Династия на жалованье

Автор: Maks Ноя 30, 2018

То, что царь был на Руси самым главным, не обсуждается. Но вот был ли он самым богатым? И что именно могли себе позволить «рядовые» Романовы?

В Руси допетровской богатство исчислялось не столько в рублях, сколько в размерах земельных угодий и количестве крестьян, их обрабатывающих. Закабаление крестьян завершилось уже после Смутного времени, но крепостными стали не все — многие остались в государственной собственности, именуясь черносошными крестьянами. Подати они платили в казну и не зависели от произвола помещиков.

Целковый для государя

Первый Романов на российском престоле — Михаил Фёдорович — активно раздавал земли с государственными крестьянами, покупая лояльность элиты. Эти расходы частично компенсировались завоеваниями на Украине и в Сибири.

Расходы на царскую семью финансировались именно за счёт доходов от государственных имений, размеры которых, в свою очередь, определялись размером взимаемых с государственных крестьян податей. Ведал этим хозяйством созданный в 1627 году Приказ Большого дворца. Суммы на «прокорм» Романовых определялись исходя из пожеланий самодержца.

Пётр I пытался минимизировать личные расходы, так что к 1709 году Приказ Большого дворца фактически умер за ненужностью. Это, конечно, не значит, что денег на личные расходы у царя не было. Он, например, получал жалованье как полковник Преображенского полка и как вице-адмирал Российского флота. Помахав денёк молотом на казённом заводе, с удовольствием получал целковый. Правда, квалифицированный кузнец получал раз в 10 меньше, но в такие тарифные тонкости самодержец не углублялся…

Торжественные приёмы обычно устраивались за счёт сановников, чаще всего Меншикова, который владел самым роскошным домом в Санкт-Петербурге и которому за это прощались многие его «лихоимства».

Анна Иоанновна в 1733 году издала указ «О назначении на содержание Высочайшего двора ежегодно по 260000 руб. и об отпуске означенных денег из штата в Придворную контору». 260 тысяч — это примерно 1/8 от суммы всего импорта или 1/16 от суммы экспорта.

В мае 1762 года Пётр III специальным указом затребовал от Сената объяснений, на что, собственно, тратятся 9 из 15 миллионов государственного бюджета (6 миллионов расходовались на армию). Ответа император не дождался, поскольку вскоре был свергнут.

Екатерина II жила на широкую ногу, десятками тысяч раздавала крепостных фаворитам, но присоединила значительную часть Речи Посполитой, причерноморские земли, а также наполнила казну благодаря секуляризации церковных владений. При дворе расплодилось множество синекур, не связанных с выполнением конкретных обязанностей. Императрица сама подавала пример, числясь, например, (подобно Петру I) полковником лейб-гвардии Преображенского полка и добросовестно получая своё жалованье — 900 рублей в год. Для сравнения — подушная подать, которую платил каждый крестьянин мужского пола, в год составляла рубль с копейками.

Двор, как прорва, пожирал огромные суммы, и Павел I, активно боровшийся с унаследованными от маменькиных времён злоупотреблениями, решил навести порядок в этой сфере.

Ограничитель — только совесть

5 апреля 1797 года было издано «Учреждение об Императорской фамилии», оговаривавшее не только порядок наследования престола, но и суммы, выделяемые конкретным представителям семейства.

Романовых на тот момент было не так много: сам император, его жена Мария Фёдоровна, трое сыновей (четвертый появится позже) и пять дочек.

Каждый член семьи получал фиксированное «жалованье», размеры которого определялись его местом в семейной иерархии и (в случае сыновей) занимаемыми должностями.

Императрице полагалось 600 тысяч рублей в год, причём в случае вдовства сумма сохранялась за ней полностью.
Из детей больше всего, разумеется, получал старший сын — как цесаревичу (наследнику престола) ему полагалось 300 тысяч. Плюс к этому, будущий император Александр I получал по линии других ведомств зарплату как столичный военный губернатор и командующий гвардейской дивизией. Супруге цесаревича полагалось 150 тысяч. Прочим детям императора — по 100 тысяч. Внукам и правнукам императора до их совершеннолетия — по 50 тысяч.

