История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










На прекрасном острове

«Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный,/Тучный, отовсюду объятый водами, людьми изобильный», - так красочно описан Крит в «Одиссее» Гомера.

Остров Крит - вытянутый с запада на восток гористый клочок суши - находится в Средиземном море, в 100 километрах к югу от материковой Греции.

Суеверие приводит к открытию

В 1889 году английский путешественник и антиквар Гревилль Честер подарил музею Эшмола в Оксфорде сердоликовую четырехгранную печать овальной формы. На ней были вырезаны голова волка с высунутым языком, птица, птичья голова, голова барана и так далее. Продавшие ее Честеру афинские торговцы утверждали, что она была найдена в Спарте. Этой находкой заинтересовался Артур Эванс, бывший в то время хранителем музея. Выходец из богатой английской семьи, Эванс был страстным коллекционером и заинтересовался находкой антиквара, хотя к ее спартанскому происхождению отнесся с сомнением. И не случайно. Весной 1893 года он поехал в Афины, где ему удалось найти и купить аналогичные печати с просверленными насквозь продольными отверстиями. У продавцов он выяснил, что все они были привезены с Крита. Через год Эванс направился на Крит. Здесь он нашел множество изделий догреческой культуры, в том числе и отпечаток с подаренной Честером печати, которая якобы была найдена в Спарте. Он не надеялся найти много печатей, но неожиданно помогло одно старинное суеверие.

Дело в том, что эти печати были молочного цвета, и критские крестьянки были уверены, что они помогают женщинам, кормящим ребенка. Они даже называли такие камни «галоусами» (то есть «приносящими молоко»). Узнав об этом, Эванс стал ходить из деревни в деревню, из дома в дом, и выпрашивать древние амулеты. Ему показали и даже подарили немало таких печатей, особенно старые женщины, которые уже не могли рожать. Но молодые свято верили в волшебную силу камней и не спешили с ними расставаться. Англичанин даже придумал изготавливать аналогичные изделия с более красивыми рисунками, чтобы менять их на древние находки. Если же крестьянки отказывались отдавать или менять печати, с них делался гипсовый слепок с точными копиями изображений.

Особый интерес Эванса к этим находкам был не случаен. Он прекрасно понимал, что подобные печати символизируют существование частной собственности и отражают высокое развитие культуры. Они для него стали своеобразной «нитью Ариадны», которая в итоге привела его к открытию.

В конце XIX века на Крите вспыхнуло восстание: остров отделился от Турции и вошел в состав Греции. После сенсационных находок Шлимана греки были заинтересованы в аналогичных открытиях. Греческое правительство помогло Эвансу купить в Кноссе на Крите участок земли, на котором находились развалины дворца, и он приступил к раскопкам.

Воскрешение мифического Лабиринта

Дворец Миноса
Развалины дворца Миноса - легендарного короля минойцев

На это место обратил внимание еще Шлиман, когда нашел здесь засыпанное землей здание и массу битой керамики. Но тогда хозяин земли не разрешил проводить раскопки. Масштабные исследования начались лишь в 1900 году, когда к ним приступил Эванс. Место оказалось поистине бесценным. В первую же неделю археолог обнаружил украшенные фресками стены огромного комплекса, керамику догреческой эпохи и глиняные таблички с надписями. К концу сезона была раскопана четверть огромного Кносского дворца, который сразу же воскресил в памяти сказание о Лабиринте. Неудивительно, что он был назван «дворцом Миноса», а открытая цивилизация - минойской.

Согласно греческому мифу, Минос был сыном царевны Европы из Финикии и всемогущего Зевса, который, превратившись в белого быка, похитил ее и доставил на Крит. Минос в ту эпоху был самым могущественным правителем. Он заставил Афины регулярно платить ему дань, присылая ежегодно 14 девушек и юношей (по другим версиям, раз в несколько лет). Все они становились пищей быкоголового чудовища Минотавра, появившегося на свет в результате противоестественной связи царицы Пасифаи, жены Миноса, с чудовищным быком, подаренным царю владыкой моря Посейдоном. Хитроумный мастер Дедал построил для содержания Минотавра особое подземелье - Лабиринт. Расположение комнат в нем было таким запутанным, что выбраться оттуда было крайне сложно.

