История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





«Златокипящая» Мангазея

К концу XVI века у русских накопились обширные сведения о Сибири и ее богатствах. Но вместе с тем она все еще оставалась таинственной землей, полной несметных сокровищ, которые нужно было только найти и взять. В поисках серебряных гор и золотых рек в Сибирь устремлялись все новые и новые экспедиции первопроходцев. Они-то и создали там удивительную министрану - Мангазею.

На восточной стране, за Югорьскою землею, над морем, живут люди самоедь, зовомые малгонзеи... А ездят на оленях и на собаках, а платья носят соболие и оление, а товар их соболи», - говорится в письменном памятнике «Сказание о человецех незнаемых в восточной стране и языцех розных», который был создан в XV-XVI веках и очень распространен в России тех времен. Мысли об этих богатых землях десятилетиями будоражили умы. Прознав сибирские богатства, царь Борис Годунов в 1600 году отрядил экспедицию на Обь. Возглавили ее воевода Мирон Шаховской и письменный голова Данила Хрипунов.

На берегах сибирских рек

Набрав в Тобольске сотню казаков, Шаховской и Хрипунов спустились по Иртышу до Березовского острога, где для них были построены мореходные суда - кочи. В Обской губе (заливе Карского моря), куда вышли казаки, им не повезло: кочи изрядно обтрепало штормом. Далее путь держали на оленях и лыжах и дошли до реки Пур. Здесь казаки подверглись нападению сибирских народов (предположительно селькупов или юраков) - потери составили 30 человек. Раненый Шаховской и уцелевшие казаки на оленях добрались до низовьев реки Таз и там, вблизи енисейских волоков, в 1601 году построили Мангазейский острог.

Городок строился недалеко от берегов Обской губы. Неприютны эти берега и поныне: покрытые травой кочки, кустарник, низкорослые деревья. Вокруг ни души. Слышны только всплески волн. Но несмотря на лютые морозы и короткое лето, жизнь в Мангазее закипела очень быстро. Рубили дома и укрепляли городские стены. В город устремились крестьяне со всей Руси, искавшие вольницы и желавшие разбогатеть на соболином промысле. Торговый люд не переводился круглый год. Денег и товаров развелось так много, что хватило и церкви отстроить, и гостиный двор, да и собственные дворы обустраивались весьма добротно. В «Расписном списке» за 1626 год сказано: «Над Тазом рекою... стоял красивый рубленый пятибашенный кремль - детинец...»

О богатстве Мангазеи ходили самые фантастические слухи, и неслучайно прозвали ее «златокипящей». Каждое лето устраивалась пушная ярмарка, на которую съезжались «с Руси многие торговые люди - пермячи и вятчане, и вымячи и пустозерцы, и усольцы, и важане, и каргопольцы и двивяне, и вологжане - и всех московских городов торговые люди...» Ходили по улицам, вымощенным положенными на ребро килями древних судов. Этим людям довелось увидеть Мангазею во всем блеске, слушать перезвоны колоколов деревянных церквей, жить в домах с двойными стенами для защиты от северных ветров...

В пору расцвета, по данным сохранившихся таможенных книг, только за 1630-1637 годы Мангазея выдала разрешения - проезжие грамоты - для вывоза чуть ли не полумиллиона соболей! Торговым людям разрешалось закупать в городе пушнину при условии уплаты десятины в пользу государства, а также обзаводиться «запасами и всяким съестным товаром», кроме запрещенных, какими считались воинское снаряжение, железные изделия и вино. Если у кого находили таковые, их имущество отбиралось в пользу казны.

Недолгое процветание

Мангазея

Мангазея стала конечной точкой следования купеческих торговых караванов из Европы в Сибирь. Она завершала Мангазейский морской ход - старинную арктическую трассу, связывавшую русское Поморье (Белое море) с великим Енисеем.