Помимо «жалованья», Романовым полагался, условно говоря, «социальный пакет» в форме так называемых установлений. Речь шла об оплате напрямую из казначейства расходов на питание, жильё, медицинское обслуживание, охрану, командировочных, отпускных. К началу XX века число таких установлений («статей соцпакета») дошло до 35. При этом оплачивались служебные расходы не только самих Романовых, но также их лекарей, слуг, охранников, фрейлин (у императрицы и великих княжон), воспитателей (у несовершеннолетних отпрысков), адъютантов.

За чей счёт гуляем?

За чей счёт финансировалось всё это веселье? Как обычно, за счёт народа. Но Павел I был умерен в своих аппетитах, тем более что перед глазами маячил призрак королевы Марии-Антуанетты, которая своими неумеренными тратами на двор довела французскую казну до ручки, а заодно и страну до революции.

Предполагалось, что ежегодно в течение трёх лет на Романовых из казны будет выделяться по миллиону рублей, после чего их расходы станут обеспечиваться за счёт процентов от этого капитала, а также выделенных из государственных имений в персональное владение царской семьи уделов.

В случае каких-либо разовых внеплановых расходов предполагалось снова запускать руку в фонды казначейства. Речь, например, шла о приданом для великих княжон, выдаваемых замуж за иностранных монархов и принцев. Сумма приданого ограничивалась гигантской по тем временам суммой в 1 миллион рублей, «не считая алмазов и прочих вещей». С другой стороны, эти расходы компенсировались тем, что, уехав за границу, великая княжна снималась с российского довольствия и переходила на содержание мужа. Впрочем, овдовев, она могла вернуться на родину и снова поступить на государственное содержание. Заграничную собственность в таком случае следовало продать, а капиталы перевести в Россию. Оставшись же в Европе, приходилось довольствоваться только пенсионом в треть от положенного на родине.

До совершеннолетия (у наследника — в 16 лет, у прочих — в 20) управление личными средствами каждого члена семейства осуществлялось опекунами. Затем опекуны только контролировали расходы, и лишь с 25 лет (либо после вступления в брак) Романовы могли свободно распоряжаться собственным состоянием.

Николай I в 1826 году создал отдельное Министерство императорского двора и уделов во главе с опытным штабистом Петром Михайловичем Волконским. Посоветовавшись с императором, он обычно составлял смету расходов царской семьи, которую представлял на утверждение в Государственный совет. Подробная разбивка по статьям не производилась, но обычно никто не спорил. Как писал один из чиновников Министерства двора: «При оценке дворцовой финансовой политики следует иметь в виду, что при неограниченной власти царя он мог потребовать из государственной казны также неограниченную сумму на содержание Двора; но это не делалось, считалось недопустимым, неприличным. Отпуски на бюджет Министерства Двора обусловливались различными историческими наслоениями, увеличения их избегали до последней возможности».

В общем, при решении вопроса «Сколько можно потратить на себя и своих близких?» единственным ограничителем для самодержца была его совесть.

Больше семья — больше расходы

Дом РомановыхХотя «Учреждение об Императорской фамилии» имело форму закона, его корректировка в сторону возрастания сумм была неизбежна по причине инфляции, а также увеличения численности семейства.

Проблему с инфляцией удавалось решать благодаря тому, что со времён Екатерины II в России фактически существовали две параллельные денежные системы — в серебре и в ассигнациях. Ассигнования на дворцовые нужды, по разным статьям, производились также то в рублях, то в ассигнациях. В 1839-1843 годах министр финансов Егор Канкрин провёл денежную реформу, и расчёты стали производиться только в серебре, исходя из курса: 1 серебряный рубль за 3 рубля 50 копеек ассигнациями. Так что весь негативный эффект от инфляции оказался «съеден».