Та же картина была и в раскопанном дворце. В его центре находился большой открытый двор, окруженный со всех сторон колоннами. Вокруг двора имелось множество комнат различных размеров, некоторые из них соединялись коридорами. Этот дворцовый комплекс местами имел три и даже четыре этажа - настоящий «небоскреб» своего времени! К сожалению, верхние этажи почти не сохранились, зато нижняя часть дворца дошла до нашего времени в хорошем состоянии и состоит из красивых парадных комнат. В одной из них был обнаружен царский трон с высокой спинкой. На этом же уровне находился и театральный зал со ступеньками для зрителей.

Но самое поразительное - в Кносском дворце имелись ванные комнаты, водопровод из керамических труб и даже туалет с проточной водой! В то время нигде в мире ничего подобного просто не было!

Жить в таком дворце было удобно и комфортно. Его обитатели переходили с этажа на этаж по красивым лестницам, на каждом уровне имелись большие открытые веранды, сквозь широкие окна внутрь попадало много света. В нижнем этаже были длинные коридоры с множеством дверей, ведущих в различные кладовые. В них стояли огромные глиняные сосуды, в которых хранили зерно и другие продукты. Здесь же находились мастерские для ремесленников и комнаты для хозяйственных работ (в одной из них даже сохранился пресс для выжимания растительного масла). Но больше всего восхитили Эванса замечательные фрески на стенах, рассказывающие о жизни местных жителей.

Радостное искусство

Сохранившиеся фрески критских художников отличаются яркостью и богатством красок. Все они изображают мирную жизнь: народные шествия, религиозные процессии, приручение быков и игры с ними, сады, луга, море с рыбами, поля с птицами, растениями и животными. Судя по рисункам, минойцы были изящными и жизнерадостными людьми. И мужчины, и женщины носили длинные волосы, при этом женщины красиво завивали их локонами. Одежда мужчин состояла из широкого кожаного ремня и гульфика. Женщины носили длинные пестрые юбки с оборками, а также лиф, который оставлял обнаженными грудь и руки. У минойцев были популярны танцы и занятия атлетикой, например кулачным боем.

Минойское искусство в целом отличается удивительной безмятежностью и жизнерадостностью. Ему совершенно чужды жестокие кровавые сцены войны и охоты, столь популярные в более позднее время. Судя по росписям, жизнь минойской дворцовой элиты протекала в радостной атмосфере почти непрерывных празднеств и красочных представлений. Война и связанные с ней опасности не получили своего отражения в искусстве - ведь остров был надежно защищен морем.

Минойцы были народом мореплавателей и торговцев. Критский флот господствовал в Восточном Средиземноморье, очистив его от пиратов и установив там свободу судоходства. Критяне славились также как искусные лучники и пращники, и в их армии уже были колесницы - непобедимый в то время род войск. Земледельцы выращивали ячмень и пшеницу, а также оливки, миндаль и виноград, обрабатывали шерсть и лен для производства тканей.

Удалось установить, что первые дворцы на Крите возникли вместе с новой культурой около 1950 года до нашей эры, благодаря пришельцам - могущественным народам-мореплавателям. Скорее всего, именно они завоевали Крит и установили здесь талассократию - державу, опиравшуюся на господство на морях. Поэтому они не боялись нападений с моря и не строили высоких стен и иных укреплений. Беда пришла с другой стороны: примерно в конце XV или начале XIV века до нашей эры Кносский дворец был разрушен землетрясением, после которого он уже никогда полностью не восстанавливался.

Тем не менее в период расцвета, в тепличной атмосфере изоляции остров активно развивался, благодаря выгодной торговле и благодатному климату. В течение веков здесь сложилась уникальная минойская культура, созданная миролюбивыми, красивыми и жизнерадостными людьми.

Сегодня уже никто не отрицает значение открытой Эвансом цивилизации.

Весь мир убедился, что за несколько столетий до мрачного и героического времени, когда создавались «Илиада» и «Одиссея», на Крите и в материковой Греции существовала замечательная и радостная культура, получившая имя легендарного царя Миноса.

Евгений ЯРОВОЙ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая













Интересные сайты: