История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Коммунисты Эллады

Карл Маркс и Фридрих Энгельс создали теоретические основы нового общества, где бы господствовали равенство и единство, в XIX веке. Однако такое государство в истории уже было... И называлось оно Спартой.

В XI веке до нашей эры по верху величественной горы Тайгет проходила западная граница государства Лакедемон, столицей которого была Спарта. Греки-дорийцы пришли в область Лакония на юге полуострова Пелопоннес позже, чем их соплеменники ахейцы покорили Арголиду, Мессению и другие земли. Те активно отбивались от пришельцев и стремились отнять у дорийцев занятые ими местности. Поэтому лакедемоняне жили на постоянном военном положении.

Правитель без трона

Царь Ликург

В Спарте правили два царя из двух разных династий - Еврипонтидов (Проклидов) и Агиадов. Из-за этого в стране были постоянные раздоры. Одному царю дали имя Евном («хранитель порядка») в надежде, что ему удастся угомонить народ. Но именно его убили ножом на улице во время драки. На престол взошел его старший сын Полидект, а после его смерти царский сан перешел к младшему - Ликургу. На восьмой месяц его правления вдова брата родила сына, которого назвали Харилаем («радость народа»), Ликург хотел продолжать править до совершеннолетия племянника, но мать ребенка и ее родные недолюбливали Ликурга. Их клевета заставила его покинуть Спарту.

Он уехал на Крит. Спартанцы жалели о его отъезде и не раз просили вернуться. Но Ликург возвратился на родину, страдавшую от смут, лишь после рождения у Харилая сына. Прежде чем предстать перед народом, он решил услышать предсказания жрицы бога Аполлона в знаменитом Дельфийском оракуле. Пифия встретила Ликурга словами: «Вижу тебя я, Ликург, пришедшего в храм мой богатый.../ Как мне тебя называть, я не знаю: хотя схож с человеком,/ Все же тебя назову я бессмертным скорее, чем смертным». Эти слова придали ему решительности, поскольку намекали на его божественную миссию.

С 30 вооруженными воинами Ликург явился на городскую площадь. Испуганный правитель Харилай бежал, укрывшись в храме Афины. Но Ликург заявил, что никаких претензий на трон у него нет, и он будет лишь помогать в управлении государством как опекун будущего царя - малолетнего сына Харилая.

Одновременно с Харилаем из рода Еврипонтидов в Спарте правил Архелай из рода Агидов. Они ненавидели друг друга, и каждый стремился к единовластию. Заручившись поддержкой народа, Ликург приступил к решительным изменениям в стране. И начал с царского престола. Он дал правителям равные права. Старшины семейств и родов пользовались особым почетом. Поэтому Ликург призвал выбрать 28 старейшин (геронтов) от каждого рода, которые будут участвовать в правлении пожизненно.

В состав этого совета (он назывался герусия) входили и цари. Но теперь они имели полную власть только на войне. У народа же, как предлагал Ликург, должны были быть высшая власть и сила. «Пусть граждане собираются у реки Эврота на собрания, где им будут предлагаться законы, которые они будут принимать либо отклонять», - говорил он. Народное собрание происходило каждое полнолуние.

Бедность - залог успеха

Для окончательного прекращения смут нужно было устранить главную причину раздоров между гражданами - имущественное неравенство. Самой смелой реформой Ликурга был передел земель. Страна, где они жили, была завоевана общими силами всех дорийцев. Однако одни семейства имели обширные угодья и большие стада, а другие не владели практически ничем. Ликург считал нужным дать каждому дорийцу надел, достаточный для обеспечения семейства. Полученный участок нельзя было ни делить, ни продавать - он нераздельно переходил от отца к сыну. А тот уже содержал остальных членов семьи. После раздела земель спартанская община стала называться «общиной равных».

Чтобы остановить воровство и мошенничество, Ликург запретил употребление золотых и серебряных денег, постановив, что вместо монет следует использовать железные прутья. Более того, и металл, из которого они изготавливались, ни на что не годился, так как охлаждался в уксусе, что делало его хрупким. Богачу для сбережения капитала требовалась целая комната, а для перевозки - телега.

