История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Люди с границ

Во II веке сотни варварских племен Европы объединились и сформировали мощные племенные союзы, которые определили ход истории на ближайшую тысячу лет.

Описывая германские племена, римский историк Тацит отмечал: «Особенно прославлены и сильны маркоманы, которые даже свои места поселения приобрели доблестью, изгнав занимавших их ранее бойев. Они как бы передовая застава Германии, поскольку ее граница - Дунай. У маркоманов и квадов еще на нашей памяти сохранялись цари из соплеменников, но эти цари располагают силою и могуществом благодаря поддержке из Рима. Изредка они получают от нас помощь оружием, чаще деньгами, но это нисколько не умаляет их власти». Из этой цитаты понятно, что Рим в отношении своих соседей вел сложную дипломатическую политику, стараясь переманить на свою сторону племенную верхушку воинственных варваров. Но удавалось это не всегда.

«Передовая застава Германии»

Могущественные маркоманы (в переводе «люди с границ» или «обитатели рубежей») были германским племенем, которое во второй половине I тысячелетия до нашей эры обитало на территории современной Саксонии и Тюрингии. Во II-I веках до нашей эры они продвинулись в район Среднего и Верхнего Майна, но в 8 году до нашей эры после захвата римлянами Северной Германии переселились на территорию современной Чехии, где основали могущественное королевство. Здесь они вошли в союз племен, возглавленный Марободом.

Маробод происходил из знатного германского рода, но еще юношей был отправлен в Рим, где воспитывался при дворе императора Августа. Не удивительно, что, вернувшись на родину, он использовал полученные знания и организовал войско по римскому образцу. К маркоманам примкнули часть свевов, населявших Восточную Германию, лангобарды, лугии и многие другие племена. В результате было создано войско из 70 тысяч пеших и 4 тысяч конных воинов. Послы Маробода вели себя в Риме как представители равной державы. И хотя он не вступал в войну с империей, тем не менее был, по мнению многих дальновидных римлян, опаснее для нее, чем в свое время Пирр и Ганнибал.

Действительно, несмотря на мнимое миролюбие, существование этого крупного германского союза активизировало все антиримские силы. Маробод становился союзником отпавших от Рима племен и давал убежище беглецам из империи. Среди этих перебежчиков были и дезертиры, и беглые рабы, и политические беженцы, и провинциалы, не примирившиеся с римским гнетом.

Маробод был человеком, безусловно, талантливым и прекрасно понимал, что раздробленная Германия не способна противостоять римской мощи. Однако политика лавирования привела его в итоге к жестокому столкновению с вождем германского племени херусков Арминием. После разгрома римских легионов в Тевтобургском лесу Арминий отправил голову погибшего легата Квинтилия Вара Марабоду. Но тот вернул страшный подарок римлянам. В результате в 17 году вождь херусков начал с маркоманами войну. Маробод был разбит и обратился за помощью к Тиберию. Однако император не оказал ему поддержки и даже лишил власти. Спустя много лет Маробод умер в Равенне. Попытка превратить союз германских племен в государство не удалась ни на севере, ни на юге.

«Просьба» священных быков

Колонна Марка Аврелия в честь 1-ой маркоманской войны

В 167 году б тысяч воинов-германцев неожиданно для гарнизонов римлян пересекли Дунай и вторглись в провинцию Паннония, которая оказалась беззащитной перед жестокими соседями. Дело в том, что римские легионы были далеко, а расквартированные здесь войска оказались растянуты тонкой цепочкой по границе империи. Граница на среднем Дунае рухнула сразу в нескольких местах. Маркоманы во главе со своим царем Балломаром, разоряя все на своем пути, устремились в Северную Италию.

На Дунай были направлены все силы, даже преторианская гвардия, личная охрана императора, под началом префекта Фурия Викторина. Но даже сумев соединиться с римскими легионами в Паннонии, Викторин не смог задержать неприятеля и сам погиб в битве. Передовые отряды германцев проникли в Северную Италию, разрушили город Опитергий, осадили, но не смогли взять Аквилею, важнейший торговый центр на Адриатике; угрожали Вероне. В Риме и остальной Италии началась паника.

