Детство без оттепели

Автор: Maks Янв 22, 2018

Можно спорить по поводу оценки исторической роли генсека Хрущева, но семьянином и отцом Никита Сергеевич был прекрасным. Впрочем, с дочерью Радой у него сложились совершенно особые отношения.

Весной 1929 года в семье секретаря парткома столичной Промышленной академии Никиты Хрущева и учительницы в партийной школе Нины Кухарчук родилась долгожданная дочка. Она не была первым ребенком. У Никиты Сергеевича от первого брака уже имелись сын и дочь — их воспитывали его родители на Украине. И несколько лет назад у пары родилась малышка, которая почти сразу умерла.

Появлению этой крохи Хрущевы были так рады, что и имя ей выбрали созвучное — Рада. Сколько потом девочка настрадается из-за него: и в детском саду, и в школе глупые дети ее дразнили и высмеивали…

В кремлёвских пелёнках

Имея две комнаты в общежитии, молодые родители обустроили в одной из них детскую. Правда, бегать в нее приходилось через общий коридор. Но вскоре Хрущевы получили большую казенную квартиру в только что построенном Доме правительства. Никита Сергеевич сразу же «выписал» из Украины своих отца с матерью, а вместе с ними и детей от первого брака.

Хрущёв с дочерьми

Никита Хрущёв с дочерьми Радой и Леной

В доме стало шумно и весело. Родители были вечно заняты на работе, а маленькая Рада оставлена на попечение деда и старшей сводной сестры Юли. Детский сад находился в том же доме, на 11-м этаже.

Воспоминания о раннем детстве у Рады остались тревожные: серый асфальт, холодный ветер, запах сгоревшей бумаги из урн и исчезающие вместе со своими родителями одна за другой подружки-соседки — шли годы сталинского террора.

Оба родителя Рады были идейными революционерами, в семье царил культ Сталина. Мать рано утром уезжала на работу на трамвае (никогда не афишировала, чья она жена), а возвращалась поздно вечером, когда дети уже спали. Она не мыслила себя домохозяйкой: бытовые вопросы лежали на плечах бабушки и девушки-прислуги, которая спала в коридоре на сундуке. Как и Никита Сергеевич, Нина Петровна происходила из очень бедной семьи, а потому и детей старалась воспитать в скромности и строгости. Матерью она
была неласковой: никаких объятий и поцелуев, даже уменьшительно-ласкательных имен не полагалось. Рада выросла такой же.

Позже, когда в семье появился сын Сергей и дочка Лена, которая часто болела, Нине Петровне пришлось делать выбор между карьерой и детьми, и она выбрала второе. Зато Никита Сергеевич поднимался по партийной линии все выше. Хотя на достатке Хрущевых это никак не сказывалось. Сам генсек сетовал, что в бытность работы слесарем он зарабатывал куда больше! Ничего своего у семьи не было, казенная квартира, казенная машина, казенная мебель с инвентарными номерами. Рада помнит, как раз в год приходили какие-то люди с блокнотами и сверяли эти номера со своими списками.

Каждую неделю дед отправлялся в распределитель и приносил огромный мешок провианта. Но это были не деликатесы, а обычные продукты: хлеб, картошка, сливочное масло.

А еще Хрущеву полагалась комната в однодневном доме отдыха, где он вместе с Радой проводил свой единственный выходной. Эти дни для девочки были особенными: благодаря им она имела возможность пообщаться с отцом. В это время он принадлежал не партии, а только ей одной.

Если не принимать во внимание вечную занятость, Никита Сергеевич был хорошим семьянином и родителем. В мелочах всячески старался сгладить строгий характер своей супруги, но по принципиальных моментам никогда с ней не спорил и не вмешивался в процесс воспитания детей.

Рада вспоминала, как они с папой ходили в лес на лыжах. Во время долгих прогулок Никита Сергеевич цитировал стихи Некрасова. У него была отличная память, и Рада тоже запомнила эти строки на всю жизнь.

