История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Племя, создававшее шахов

Небольшое племя каджаров не создало собственной государственности. Но сыграло огромную роль в судьбе крупнейших империй Востока. И уже в конце XVIII века оно дало свое имя династии, вставшей во главе Персии.

Современные ученые определяют каджаров, проживающих в основном на территории Ирана, как этническую группу. Есть каджары и в соседних странах, но они почти растворились среди азербайджанцев, туркмен, турок, грузин, афганцев. Многие из них помнят и гордятся своим происхождением, но эта гордость не связана с текущими политическими амбициями, относясь исключительно к сфере семейных преданий.

В классическом виде каджар - это типичный горец, смуглый, черноволосый, пылкий и отважный. Однако корни родового древа этого народа уходят в монгольские степи.

На службе Темучину

Речь идет о джелаирах, которые и сегодня проживают в Казахстане и Монголии, но тоже почти растворились среди титульных наций. Современные джелаиры и каджары мало похожи на родственников, хотя имеют общих почтенных предков. В XII веке они кочевали по берегам реки Онон и, когда Темучин начал строить свою державу вовремя поняли, куда дует степной ветер. Будущий Чингисхан ценил преданность, которую они проявили в тяжелый момент его жизни.

В ходе одной из кампаний в руки меркитов попала любимая жена Темучина - Бортэ.

Спустя несколько месяцев ее отбили, причем доставить Бортэ к любимому мужу доверили вождю джелаиров Сабе. Далее предоставим слово арабскому автору Рашид ад-Дину: «На пути у нее вдруг родился сын, которому дали имя Джучи. Так как дорога была опасная, сделать привал оказалось невозможным и устроить колыбель было чрезвычайно трудно, то Саба приготовил из небольшого количества муки мягкое тесто и, завернув в него младенца, взял его в свою полу, чтобы он не пострадал, и, осторожно неся его, доставил к Чингисхану».

В 1256 году с внуком Чингисхана Хулагу часть джелаиров отправились на завоевание Персии, где они и стали каджарами. Само это слово встречается в тюркских языках (иногда в варианте «гаджар»), обозначая «крепкий».

Великая монгольская империя распалась, но наследники Хулагу урвали свой кусок, утвердившись на троне Ирана. В 1284 году джелаиры посадили на трон внука Хулагу Аргун-хана, а их предводитель Сартак получил в благодарность пост командующего монгольской гвардией и наместничество в двух богатых областях - Хорасане и Мазандеране.

Ошалев от собственной мощи, пришельцы полезли во все сферы управления и нарвались на неприятности. С помощью коренных персов Аргун-хан вытеснил их из Ирана.

Отход возглавляли пять сыновей Сартака, старшего из которых и звали Каджаром. Его имя стало именем всего племени.

В 1320-х годах каджары вынырнули в центре современной Турции в виде четырех родов (Агча-Коюнлу, Агчалу, Шам-Баяти и Йива). Там царил хаос, поскольку византийцы уже ушли, а турки-османы толком еще не укрепились.

Что и как происходило - неясно, но, судя по всему, османы элементарно вытеснили каджаров в горы, которые повыше, и в долины, которые посуше. Однако проигравшие не затерялись на страницах истории, а объединились с еще несколькими племенами, также вынужденными бороться за свое существование. Самыми авторитетными среди них были устаджпы, афшары, шамлу. А весь союз получил название кызылбаши, в переводе с тюркского - «красноголовые».

Название объяснялось тем, что на головах они носили чалмы с 12 пурпурными полосами в память о 12 шиитских пророках. В отличие от распространенной среди других мусульман практики, кызылбаши брили не только голову, но и бороду, оставляя длинные усы и чубы, что напоминало запорожских казаков.

К концу XV века в состав союза входило уже 18 племен. Кызылбаши остановили продвижение турок-османов на восток, и тем поневоле пришлось разворачивать экспансию в Европу и Северную Африку.

Грозные полчища, разгромившие Византию, установившие власть над Египтом и в 1683 году достигшие Вены, так и не смогли покорить кочевников с западных рубежей Ирана. Показательно, что всех персов с тех пор турки стали называть кызылбашами, хотя по сути те даже не были подданными персидского шаха.

Персидские «казаки»

Положение каджаров и всех кызылбашей напоминало положение казаков в Московском государстве. За жалование они охраняли границы государства, грабили соседей и периодически вмешивались во внутриперсидские свары. Характерной их чертой была повышенная религиозность, подогреваемая проповедовавшими аскетизм суфиями.

При этом, как и положено кочевникам, кызылбаши постоянно мигрировали в поисках более благодатных земель.

В 1502 году они возвели на персидский престол суфийского шейха Исмаила Сефеви, основавшего новую династию Сефевидов. В благодарность правитель стал использовать их как личную гвардию, дав им множество льгот и наградив именем шахсевенов (любящих шаха). Впрочем, от греха подальше, последующие Сефевиды стали разбавлять ряды шахсевенов за счет юных пленников, которых с детства воспитывали в духе преданности престолу. Так что со временем кызылбаши-шахсевены все больше утрачивали свои племенные особенности.

В противовес им другая ветвь каджаров сохраняла и название, и обособленность, осев в Восточном Иране и сосредоточившись на войнах с соседями, населявшими территории современных Афганистана и Туркменистана. Именно благодаря их воинственности племенной союз кызылбашей по-прежнему находился на положении привилегированного военного сословия и постоянно пополнялся новыми членами. На рубеже XVI и XVII веков принявший христианство и оставшийся в Европе персидский посол Орудж-бек Боята (известный под именем дона Жуана Персидского) насчитывал в нем уже 32 племени.

Часть каджаров в это время перекочевала в долину Мерва (на территории современного Туркменистана), разделившись на две ветви - ашагыбаш и юхарибаш. Самая большая группа - около 50 тысяч семейств - расселилась в районах Эривани, Гянджи и в Карабахе. Фактически в считавшемся едином Иране существовало несколько кызылбашских государств, самым могущественным из которых было Карабахское бейлербекство в районе Гянджи. Шахов они слушались постольку-поскольку, что, в конце концов, переполнило чашу терпения Аббаса I Великого. Уступив туркам часть спорных земель на западе, он сосредоточился на делах Кавказа и Средней Азии и жесткими мерами поставил на место собственные элиты.

Последние из кочевников

Каджары стали всего лишь одним из многих населявших его империю племен, имевшим, возможно, чуть больше льгот, но заметно умерившим свои амбиции. Только немногим их представителям удавалось пробиться в ряды иранской элиты. Одним из них был глава племени Мухаммед Хасан-хан, сделавший карьеру при дворе персидского шаха Надира, но чем-то прогневивший грозного владыку и едва успевший унести ноги. Шах отыгрался, оскопив сына беглеца Ага-Мохаммеда, в жизни которого потом было еще много крутых поворотов и все они не способствовали улучшению его характера.

В 1779 году он возглавил племя каджаров, и вступил в затянувшуюся на полтора десятилетия борьбу с династией Зендов, которая завершилась его полной победой.

Так злобный скопец стал шахом Ирана и основателем новой правящей династаи - Каджаров.

Разорив в 1796 году Грузию, Ага-Мохаммед был зарезан двумя своими военачальниками, которых решил наказать за какую-то провинность. На престол вступил его племянник Фетх Али-шах, который скопцом не был, имел большой гарем и оставил множество наследников. Династия правила в Персии до 1925 года и поначалу, разумеется, опиралась на соплеменников. Из каджаров подбирались и министры, и военачальники. Только придворных евнухов продолжали делать из пленников, но это объяснимо. Иранские каджары постепенно перемещались в города и, разумеется, меняли свои суровые нравы, смешиваясь с оседлым населением. Российский путешественник и разведчик подполковник Алексей Колюбакин в 1883 году считал, что, будучи обязаны в случае войны выставить 2 тысячи всадников, они никак не смогут выполнить это обязательство.

Сегодня численность каджаров в Иране ученые определяют в 30-35 тысяч, отмечая, что они все больше теряют национальную идентификацию. В соседних странах их следы только прослеживаются в местных топонимах или фамилиях, за которыми слышны отзвуки более грозных, почти легендарных событий.

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая













Интересные сайты: