История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Битва трёх императоров

2 декабря 1805 года у небольшого городка Аустерлиц (ныне город Славков-у-Брна в Чехии) состоялась одна из самых знаменитых битв в истории человечества: армия французов под командованием Наполеона наголову разгромила союзное русско-австрийское войско. Сражение при Аустерлице иногда называют «битвой трех императоров», так как на поле боя лично присутствовали французский император Наполеон Бонапарт, австрийский император Франц II и российский император Александр I...

К лету 1805 года 180-тысячная армия Наполеона уже стояла на французском побережье Ла-Манша, в Булони, готовясь высадиться в Англии. Чтобы обезопасить себя от гибельного вторжения, англичане стали спешно сколачивать очередную, третью по счету, антифранцузскую коалицию. В нее вошли Великобритания, Австрия, Неаполитанское королевство, Португалия, Швеция и Россия.

Поспешишь - людей насмешишь

В сентябре 1805 года 70-тысячная австрийская армия под командованием барона Карла Мака вторглась в Баварию - союзницу наполеоновской Франции. Получив известие о действиях сил коалиции, Наполеон отложил высадку на Британские острова и двинулся в Германию. Австрийская армия барона Мака была окружена и капитулировала в битве при Ульме (16-19 октября 1805 года).

Русская армия генерала Кутузова, спешившая на помощь австрийским союзникам, внезапно обнаружила, что помогать-то, собственно, некому. Оставшись в одиночестве, Кутузов вынужден был отступать с боями на соединение с другой русской армией под командованием генерала Ф.Ф. Буксгевдена. В этих жестоких арьергардных боях октября-ноября 1805 года (при Амштеттене, Кремсе, Шёнграбене) порой приходилось отправлять на верную смерть целые подразделения - все лишь для того, чтобы спасти от уничтожения основные силы русской армии. 22 ноября 1805 года в районе городка Ольмюц войска Кутузова соединились с корпусом Буксгевдена. Сюда же прибыли русский царь Александр I и австрийский император Франц II, бежавший из Вены, куда вошли французские войска. Встал вопрос, что же делать дальше...

Положение было таково. Всех русских войск насчитывалось около 70 тысяч человек. Плюс еще тысяч 15 австрийцев. В лучшем случае у союзников было около 90 тысяч человек. В приближавшейся армии Наполеона солдат было меньше - не более 75 тысяч. Но тем не менее Кутузов страшился битвы. Он прекрасно сознавал качественное превосходство французской армии. По мнению Кутузова нужно было продолжать отступление: уходить дальше на восток, ждать, затягивать войну, истощить силы французов бесплодной погоней за русской армией.

Но замысел Кутузова натолкнулся на непреодолимое препятствие: император Александр I стоял за немедленное генеральное сражение. Воспитанный в атмосфере постоянной придворной лести, русский император возомнил себя новым Александром Македонским.

Император Франции боялся только одного: что русские опять начнут отступление, изматывая его армию длительными переходами и мелкими стычками. И вот в эти предшествующие роковой битве дни Наполеон разыграл целую комедию. Он прикинулся испуганным, оробевшим, потерянным. Наполеон велел своим аванпостам отойти с занятых позиций и послал Александру I предложение о перемирии.

Ликование в стане русских войск было полное: Бонапарт боится! Значит, он слаб! Значит, его можно взять голыми руками! Теперь Александр I не хотел и слышать об отступлении. Генеральное сражение стало неизбежным...

2 декабря 1805 года, ровно через год после коронации Наполеона, в районе Аустерлица разыгралась грандиозная битва, ставшая одной из самых блистательных побед французского полководца.

Отличный план... для верстовых столбов!

Наполеон и Франц I

Диспозицию сражения для армии Российской империи, как это было принято в те времена, составил вовсе не русский, а австрийский генерал - Франц фон Вейротер. В те времена при русском дворе к немецким штабистам относились с каким-то особым, прямо-таки благоговейным трепетом.

Наполеон легко разгадал замысел Вейротера. Он понял, что тот будет стремиться отрезать французов от дороги на Вену, чтобы окружить или загнать их на север, в горы. Для этого русская армия должна будет сойти с господствовавших над местностью Праценских высот и предпринять обходное движение своим левым крылом. При этом левый фланг русских при движении непременно должен будет растянуться и оторваться от центра. Впоследствии Наполеон пошутит: «План Вейротера был хорош. Но только если бы моя армия стояла неподвижно, как верстовые столбы».

Наполеон сконцентрировал войска в центре, напротив Праценских высот, изготовившись для стремительного удара по русским позициям. На рассвете 2 декабря Кутузов предпринял последнюю попытку удержать Александра от рокового решения. Когда император спросил, почему же русские полки не начинают движение, Кутузов сослался на то, что еще не подошли все резервы. Дальше состоялся знаменитый диалог:

- Михаил Илларионович! Ведь мы не на Царицыном лугу, где не начинают парада, пока не придут все полки.

- Потому-то я и не начинаю, ваше величество, что мы - не на Царицыном лугу, - ответил Кутузов.

Александр нахмурился и приказал начать сражение. Кутузов подчинился. Холодным утром, около 7-8 часов, когда густой туман застилал подножие Праценских высот, русско-австрииские войска начали спуск с возвышенностей.

В 9 часов утра, когда левое крыло русской армии, совершавшее фланговое движение, достаточно отдалилось от центра, Наполеон отдал приказ к атаке. Ослабленный центр русской армии пал под французским натиском. Праценские высоты оказались в руках неприятеля.

Конец «русского мифа»

Заняв высоты, Наполеон направил главный удар на левое крыло русских, совершавшее хитроумный маневр, придуманный Вейротером. Часть русских войск отбросили к прудам и вынудили отступать по замерзшему льду. Наполеон, заметив это движение, приказал бить ядрами по льду. В общем, весь левый фланг русских попал в страшную мясорубку: с фронта и тыла на него давили французские войска, а с Праценских высот сыпались французские ядра.

На правом крыле союзного войска (им командовал князь Багратион) ситуация была почти столь же тяжелой. Под натиском кавалерии Мюрата солдаты Багратиона откатывались к переправам через Раустицкий ручей, протекавший в тылу русских позиций. Именно здесь произошла легендарная самоубийственная атака Кавалергардского полка.

На прижатый к Раустицкому ручью лейб-гвардии Семеновский полк стремительно неслась французская кавалерия. На помощь «семеновцам» пришли несколько эскадронов Кавалергардского полка. Переправившись через ручей, кавалергарды с ходу врезались во фланг противника.

Русские смяли французских конных егерей и мамелюков. Но силы были явно не равны. Часть кавалергардов попала в окружение и билась еще где-то четверть часа - пока не была истреблена до последнего человека. Из этой безнадежной атаки вернулось лишь 18 человек. Но зато Семеновский полк был спасен - его бойцы успели переправиться на другой берег ручья...

К полудню все было кончено. Разгром союзников был полным. Они потеряли 27 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными (из них 21 тысяча - русские солдаты) и почти всю артиллерию. Остальная русско-австрийская армия просто разбежалась в разные стороны, перестав существовать как организованная сила. Французам достался весь колоссальный обоз с провиантом и боеприпасами...

Император Александр I бежал с поля битвы еще задолго до окончательной катастрофы. Его свита разбежалась врассыпную, бросив своего повелителя. При русском самодержце остался лишь один лейб-гусар. Александр дрожал и плакал от страха и унижения. Стать новым Александром Македонским у русского царя не получилось.

На следующий день французским солдатам зачитали победный приказ Наполеона. «Солдаты, я доволен вами! В день Аустерлица вы украсили ваших орлов бессмертной славой...» - так начинался этот приказ.

Для Наполеона эта битва стала одним из величайших его триумфов. А для России... Наполеон верно заметил, чем стал Аустерлиц для России. «Ваша армия считалась непобедимой. Я разрушил это заблуждение», - сказал как-то Наполеон русскому посланнику.

Действительно, в течение целого столетия - со времени печально памятной Нарвской битвы 1700 года - русские войска не проигрывали ни одного генерального сражения. И в России, и в Европе были уверены: русских можно поколотить в мелких стычках, с ними можно свести войну «в ничью», но разбить их наголову невозможно. Наполеон доказал, что это не так...

Денис ОРЛОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Роковые даты     Следущая










Сообщество в G+