Еще одним преобразованием Ликурга, направленным на уничтожение стремления граждан к богатству, было учреждение сисситии - товариществ из 15-20 человек, служивших обычно в одном военном отряде. Ликург хотел, чтобы сисситы стали друзьями и готовы были умереть друг за друга. Ежедневно они собирались для совместного обеда. Есть могли лишь то, что приносили в общий котел. В основном ели ячменную кашу, похлебку из чечевицы и бычьей крови, сыр, фрукты и пили вино, которое разбавлялось водой. Однако это скудное пиршество настолько не понравилось знатным гражданам, что однажды возникла потасовка, где молодой спартанец выбил правителю глаз. Ликург выказал при этом такую кротость и хладнокровие, что мятежникам стало стыдно. Они раскаялись и покорились.

Ликург не позволял спартанцам жить за границей, чтобы они не усвоили чужих обычаев. А иноземцам было запрещено надолго оставаться в Спарте, дабы спартанцы не научились от них дурному. Исчезли все искусства и промыслы, которые служили роскоши. За украшение одежды могли даже казнить. Красивое тело - это все, чем мог хвастаться спартиат.

Однажды Ликурга спросили: что нужно сделать, чтобы соседние страны не нападали на нас? Он ответил: «Оставайтесь бедными и не будьте ни в чем богаче соседей».

Страна безжалостных

Со временем положение в стране стабилизировалось. Страсть к наживе ушла.

Спарта была аграрной страной, но возделыванием земель спартанцы не занимались. За них это делали порабощенные соседи - илоты. В руках бывшего местного населения (сословия периэков) оказались ремесло и торговля. Гимнастика и военные упражнения считались единственными занятиями, достойными спартиатов.

В Спарте все решала община. Новорожденного приносили на гору Тайгет. Геронты придирчиво осматривали младенца, и если находили какие-то отклонения, то тут же сбрасывали в пропасть - как ненужный элемент общества. Впрочем, эту ужасную легенду в наше время разоблачили археологи, не нашедшие в пропасти под горой никаких останков младенцев. Однако жители других греческих государств искренне верили, что их соседи-спартанцы действительно настолько жестоки. А лакедемоняне не спешили их разубеждать - им было на руку, чтобы их боялись.

До семи лет мальчикам разрешалось находиться при родителях. Потом их отдавали в специальные военные школы. Спали юные спартанцы все вместе на связках тростника, который они приносили с берегов Эврота, ломая голыми руками. Мальчиков держали впроголодь, чтобы те учились добывать себе пропитание сами. Теоретически им разрешалось красть, но тех, кто попадался, нещадно пороли. Некоторые даже умирали во время бичевания на алтаре Артемиды.

Каждый спартанец, достигший определенного возраста, должен был жениться, чтобы производить на свет сынов Спарты. Быть холостым считалось позорным. Но, женившись, молодой муж оставался в рядах сисситов и должен был посещать свою супругу тайно...

Женщины в Спарте находились на особом положении. Ликург считал, что заботу о будущем страны нужно начинать с заботы о матерях. Женщина должна быть здоровой и веселой, тогда и дети ее будут крепкими и сильными. Жительницы Спарты занимались спортом, присутствовали на всех праздниках. Наравне с царями и старейшинами они принимали многие решения относительно общества. Мужчинам, не отличившимся во время сражений храбростью, женщины отказывали в любви.

Высоко ценилась в Спарте музыка. Воины шли в бой под звуки флейт. Говорили, что хорошая музыка действует на душу не меньше, чем оружие. Спартанцы пели песни, слагали стихи, любили юмор, оставаясь при этом немногословными даже во время собраний. Для собраний специально было выбрано не защищенное от ветров место под палящим солнцем, чтобы выступающий не увлекался красивыми речами, а выражался кратко и по существу. Когда у спартанского царя спросили, много ли в Спарте воинов, тот ответил: «Хватит, чтобы прогнать трусов».

Реформы Ликурга помогли Спарте стать одним из самых сильных государств Древней Эллады. А слова жрицы оказались правдивыми: Ликург умер в возрасте 85 лет, обессмертив свое имя.

Юлия КРАВЧЕНКО



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая











Сообщество в G+