«Дедушка Крылов»

Автор: Maks Дек 22, 2017

Хрестоматийный «дедушка Крылов» в реальной жизни категорически не соответствовал своему почтенному имиджу. Анекдоты о нём ходили по всей России, и при этом Иван Андреевич был всеобщим любимцем. Ненавидел его лишь один-единственный человек — бунтарь Емельян Пугачёв. Он грозился повесить Крылова, когда тому было всего 5 лет!

Спустя годы из списка Пугачёва стало известно, что среди прочих его врагов числились капитан Андрей Крылов, защитник Яицкого городка от смутьянов, его жена и их сын Ваня, будущий наш баснописец. Пушкин, писавший о русском бунте, «бессмысленном и беспощадном», ещё в 1833 году попытался взять «показания» с очевидца. Но Крылов, сославшись на нездоровье, ответил лишь неопределённым мычанием. Тем не менее поэт увековечил героя войны Крылова-старшего и в «Истории Пугачёвского бунта», и в «Капитанской дочке» в образе капитана Миронова.

На балу у царицы

А Крылова-младшего Пушкин просто любил. В отличие от придворного стихотворца Василия Жуковского, который считал крыловские выражения «противными вкусу» и «грубыми», Пушкин первым назвал баснописца «истинно народным поэтом», а его «весёлое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться» даже позаимствовал!

В его «дяде самых честных правил» современники легко узнали крыловского персонажа («Осёл был самых честных правил» из басни «Осел и Мужик»). Кстати, известный острослов Пушкин об Иване Андреевиче не сочинил ни единой эпиграммы. Зато другие современники постарались на славу, особенно по поводу фантастического аппетита Крылова. По словам князя Петра Вяземского, баснописец легче пережил бы смерть близкого человека, чем пропущенный обед. Но Крылова шутки о переедании и чрезмерном весе совсем не трогали.

Когда, например, на набережной Фонтанки какой-то студент при виде толстяка сказал друзьям: «Глядите-ка, туча идёт!», Крылов лишь бросил на ходу: «И лягушки заквакали».

А как-то на обеде у царицы Марии Фёдоровны в Павловске Крылов не пропускал ни одного блюда. Жуковский, сидевший рядом, шепнул: «Да откажись хоть раз, Иван Андреевич. Дай императрице возможность попотчевать тебя». «Ну а как не попотчует!» — проронил баснописец, не отрываясь от тарелки. Он утверждал, что с царских обедов «никогда сытым не бывал»: «Убранство, сервировка — одна краса. Сели — суп подают… Ей-богу, пять ложек всего набрал… Добрались до индейки. Не плошай, Иван Андреевич, здесь мы отыграемся. Подносят. Хотите верьте или нет — только ножки и крылушки, на маленькие кусочки обкромленные… А сладкое! Стыдно сказать… Пол-апельсина! Нутро природное вынуто, а взамен желе с вареньем набито. Со злости с кожей я его и съел».

Приятелей Крылов выбирал по принципу: кто лучше накормит. Но, придя из гостей, устраивал у себя «настоящий» обед. Часто это бывали кастрюля кислой капусты и жбан кваса. В домах, где обедал баснописец, имелись для него спецкресла внушительных размеров: там после трапезы он мог вздремнуть часок-другой, и никто не смел ему мешать. Лишь однажды какой-то насмешник в окружении молодых офицеров принялся писателя тормошить: «Господин Крылов! Я поспорил с моими товарищами на бутылку шампанского, что добьюсь от вас хотя бы трёх внятных слов… Скажите нам что-нибудь!» Иван Андреевич открыл один глаз, затем второй и произнёс внятно: «Вы проиграли!», после чего вновь заснул. Даже в Императорской библиотеке, где работал почти 30 лет, он всегда устраивал «тихий час». А поскольку был Крылов всеобщим любимцем, начальство на жалобы посетителей не реагировало…

Маскарадный костюм

Иван КрыловРавнодушие Крылова к собственному костюму и внешности тоже было притчей во языцех. Как-то Крылов явился в царский дворец в заляпанном кафтане, а сквозь дыру в сапоге зиял палец без носка! Подходит он к царской ручке, а вместо поцелуя чихает. Вроде как конфуз, но императрица лишь смеётся и жалует «мудрейшему из русских писателей» новый костюм и сапоги из оленьей кожи.

В другой раз Крылов собрался на придворный маскарад. За советом он обратился к супруге своего шефа по библиотеке Оленина и в ответ услышал: «Вы, Иван Андреевич, вымойтесь да причешитесь, и вас никто не узнает». В этой семье старому холостяку сочувствовали, а к его чудачествам относились с улыбкой. Как, собственно, и большинство современников, правда, не все… Одних возмущала крыловская квартира, больше походившая «на берлогу медведя, чем на жилище порядочного человека» (слова профессора Петербургского университета А.В. Никитенко), а также «беспорядок и нечистота в комнатах» из-за привычки Ивана Андреевича кормить голубей прямо на полу гостиной. Других удивляла страсть Крылова к пожарам (на место городских возгораний он часто прибывал раньше огнеборцев, чтоб только поглазеть на пламя). А его любовь демонстрировать голое тело многих просто шокировала. Однажды Крылов в чём мать родила встал у окна своего дома и принялся играть на скрипке («концерт» прервал околоточный)…

Большинство анекдотов-былей стало известно из уст самого баснописца. «Представляете, господа, — так начинал обычно Крылов очередной рассказ за ломберным столом, — возвращаюсь вчера вечером домой. Иду себе спокойно… цигарку курю… Вдруг слышу: сзади кого-то бьют. Оборачиваюсь — меня…». Репутацию Крылова как самого известного флегматика России современники охотно поддержали. Например, картину над его диваном не обсуждал только ленивый. О самой живописи, правда, речи не шло, толковали лишь о тяжести рамы, шатком гвоздике и угрозе падения. Но Крылов неизменно отвечал доброхотам, что «угол рамы должен будет в таком случае непременно описать косвенную линию» и миновать его голову…

Лишних телодвижений Крылов и вправду не любил, только ничего общего с ленью это не имело. В юности он увлекался уличными боями «стенка на стенку», а уже в 20 лет был совладельцем книжной лавки, типографии и журнала «Почта духов» (позже — журналов «Зритель» и «Меркурий»). Писал пьесы, преподавал детям князя Голицына, работал библиотекарем… Там, кстати, имел место любопытный эпизод. Переводчик Гомера, Николай Гнедич как-то пожаловался, что «затрудняется в уразумении точного смысла одного стиха» «Илиады». Крылов тут же дал верный перевод с греческого. «Вы случайно затвердили этот стих, да и щеголяете им!» — воскликнул Гнедич и принялся открывать «Илиаду» наугад. Крылов легко переводил гекзаметр раз за разом. Тогда «в исступлении пламенной души своей» Гнедич бросился на шею Ивана Андреевича, убеждая того приняться за перевод «Одиссеи» профессионально. Но баснописец «особой охоты» к этому не проявил. Его главным делом были басни. Их за всю жизнь он написал более 200!

Внучка Наденька

После закрытия всех своих сатирических журналов (цензурой за вольность) Крылов отправился на промыслы картёжные. Несколько лет «ездил по ярмаркам, чтобы отыскивать партнёров», о чём говорил позже писателю Гречу. Немудрено, что известный петербургский шулер, увидев портрет писателя в каком-то почтенном месте, прямо-таки остолбенел: «Я ж его знаю. Он, кажется, пишет только мелом на зелёном сукне!». В результате своего «бизнес-тура» по российской глубинке баснописец обзавёлся капиталом в 110 тысяч рублей ассигнациями (около 14 миллионов рублей на наши сегодняшние деньги)!

В конце жизни Крылов получил чин статского советника и 6-тысячный пенсион. Безнадёжный холостяк к концу жизни приобрёл семью. Современники и раньше шептались, что дочь Саша у его кухарки Фени родилась от Ивана Андреевича. Когда же Феня умерла, Крылов выдал дочь замуж с богатым приданым. В старости, уже не таясь от мнений света, жил в семье Саши с её мужем и дочкой. Как вспоминали современники, «девочка по имени Наденька особенно утешала его». «Пушкин посетил Крылова за день или за два до своей дуэли с Дантесом. Он был особенно, как-то даже искусственно весел… играл с… Надеждой, нянчил её, напевал песенки» (публицист Л.Н. Трефолев). Перед смертью Крылов завещал своё имущество и права на издание басен «в полное распоряжение и вечное владение своего зятя К.С. Савельева».

Крылов скончался в 75 лет от воспаления лёгких. Он стал первым русским писателем, кому «памятник воздвиг» буквально сам народ, собрав деньги по подписке на монумент скульптора Петра Клодта. Что и было главным знаком любви россиян к своему баснописцу…

Людмила МАКАРОВА

,   Рубрика: Дворцовые тайны




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
23 + 4 =


SQL запросов:61. Время генерации:0,746 сек. Потребление памяти:31.73 mb