История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Гибель возрождения

Тангуты - родственный тибетцам полукочевой народ - вошли в историю со страниц китайских хроник раннего Средневековья. Прозванные тангутами, сами себя они именовали «ми», или «минья».

Разрозненные племена тангутов частенько угрожали северо-западным рубежам Поднебесной империи и принимали самое деятельное участие в извечном ожесточенном противостоянии Китая и Тибета, ведь район проживания ми как раз приходился на участок огромного фронта борьбы двух восточных держав. Они занимали обширную территорию между пустыней Гоби на севере и рекой Байшуй на юге.

В границах Си Ся

В X веке завершился переход большинства тангутских родов к оседлости, а в 982 году они образовали собственное государство Си Ся. Большая часть народа ми исповедовала буддизм. Это вероучение пришло из Тибета. Впоследствии, когда в XX веке были найдены тысячи тангутских документов, большинство из них оказались переводами буддийских трактатов с китайского и тибетского языков. Влияние Китая имело не меньший вес: китайские идеи, в особенности конфуцианская мораль, широко внедрились в процесс воспитания юных ми.

У государства Си Ся («Белое государство запада») была сильная армия, управляемая хорошо обученными стратегами, усвоившими китайские военные трактаты. Общая численность войск достигала в период войн полумиллиона человек. Столицу страны - Синцзин - защищали 70 тысяч солдат. Ударной силой являлась кавалерия, прочие задачи выполняли пехотные соединения.

Постепенно государство Ся стало настолько могущественным, что вынудило Китай считаться с собой. Более ста лет китайцы выплачивали тангутам ежегодную дань шелком, серебром и чаем. При этом характер отношений между странами стал вполне миролюбивым. Быстро развивалась торговля, в первую очередь караванная. Народ ми не знал голода и нищеты - люди культивировали злаки и выращивали многочисленные плодовые деревья, разводили домашних животных.

Разбогатевшие правители Ся позволили себе расслабиться и разнежиться. Они одевались в дорогие тончайшие шелка, украшали свои покои живописными полотнами и бронзовыми скульптурами, ради благочестия возводили храмы, украшая их бесценными золотыми изображениями Будды, а при дворе содержали армию ученых монахов, художников, мастеров и переписчиков, всех тех, кто мог оценить и приумножить культурные ценности. В середине XI века в стране Ся была изобретена своя особая иероглифическая письменность, отличная от других народов. Тангуты, любители книг и чтения, даже наладили книгопечатание (с деревянных дощечек). Тиражи некоторых книг достигали 50 тысяч экземпляров!

С конца XII века до Синцзина время от времени доносились вести о жестоких войнах где-то в степях севера, но, отделенные от Монголии труднопроходимыми пустынями и горными хребтами, тангуты не придавали им особого значения. В 1205 году монголы впервые напали на западные районы Ся: области Гуачжоу и Шачжоу. Правитель страны Чунь Ю проявил полную беспомощность, не сумев дать достойный отпор врагу, и только отряды китайцев, отвлекшие нападавших, позволили сохранить мир на какое-то время.

В поисках богатого соседа

Полный провал правительства Чунь Ю подготовил почву для государственного переворота, и в 1206 году к власти пришел Ань Цюань, двоюродный брат свергнутого правителя. Набег монголов оказался совершенной неожиданностью для тангутов, а их уход отмечался как национальное торжество. Столица государства была переименована в Чжунсин (Возрождение).

В это время Чингисхан завершил объединение монгольских племен. Все соседние народы безропотно покорились великому завоевателю. Но так как они были слишком бедны и взять с них было нечего, Чингисхан стал искать такого противника, который не смог бы оказать сильного сопротивления и служил бы источником большого количества добычи, что оправдывало бы трудности похода.

Осенью 1209 года отряды, отправленные великим ханом, начали осаду Чжунсина.

На сей раз счастливый случай помог тангутам. В январе 1210 года шли сильные дожди, и плотина, сооруженная монголами для того, чтобы затопить Чжунсин, не выдержала напора. Потоки воды, прорвав дамбу, устремились прямо на монгольский лагерь, что заставило последних снять осаду и убраться на время восвояси.

