Дневник ужаса

Автор: Maks Апр 28, 2017

Моя прабабушка Лидия Михайловна Фролова родилась в Ленинграде 26 марта 1925 года. Едва девочке исполнилось десять лет, от сердечного приступа скоропостижно умер ее папа. До войны Лида училась в музыкальной школе при Дворце пионеров и считалась лучшей ученицей по классу гитары. Тогда Лида и не думала, что очень скоро ей придется гасить на крыше фашистские «зажигалки» и стоять у станка на подставленном ящике, изготавливая продукцию для фронта…

С великим гитаристом

Совсем недавно у меня произошла необыкновенная встреча — с… детством моей прабабушки! Она состоялась на страницах Интернета. В 1936 году, когда Лиде только исполнилось 11 лет (а мне сейчас — 14), великий испанский музыкант Андрес Сеговия посетил Ленинград. Навестил он и школу гитаристов Дворца пионеров. Преподаватель Василий Иванович Яшнев представил несколько своих лучших учеников. В их числе была и моя прабабушка Лида Фролова. Она не просто встретилась с гитаристом, но и как одна из лучших учениц школы продемонстрировала ему свою игру.

Лида ФроловаНа память были сделаны фотографии, которые хранятся в нашем семейном альбоме. Недавно, вспомнив об этом, я зашла на страничку Андреса Сеговии в Интернете. Каково же было мое удивление, когда я увидела ту самую фотографию! Моя прабабушка Лида — в белом платьице.

Счастливая жизнь обычного советского ребенка продолжалась ровно до тех пор, когда началась война. Лида с семьей — мамой Александрой Васильевной и сестрой Верой — осталась в осажденном Ленинграде.

Ничего, кроме хлеба

Александра Васильевна в годы блокады спасла дочерям жизнь. После работы она ежедневно заставляла их (понятное дело, что не зимой!) собирать лебеду. Из нее готовились удивительные блюда. Она ухитрялась разнообразить меню: у нее были даже котлеты из лебеды! Александра Васильевна вела в те жуткие годы дневник. Он сохранился, и мы порой перелистываем его пожелтевшие страницы и ужасаемся:

«1941 год. 20 декабря. Ничего, кроме нормы хлеба и воды, не было».

«1941 год. 28 декабря. Вера простояла шесть часов в очереди, получила только хлеб 625 граммов на троих, других продуктов не хватило, опять сидеть на воде».

«1942 год. 21 февраля. Дров ни полена. Дома холод и голод. Нет надежды, что все это переживем. Люди так и мрут. И ты думаешь, что скоро за тобой очередь. Распилили на дрова стол и стул. Дни тянутся долго».

«1942 год. 23 февраля. Сегодня большой праздник, день Красной армии. Всю ночь так бахали, будто у нас во дворе бой идет, спать нельзя. Хлеб кажется как пирожное, когда сможем получить по карточкам…Очереди за хлебом по четыре часа. Надо выстоять, и может и не достаться, даже по карточкам».

«1942 год. 14 марта. Сегодня третий день как нет никакой выдачи продуктов. Ночь была тревожная, канонада гремела, огонь сверкал. Сегодня все заводы работают. Дома сделали уборку. Крысы одолевают город. Когда они переходят дорогу, даже трамваи вынуждены останавливаться».

«1942 год. 26 марта. Сегодня Лиде 17 лет, а отмечать день рождения нечем. Лида получила немного костей и норму хлеба 125 граммов, уже за 28 марта. Ноги у Лиды ослабли. Истощенные инвалиды».

«1942 год. 31 мая. Сегодня я варила себе суп под названием “ассорти” — положила крапиву и еще два сорта травы. Вера варила суп из клевера. Лида опять съедает пайку хлеба на два-три дня вперед, приходится делиться с ней».

«1942 год. 5 июня. Вера и Лида работают по десять часов, да еще “зажигалки” ночью тушат на дежурстве по четыре часа…Вера за три недели получила один выходной».

«1942 год. 14 июня. Питаемся одной травой. Выхода нет. Пухнут ноги и лицо. Давно нет хлеба. А мы все-таки надеемся на нашу победу!»

«1942 год. 22 июня. Ходили с Лидой за лебедой, надо как-то выживать. Каждый день артиллерийский обстрел. Сегодня возила деньги в банк — военный налог заплатила».

Сила жизни

Во время блокады 16-летняя Лида, опухшая от голода, по 10-12 часов в день стояла у станка. Да еще обязательные дежурства на крыше либо рытье противотанковых рвов. А после этого еще идти за город за травой. Но Александра Васильевна тормошила дочерей, не давала им тихо угаснуть, заставляла постоянно быть в процессе. Наверное, только поэтому и выжили.

Александра Васильевна делала записи почти каждый день. Максимально подробно: что произошло за день, сколько раз бомбили, сколько раз они не спускались в бомбоубежище (просто не было уже сил), какое настроение у жителей соседних домов, и кто из родных и знакомых уже умер. Она была очень сильной духом. Нередко отдавала дочерям свои «иждивенческие» 75 граммов хлеба.

После окончания войны Лида Фролова встретила офицера из Москвы, дважды орденоносца (ордена Красной Звезды). Сергей Дмитриевич Голев прошел три войны — Финскую, Великую Отечественную и Японскую. Этот герой и стал моим прадедушкой.

Прабабушка же была удостоена медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» и знака «Жителю блокадного Ленинграда». Она стала ветераном труда, очень гордилась поздравлением от президента Путина в честь 300-летия Санкт-Петербурга в 2004 году. Всего Лидия Михайловна Фролова-Голева прожила 80 лет, работала учителем музыки в школе и выступала с великолепными гитарными концертами, правда, только на самодеятельной сцене…

Елизавета КООП

, , ,   Рубрика: Великая Отечественная


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
24 − 9 =


SQL запросов:51. Время генерации:0,552 сек. Потребление памяти:29.72 mb