в остроконечных шатрах - чумах. Грубо обработанные стволы деревьев ставят по окружности, а верхушки их соединяют в конус. Всю конструкцию покрывают грубым полотнищем и шкурами. В наши дни в чумах живут обычно летом, а на зиму перебираются в поселки.

Весной кочевники спускаются вниз к краю большой равнины, но не выходят на нее, так как олени не едят траву. Летом поднимаются выше лесной зоны, чтобы избежать гнуса. В горах начинают пасти оленей, которые составляют все содержание их жизни. Осень проводят в светлых лесах, где олени в изобилии находят любимый мох. Зимой же люди и олени озабочены исключительно одним: дожить до весны! И так из года в год на протяжении тысячелетий. Повседневная жизнь цаатанов - это непрекращающаяся борьба за существование.

Лучший друг человека

Древнее искусство оленеводства цаатаны хранят и берегут. Мужчины покидают хижины ранним утром, чтобы вывести своих оленей на пастбища мха в окружающем высокогорье. Женщины хлопочут по хозяйству и доят оленей, когда стадо возвращается.

Северный олень для кочевников-цаатанов в первую очередь - друг. Даже, можно сказать, родственник. Только потом он - средство передвижения, помощник и кормилец. Оленьи рога используют для множества разных целей. До сих пор из них изготавливают многие орудия труда и предметы бытового обихода.

Олени дают молоко, которое используют для производства сыра, творога и сливок. Хранят все это в контейнерах, которые помещают в горный поток или реку - идеальный природный холодильник. Изо дня в день рацион цаатанов состоит из свежего и кислого молока, грубого сыра и сметаны. Овощей и фруктов они не едят. Их заменяют исключительно ягоды. Очень редко в рацион входит мясо или рыба, хотя местные реки буквально кишат лососями и форелью. Но к рыбе привычки у цаатанов нет. Вот если подстрелить дикого оленя - это другое дело! Охота - дело почетное.

За диким оленем они готовы предпринимать очень далекие экспедиции. Как им при этом удается усидеть на спинах своих низкорослых оленей, для неискушенного наблюдателя - настоящая загадка. К тому же передвигаются олени весьма мелким шагом, неимоверно раскачиваясь из стороны в сторону.

А вот мясо домашних оленей цаатаны в пищу не употребляют, что делает это племя уникальным среди оленеводческих общин. Они предпочитают мясо лосей или диких кабанов. На них охотятся с помощью старинных ружей, разными путями попавших в Монголию. Однако из-за дефицита патронов чаще используют самострелы. За полчаса сооружают некое подобие арбалета, который связан с натянутой бечевкой. Стоит дикому гусю или зайцу задеть бечевку, как его прошьет стрелой.

Обычаи и традиции цаатанов связаны с постоянными перемещениями. Они ездят на оленях и используют их в качестве вьючных животных. Олени настолько одомашнены, что свободно бродят по поселению и даже входят в чумы, откуда их никто не выгоняет. Каждую оленуху доят два раза в день, молоко кипятят и готовят сыр. Откинутый на марлю, он сушится под самой вершиной чума.

Неудивительно, что цаатаны относятся к своим оленям почти благоговейно. Их самоидентичность и выживание напрямую связаны с оленьими стадами. И здесь в отношениях человека и оленя наблюдается трогательная взаимность.

Печальная перспектива

Увы, будущее этого народа рисуется совсем не в радужых тонах. Традиционно во владении каждой семьи цаатанов имеется по 200-300 животных. Однако с 1930 года все поголовье скота в Монголии было обобществлено, а из цаатанов была сформирована одна скотоводческая бригада во главе с бригадиром-монголом. Каждый месяц «дарга» (начальник) выплачивал им зарплату - 400 тугриков. Стада были пересчитаны, а оленей переклеймили каленым железом. Неожиданно оказалось, что цаатаны должны строго соблюдать непонятные им предписания и запреты. В частности, им запретили забивать оленей, поскольку все они принадлежат государству. Нарушителю грозил штраф в две месячные зарплаты. Этот запрет, кстати, не отменен и по сей день.

Цаатаны говорят на тувинском наречии и являются тюркским народом. В Монголии их язык не запрещали, но все время старались принудить к оседлому образу жизни. И хотя кочевники снова и снова возвращались в свои холодные и суровые горы, постоянные потуги государства закончились переселением нескольких семей на равнину, в маленький безрадостный поселок на берегу озера Цагаан-Нур. Там они живут в пестро размалеванных деревянных домах. У них есть магазин, в котором редко можно что-нибудь купить, и монгольская школа.

Сегодня самой большой проблемой цаатанов является утрата языка. И хотя некоторые старики еще помнят родной язык, им уже не с кем разговаривать. Молодежь часто своего языка не знает, поскольку учится на монгольском. Также юные цаатаны постепенно знакомятся с благами цивилизации: осваивают компьютеры и другую современную технику. В результате молодые люди покидают горы, тайгу и уезжают в город. Старики, конечно, боятся остаться в одиночестве. Да и живут они порознь со своими семьями и оленями. Но до сих пор надеются, что им наконец разрешат учить детей на родном языке.

Существованию «оленьих людей» угрожает не только потеря родного языка, но и сокращение числа домашних оленей. Численность стада неуклонно уменьшается из-за близкородственных связей и проблем с репродуктивностью. Кроме этого, тех, кто остался в родных горах, косят болезни. Даже женитьба здесь - тяжелая проблема, и невесту найти можно только внутри семьи. Вероятно, в силу генетики, цаатанам противопоказан алкоголь. Если мужчины достают в поселке водку, они напиваются до беспамятства. И тогда нередко колотят своих жен, мало отличаясь в этом вопросе от других народов.

Трагическая история связана с традиционной религией цаатанов - шаманизмом. Шаманы никогда не вели записей, передавая священные предания из уст в уста. Но в 1981 году в советской Монголии единственный шаман племени угодил в тюрьму за «неразрешенные культовые действия». Из 4 лет он отсидел только 2 года, но на свободу вышел совершенно сломленным человеком. Этот шаман цаатанов жив до сих пор, но он уже давно не надевает своей ритуальной одежды и практически позабыл священные тексты. Так что религия народа практически угасла.

В современной Монголии к цаатанам относятся так же, как в Европе - к цыганам. Их считают неспособными к порядочной жизни, необузданными, грязными и дикими. Но с такой характеристикой трудно согласиться.

Евгений ЯРОВОЙ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая











Сообщество в G+