В конце 1225 года монголы вновь вторглись в пределы Си Ся. С пути сметалось все живое. Поход возглавлял сам Чингисхан. Весной 1226 года пал первый на пути орды тангутский город - Эдзина (или Хара-Хото). В начале лета был взят Сучжоу, где уцелело 106 семей (из населения в несколько десятков тысяч человек), затем Ганьчжоу - оплот тангутов на западе. В начале осени без сопротивления был занят Лянчжоу. Осенью монголы в девяти местах форсировали Хуанхэ и подошли к стенам Линчжоу, где тангутские вооруженные силы дали кочевникам генеральное сражение. Стотысячная армия народа ми безуспешно пыталась изменить ход войны. Потери тангутов исчислялись десятками тысяч воинов. Монголы одержали победу. Линчжоу пал. Затем наступила очередь столицы Чжунсина.

Чингисхан не успел отпраздновать низвержение государства Си Ся. Ему шел 67-й год, и, не отличавшийся крепким здоровьем, он серьезно заболел. Умирая, Чингисхан завещал перебить всех тангутов. И, выполняя волю умершего, монголы устроили страшную резню в сдавшемся Чжунсине. Повелитель тангутов, в нарушение всех договоренностей, был убит, едва явившись в лагерь кочевников.

Государство Си Ся исчезло с лица земли. Погибли его народ, язык и культура. Через полвека летописцы уже не имели точных представлений, где находилось «царство Тангут». Постепенно наступление песков, которое уже не могли сдержать запущенные ирригационные сооружения, поглотило остатки городов и селений. О тангутах забыли надолго.

Открытые заново

Хара-Хото

В 1886 году экспедиция русского путешественника Григория Потанина, пересекая пустыню Гоби, остановилась на отдых в низовьях реки Эдзин-гол. Неподалеку располагалось стойбище монголов. От них русские узнали о развалинах какой-то крепости, покинутой людьми и засыпанной песками. Чуть позднее, в 1907 году, Российским географическим обществом была организована новая экспедиция в Монголию. Ею руководил Петр Кузьмич Козлов, который, твердо веря в сообщение Потанина, решил во чтобы то ни стало найти «его» город.

Путь к нему оказался трудным и опасным. Однажды путешественники попали в такую пыльную бурю, что сбились с пути и пять суток блуждали по пустыне. И вот 19 марта 1908 года экспедиция Козлова совершила одно из крупнейших открытий в археологии XX века, обнаружив погибший город тангутов Хара-Хото, «азиатские Помпеи», погребенные песками пустыни Гоби.

Путешественники вошли в город с западной стороны и оказались на обширной квадратной площади, пересеченной во всех направлениях развалинами. Хорошо были видны основания храмов, выложенных из обожженного кирпича. Одни здания были совсем разрушены и сровнялись с землей, другие еще держались.

Поселение представляло собой прямоугольник площадью 380 на 450 метров.

На берегу сухого русла неподалеку от крепости возвышался удивительный субурган - буддийский знак. На его пьедестале стояло около двух десятков больших - в рост человека - глиняных статуй, перед которыми, будто перед ламами, отправляющими богослужение, лежали огромные книги. Они были написаны на китайском, тибетском, маньчжурском, монгольском, турецком, арабском языках и на неизвестном еще науке тангутском языке. В сухом климате все находки прекрасно сохранились после того, как пролежали в земле несколько веков.

Все находки были доставлены в Академию наук Санкт-Петербурга.

В середине 30-х годов XX века советский востоковед Николай Невский сумел расшифровать тангутские письмена, и тогда древние тексты обрели смысл и помогли установить цепь событий, ставших непосредственной причиной гибели города.

Правитель Хара-Хото батыр Хара-цзянь-цзюнь пытался дать ряд сражений за пределами города, но все они закончились его поражением. Батыр был вынужден искать спасения за стенами своей крепости, которая держалась до тех пор, пока осаждающие не перекрыли русло реки Жошуя мешками с песком и не лишили город воды. В отчаянии через пробитую брешь в северной стене осажденные кинулись на врага. В неравной схватке погибли все его защитники и обитатели.

Ирина СТРЕКАЛОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая










Сообщество в G+