История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Футбольная война

Когда-то польский журналист Ришард Капусцики заметил: «В Латинской Америке граница между футболом и политикой является расплывчатой». Он был более чем прав.

Слишком страстный футбол

В Латинской Америке народ, как известно, чрезвычайно темпераментный. А потому в 1964 году в столице Перу Лиме во время встречи сборной этой страны с аргентинской командой вспыхнувшие на трибунах беспорядки быстро переросли в ужасающее кровавое сражение. Тогда погибли 318 человек, свыше 500 получили ранения. В 1968 году те же аргентинцы буйствовали во время своего внутреннего чемпионата. Бессмысленная бойня унесла жизни 74 человек, ещё 113 были ранены. Но то, к чему в 1969 году привела серия из трёх отборочных матчей между сборными Гондураса и Сальвадора, стремившихся пробиться в финальную часть мирового первенства 1970 года, для европейца покажется каким-то бредовым кошмаром наяву.

Первый матч проходил в столице Гондураса Тегусигальпе 6 июня 1969 года. Сальвадорской команде пришлось провести накануне матча бессонную ночь в гостинице. Отель окружили болельщики сборной Гондураса, которые бросали в окна камни и петарды, били по пустым бочкам и листам жести палками и громогласно распевали песни враждебного содержания. После первого тайма на табло были одни нули, но во втором уже на последних минутах матча гондурасец Роберто Кардона забил победный гол — 1:0. Не в силах стерпеть обрушившийся на державу позор, гражданка Сальвадора по имени Амелия Больянос покончила с собой. На родине похороны Амелии вылились в грандиозное шествие, которое возглавляли гвардейцы с флагами. За гробом шли президент республики Фидель Санчес Эрнандес и его министры.

Сожженные флаги

Серия матчей между Сальвадором и Гондурасом привела к войне

Второй матч был в столице Сальвадора, городе Сан-Сальвадор, 15 июня. Теперь бессонную ночь в столичной гостинице «Флор Бланка» пришлось пережить гондурасским футболистам. Всю ночь сальвадорские фанаты били камнями окна и бросали туда тухлые яйца, дохлых крыс и вонючее тряпьё. Под утро гостиницу и вовсе подожгли. На матч сборную Гондураса везли в бронетранспортёрах.

Хозяева поля уверенно победили со счетом 3:0. Причём все мячи были забиты уже в первом Таймс. На этот раз беспорядки достигли угрожающего размаха. Гондурасских футболистов вновь увозили с поля в бронированных авто. Болельщикам повезло меньше. Многие были избиты, двоих и вовсе забили насмерть. Кроме того, сальвадорские фанаты жгли государственные флаги проигравшей страны.

Когда радио Тегусигальпы сообщило, что сальвадорские болельщики во время матча всячески глумились над символами государственности Гондураса — флагом и гимном, по стране прокатилась ответная волна нападений на сальвадорцев, включая двух вице-консулов. К сальвадорской границе потянулись ручейки беженцев, а армия сидящего в Сан-Сальвадоре режима Фиделя Санчеса Эрнандеса в качестве ответной меры начала готовиться к мобилизации.

Третий матч на нейтральном поле в Мехико был назначен на 27 июня. В период подготовки к нему телевидение обеих стран лило на соперников ушаты грязи, называя их нацистами, карликами. пьяницами, садистами, пауками, агрессорами и ворами. Между трибунами, которые занимали болельщики команд-претендентов, сидели 5000 мексиканских полицейских с дубинками в руках. Уже за три дня до встречи на сальвадорско-гондурасской границе началась стрельба. Пограничные патрули палили друг в друга почём зря. Сам матч проходил в упорнейшей борьбе. Лишь в дополнительное время Сальвадор вырвал победу — 3:2. По ходу матча сальвадорские болельщики вновь надругались над гондурасскими святынями. Поэтому вечером того же дня Гондурас разорвал с Сальвадором дипломатические отношения. Количество беженцев измерялось уже десятками тысяч, а перестрелки пограничников становились всё интенсивнее и интенсивнее.

Когда заговорили пушки

3 и 14 июля 1969 года истребители ВВС Гондураса вторгались в воздушное пространство Сальвадора. В тот же вечер сальвадорские войска перешли границу Гондураса. После мобилизации 11-тысячная армия мирного времени увеличилась вшестеро. Одни лишь элитные подразделения сальвадорцев насчитывали две с половиной тысячи бойцов. Армия Гондураса была гораздо меньше — порядка восьми тысяч человек. Поэтому особо высоких боевых качеств она не проявила и стала откаты ваться под ударами превосходящих сил противника К вечеру следующего дня победоносные сальвадорские войска заняли столицу гондурасского департамента Нуэва Октопек.

Зато гондурасцы вскоре отыгрались в воздухе. К началу военной компании ВВС Сальвадора насчитывали 30 самолётов. ВВС Гондураса — 25. Все это были старые машины времён Второй мировой войны: истребители P-51D «Мустанг» и F-4U «Корсар», учебно-боевые T-28 «Троян» и транспортные «Дуглас DC-3». Все — американского производства. Большая часть самолётов ВВС Сальвадора по техническим причинам была непригодна к полётам. Сальвадорцы использовали старые пузатые «Дугласы» в качестве бомбардировщиков. Они бомбили мирные города и сёла Гондураса, сбрасывая бомбы через открытые иллюминаторы вручную. Подобного бомбометания мир не видел со времён Первой мировой!

Самолёты гондурасских ВВС имели лучшую техническую сохранность, а лётчики — более высокую лётную подготовку. Гондурасские лётчики одержали несколько побед в воздушных боях, а также весьма эффективно бомбили аэродромы, склады и порты противника. В итоге сальвадорская авиация была полностью уничтожена. Кроме того, были серьёзно повреждены топливо-нефтяные хранилища сальвадорцев, в результате чего их автомобили и бронетехника остались без бензина.

С точки зрения политики

Американская пресса сразу же дала творящемуся по соседству безобразию имя Soccer War — Футбольная Война. Дипломатия крупнейшей страны Западного полушария сразу же вступила в действие и, грохнув кулаком по столу, призвала разбушевавшихся потомков великих индейцев майя сесть за стол переговоров. На следующий день после начала войны была собрана чрезвычайная сессия Организации Американских Государств, призвавшая к прекращению огня и выводу сальвадорских войск из Гондураса. Сальвадорцы требовали, чтобы Гондурас согласился на выплату репараций за нападения на сальвадорских граждан и гарантировал безопасность сальвадорцев, проживающих в Гондурасе. Однако под нажимом США 18 июля было согласовано прекращение огня. До конца июня Сальвадор не желал выводить с гондурасской территории свои войска, но был вынужден это сделать под угрозой введения экономических санкций. Однако столкновения в дебрях джунглей между патрулями, дозорами и разведывательно-диверсионными группами, победоносными по большей части для сальвадорцев, продолжались до конца августа. Мирный договор и вовсе был подписан лишь десять лет спустя.

С точки зрения историко-политологического анализа, футбол послужил лишь поводом для войны. Причины таились гораздо глубже. Сальвадор, будучи самым малым по площади и самым густонаселенным из всех латиноамериканских государств, обладал сравнительно развитой экономикой, но испытывал острую нехватку пригодных для обработки земель. Да и из той, что имелась, большая часть принадлежала крупным землевладельцам, что вынуждало безземельных крестьян мигрировать в соседний Гондурас. Многие прибывали туда незаконно и захватывали пустующие необработанные земли. К 1969 году в Гондурас в поисках свободных земель и заработка переселились свыше 300000 сальвадорцев. Бурный рост числа принадлежащих им частных предприятий, особенно обувных магазинов, больно задевал граждан Гондураса, свидетельствуя об экономической отсталости их родной страны.

Поэтому режим гондурасского президента Освальдо Лопеса Орельяно, испытывавший большие политико-экономические трудности, решил использовать сальвадорских переселенцев в качестве козлов отпущения. В январе 1969 года его правительство отказалось продлить заключённый с Сальвадором двумя годами ранее двусторонний договор об иммиграции. В СМИ была развёрнута кампания, объясняющая рост безработицы и снижение заработной платы наплывом рабочих-мигрантов из соседней страны. Уже в мае многие сальвадорцы стали возвращаться на родину. К лету отношения между государствами были накалены до предела. Ну, а когда полыхнула война и унесла жизни 700 сальвадорских и 1200 гондурасских солдат, а также двух-трёх тысяч мирных граждан (по мнению журналистов, война унесла жизни 6000 человек, и ещё 12000 было ранено), общая численность сальвадорских беженцев из Гондураса в конечном итоге составила от 60 до 130 тысяч человек.

Валдис ПЕЙПИНЬШ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Роковые даты     Следущая










Сообщество в G+