Всего несколько десятилетий просуществовал на тюменском севере знаменитый торговый посад. Уже в 1620 году указом царя Михаила Федоровича Мангазейский морской ход под страхом сурового наказания был запрещен - с одной стороны, чтобы преградить доступ иностранным торговым компаниям на богатый пушниной рынок, а с другой стороны, бояре желали прекратить бесконтрольные поездки туда крестьян Поморья. То и другое перекликалось с настроениями правительства, которое опасалось не только иноземных, но и своих купцов, научившихся ловко избегать уплаты государственной пошлины. Тем не менее еще два десятка лет Мангазея вела выгодную торговлю. Но в 1630-1631 годах городские воротилы передрались между собой. Как водится, из-за денег. В результате артиллерийской дуэли между приверженцами двух крупно поссорившихся мангазейских воевод - Григория Кокарева и Андрея Палицына - был разрушен знаменитый гостиный двор. В 1642 году деревянные строения города сильно погорели, а в 1672-м указом нового царя Алексея Михайловича Мангазею было велено совершенно оставить. Уездный центр, каковым являлся город, переместился на берега реки Енисей, в Туруханское зимовье - Туруханск. Уже через 100 лет никто не мог указать бывшего местоположения «златокипящей».

В конце XIX века в местах, где кипела бойкая торговля мангазейцев, работала исследовательская партия Управления сибирских водных путей под руководством техника Русанова. На берегах реки Нижняя Тунгуска члены экспедиции не раз встречали местных жителей, чьи платья были украшены золотыми монетами. Оказалось, монеты - древние, относящиеся ко временам существования Мангазеи. Люди Русанова позднее рассказывали, что один из стариков-тунгусов хранил громадное количество мангазейских золотых, но все владельцы монет отказались сообщить экспедиции источники их приобретения.

Чуть позже Борис Михайлович Житков, биолог и географ, известный своими исследованиями Севера России, восстановил по документам, описал на месте и нанес на карту древний морской торговый путь от Беломорского побережья в Мангазею, пересекавший по речным и озерным системам полуострова Канин и Ямал.

Потерянный город

Во второй половине XX века по следам поморов отправилась научная экспедиция Института Арктики и Антарктики во главе с доктором исторических наук Михаилом Ивановичем Беловым. Исследователи быстро нашли остатки городского поселения за Полярным кругом. Раскопки показали, что Мангазея была типичным средневековым русским городом с кремлем и посадом, с ремесленными мастерскими и торговыми рядами. Хорошо сохранились три кремлевские башни - Спасская, Успенская и Ратиловская. Две другие были смыты оползнем.

На раскопах, общей площадью около 3 тысяч квадратных метров, члены экспедиции Белова обнаружили бывший воеводский двор. В центральной части посада были обнаружены остатки зданий - литейных мастерских, в них среди шлака нашлись части тиглей и плавильных печей. В доме самого литейщика обнаружили чашки китайского фарфора, амфоры из-под бальзама, стеклянные штофы с эмалевыми рисунками в русском стиле и многое другое.

В жилище ювелира лежали необработанные драгоценные камни - агаты, сердолики, зерна изумруда, серебряные и медные перстни, кольца и нательные крестики. В мастерской сапожника - куча кожаных обрезков и специальный сапожный нож.

На берегу реки Таз нашлись и остатки гостиного двора. Тут же лежали великолепные костяные и деревянные шахматы, ларчики, нарты, лыжи, ножи и топоры, сверла, фаянсовая и стеклянная посуда, кожаная обувь, одежда и многое другое. Среди находок - замечательный гребень, вырезанный из кости мамонта, несколько сотен монет времен Ивана III, Ивана Грозного, Бориса Годунова, медные монеты царя Алексея Михайловича.

Исследователи определили не только границы кремля и контуры посада, но также следы трех культовых построек, в первую очередь, соборной церкви Святой Троицы, Успенской церкви, стоявшей за крепостной стеной, и часовни святого Василия Мангазейского - юноши, по преданию, злодейски убитого местными язычниками.

История гласит, что после пожара в 1642 году гроб с мощами Василия «вышел» из земли, после чего произошли чудеса исцеления среди тех, кто касался мощей. Позже гроб Василия был увезен в Туруханск.

Ныне лишь воображение позволяет восстановить облик некогда шумного заполярного «града Китежа». Мелькнула Мангазея на страницах истории - и канула в небытие. Треть старинного городища уже отняла река, но то, что сумела спасти и сохранить для потомков экспедиция Михаила Белова, является бесценным достоянием России.

Михаил ЕФИМОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая










Сообщество в G+