И все же в целом Рада Хрущева росла, как сорная трава, была предоставлена сама себе. Одна ходила в школу и обратно: у нее не было ни машин с водителем, ни охранников. Училась отлично, запоем читала книги. Была очень скромной, воспитанной и умной девушкой. Отец никогда не давил на нее и давал право выбора, но и протекций не составлял.

«Околорадский жук»

Окончив элитную школу с золотой медалью, Рада сама поступила на филфак МГУ, а затем перевелась на факультет журналистики. Хрущев всегда относился к работникам пера снисходительно, однако дочери в ее предпочтениях не препятствовал. Вот только духовной связи, доверительных отношений между Радой и отцом не сложилось: это было больше похоже на уважение. Она никогда не задавала Никите Сергеевичу лишних вопросов и о своей жизни тоже не откровенничала. Смолчала и о романе с высоким красавцем Алексеем Аджубеем. Сказала, только когда молодой человек сделал ей предложение. Она бы согласилась жить с ним и в гражданском браке (ведь и отец с матерью официально не были расписаны до 1965 года!), но знала: родители этого не примут.

Новость о женихе Хрущев воспринял прохладно: «Приводи, посмотрим!» После смотрин мать заявила, что замуж дочери выходить еще рано. Аджубею было 25, а Раде только исполнилось 20. Отец же выбор дочери и не одобрил и не забраковал. Он просто принял в свою семью Алешу, называл его исключительно на вы и всячески продвигал по карьерной лестнице.

В 35 лет Алексей Аджубей возглавил самую влиятельную газету СССР «Известия». Его тогда прозвали «околорадский жук» и даже придумали дразнилку. «Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей». А Рада после института устроилась в журнал «Наука и жизнь», где проработала всю жизнь, став начальником отдела, а затем заместителем главного редактора. Как и мать, она никогда и нигде не козыряла своим статусом дочери «хозяина страны». Совсем другое — ее супруг. Вся страна знала, как он любит посидеть за столиком в элитных ресторанах в компании красавиц-актрис.

Хрущев на измены зятя закрывал глаза: сами разберутся. А Рада так любила мужа, что не только прощала его, но и выгораживала перед своими родственниками и знакомыми.

«Детей не трогайте!»

После знаменитого XX съезда КПСС Раду Хрущеву, как и остальных комсомольцев, вызвали на собрание ячейки ВЛКСМ. Она недавно родила сына и получала второе высшее образование на вечернем отделении биофака МГУ. Объявление о докладе Хрущева об осуждении культа личности Сталина прозвучало как гром среди ясного неба. Рада была в
ужасе и не могла повернуть головы, чтобы посмотреть на соседа справа или слева. Неизвестно, что поразило ее больше: как отец, идейный сталинист, решился на такое, или почему он не предупредил никого из близких?! Даже ее муж, с которым Хрущев обсуждал все рабочие вопросы, оказался не в курсе и был шокирован.

Только перед своей отставкой Хрущев позвонил дочери и попросил предупредить зятя, которого это событие неминуемо коснется. Единственное, о чем он попросил Брежнева: «Детей не трогайте!» И Леонид Ильич обещал.

Конечно, голова Аджубея полетела с плеч: он был смещен с поста главреда. А Рада Никитична как работала, так и продолжала работать на своей должности. Была этому причина в обещании Брежнева или в том, что она заняла этот пост не по протекции отца, а благодаря своему профессионализму, — неизвестно…

Смерть отца Рада Аджубей восприняла стоически. Занималась воспитанием троих сыновей, старшего из которых назвала Никитой, а затем и внуков. Семья для нее была всегда важнее политики. Возможно, эта позиция — результат ее статусного, но лишенного родительского внимания детства. Детства без оттепели.

Марина СОБОЛЕВА

,   Рубрика: Дворцовые тайны




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:70. Время генерации:0,593 сек. Потребление памяти:31.74 mb