Правда, параллельно завершилась реформа государственных крестьян, фактически давшая им личную свободу. Зато осталась земля, доходность которой на вольном труде даже увеличилась.
Но с увеличением численности Романовых ничего нельзя было поделать. У Николая I было четыре сына, у Александра II — шесть сыновей, и большинство из них оставили законных наследников. Даже снять с российского довольствия потомство по женской линии получалось не всегда. Дочери императоров обычно выходили замуж за мелких немецких князей, которые вместе с потомством также зачастую перебирались в Россию. Не оставлять же их без копейки? Так семейство Романовых пополнилось дополнительными ветвями в лице герцогов Ольденбургских, герцогов Мекленбург-Стрелицких, князей Лейхтенбергских-Романовских.

Вдобавок некоторые великие князья имели незаконных отпрысков, которых также ставили на казённый баланс. Пример здесь подал сам император Александр II, приживший в морганатическом браке с княжной Екатериной Долгоруковой-Юрьевской двух сыновей и двух дочек.

Завершил череду морганатических скандалов заключённый за границей брак великого князя Михаила Александровича с дважды разведённой Натальей Вульферт. Николай II тогда наложил арест на его имущество, запретив возвращаться на родину. Пришлось влюблённым жить на средства, которые царский брат успел перевести в зарубежные банки, но сумма была небольшой, поскольку такие переводы отслеживались. Финансовые проблемы завершились, когда в связи с Первой мировой войной великий князь получил прощение и, вернувшись в Россию, снова получил доступ к своим капиталам, а заодно и дополнительное жалованье как командир Дикой дивизии.

В феврале 1884 года государственный секретарь Александр Половцов грустно констатировал в своём дневнике, что если 40 лет назад Министерство императорского двора отпускало средства на пятерых Романовых мужского пола, то на текущий момент число таких бюджетополучателей увеличилось до 23. Следовательно, через 40 лет их будет 115. «Может ли Россия выдержать эту цифру?».

Заявив, что не намерен перекладывать эту проблему на своего сына, Александр III создал комиссию по разработке нового «Положения об Императорской фамилии», которую возглавил брат царя, великий князь Владимир Александрович.

В документе содержались новые «расценки», существенно уступавшие павловским временам не только в относительных, но и в абсолютных цифрах.

Так, царствующей императрице вместо 600 тысяч полагалась теперь втрое меньшая сумма. На содержание «детей государевых до совершеннолетия» отпускалось по 33 тысячи рублей в год на каждого. Цесаревичу — всего 100 тысяч.

Экономные женщины

Конечно, на практике их доходы этим не ограничивались. Практически все великие князья занимали какие-нибудь солидные должности, вплоть до командующего артиллерией (генерал-фельдцейхмейстера), командующего флотом (генерал-адмирала), командующего гвардией и войсками столичного военного округа. Но им всё равно не хватало.

Например, упоминавшийся выше Владимир Александрович, член и глава всевозможных комиссий, помимо прочего, курировал возведение Спаса на Крови (на месте убийства его отца, Александра II) и так часто запускал руку в собранные народные деньги, что строительство храма затянулось почти на три десятилетия.

Конечно, имели место и противоположные примеры. Вдова Павла I императрица Мария Фёдоровна так рачительно распоряжалась собственными капиталами и средствами, собранными у благотворителей, что Ведомство её имени фактически превратилось в полноценное министерство, занимавшееся помощью малоимущим слоям населения.

Вообще все женщины из Дома Романовых занимались благотворительностью в добровольно-обязательном порядке, но, расходуя значительные средства на эти проекты, они одновременно жили на государственные же (то есть народные) деньги. И хотя причины краха империи лежали в несколько иной плоскости, крепче от этого она не становилась.

Дмитрий МИТЮРИН

Ценная шкатулка

После Февральской революции земельные владения Романовых были конфискованы. Большая часть их средств была вложена в ценные бумаги, преимущественно российских предприятий с обнулившейся стоимостью. Вклады в зарубежных банках были незначительными. В эмиграции обустраивались по-разному. Мать Николая II Мария Фёдоровна вывезла из России шкатулку, содержимого которой, с учётом пенсиона от датских родственников, ей хватило для безбедной, но скромной жизни. После её кончины оставшиеся драгоценности были приобретены английским королевским семейством.

, , , , ,   Рубрика: Историческое расследование





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,629 сек. Потребление памяти:38.82 mb