Жители столицы вновь вспомнили армию Ганнибала у ворот города и испытанный тогда ужас. Многие из них обратились к религии и древним обрядам. Император Марк Аврелий приказал собрать в Рим жрецов из разных стран и лично принял участие в ритуалах и жертвоприношениях, выделив на них огромные средства из казны. Перед храмами были поставлены столы с угощением и цветами, постелены дорогие ковры, приносились в жертву животные. Их было такое количество, что не утратившие юмора римляне сочинили записку, якобы отправленную императору белыми быками. Быки просили не слишком усердствовать с жертвами ради победы, ибо, писали они, «если ты победишь, мы пропали». Однако положение было действительно серьезным.

Понимая это, Марк Аврелий пошел на самые крайние меры: в легионы стали призывать даже рабов, гладиаторов и разбойников. Из некоторых верных Риму германских племен были наняты вспомогательные отряды, вызваны войска из других провинций, срочно возводились и укреплялись оборонительные линии. Однако на первом этапе войны римляне потерпели ряд серьезных неудач. Многие города на Дунае были захвачены варварами и разрушены, а римские войска несли тяжелые потери. Так, в 170 году погиб полководец Марк Корнелий Фронтон, а в другом сражении пал командующий гвардией Марк Макриний Виндекс. Потери были настолько велики, что спустя несколько лет квады возвратили сначала 13 тысяч, затем 50 тысяч римских пленных, а язиги - даже 100 тысяч.

Во главе союза

Катастрофа для Рима заключалась в том, что в движение одновременно пришли почти 58 племен, что создало у современников стойкое ощущение антиримского заговора всей варварской Европы. Маркоманы во главе со своим умным и сильным вождем Балламором приняли в нем настолько активное участие, что две тяжелейшие для Рима военные кампании, продолжавшиеся около 14 лет (166-180 годы), вошли в историю под названием Маркоманских войн. Такого единства в рядах варваров еще не бывало.

В 171 году маркоманы сожгли Венецию, однако опытные римские полководцы Тиберий Клавдий Помпеян и Публий Гельвий Пертинак смогли потеснить одновременно нападавших варваров, очистить Норик и Рецию и отнять у отхлынувших на Дунай германцев большую часть их добычи.

Учитывая возникшую опасность, против маркоманов действовал сам император. Марк Аврелий прекрасно понимал, что для обеспечения надежного мира недостаточно вытеснить варваров за пределы римских владений, но необходимо разгромить их на их собственной территории. В 172-175 годах под его руководством были проведены мощные наступательные операции зa Дунаем. Маркоманы отчаянно сопротивлялись, но после того как их вождь Балломар, по одной из версий, попал в плен и был казнен, а его отрубленная голова доставлена императору, сопротивление прекратилось.

Успешные действия римской армии за Дунаем привели к окончанию Первой маркоманской войны. По условиям мирных договоров всем германским племенам было запрещено селиться в пограничной полосе вдоль левого берега Дуная, пасти здесь свой скот и обрабатывать землю. Они направляли в римскую армию свои отряды, признавали римский протекторат. Одновременно в Дакии, Паннонии, Мезии, Германии, а также в Италии были поселены отдельные варварские племена.

Впрочем, это была лишь небольшая передышка. Вскоре началась Вторая маркоманская война, и Марк Аврелий вновь отправился на Дунай вместе со своим сыном Коммодом. Как и в первой войне, основными противниками оказались маркоманы и квады. Но в первой же решительной битве с ними римляне одержали победу. Маркоманы почти полностью погибли либо от голода, либо от карательных акций. Требовалось еще несколько решительных ударов, чтобы победоносно завершить всю войну.

Но в 180 году Марк Аврелий умер от чумы, и в том же году, несмотря на возражения ветеранов, Коммод отказался от присоединения фактически завоеванной области и добровольно заключил мир на выгодных для варваров условиях. Маркоманы и квады возвращали всех военнопленных и перебежчиков. С их территорий были выведены все римские гарнизоны, а поставки хлеба и вовсе отменялись. Более того, Коммод стал выплачивать соседям немалые суммы денег, покупая таким образом безопасность границ.

Так или иначе, Рим выиграл у племенного мира великую битву и обеспечил почти 60-летний мир на среднем Дунае. Но эта борьба серьезно истощила ресурсы империи, и в V веке западная часть Римской державы была завоевана варварскими племенами. И огромную роль в этом сыграли маркоманы, навечно вписавшие свое имя в военную историю Европы.

Евгений ЯРОВОЙ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая













Интересные сайты: