Дурная наследственность

Автор: Maks Ноя 11, 2018

Людовик XV был, пожалуй, самым любвеобильным королём Франции. Помимо супруги Марии Лещинской, которая родила ему десятерых детей, он дарил свои ласки фаворитке госпоже Помпадур и целому гарему любовниц, которых держали в поместье «Олений парк». Причём многих из них готовили к служению королю с подросткового возраста. Насмешливые французы до сих пор называют Людовика XV не иначе как Bien Aime, что означает «непревзойдённый любовник». Впрочем, стоит ли удивляться пылкости и темпераменту правителя, ведь он по прихоти судьбы оказался потомком сразу трёх роковых красавиц французского королевства. А кровь, как известно, не водица…

Прекраснейшая в земной юдоли

Агнесса случайно столкнулась с Карлом VII в саду. Стройная, изящная, она робко присела в реверансе: «Я новая фрейлина, сир, Агнесса Сорель». Он шагнул к ней, попытался приобнять, но девушка отпрянула, взглянула испуганно и убежала. С подобным поведением Карл ещё ни разу не встречался: фрейлины Изабеллы Лотарингской всегда рады были услужить королю Франции и провести хотя бы ночь в его объятиях. Одним словом, Агнесса произвела на короля неизгладимое впечатление, и он решил во что бы то ни стало добиться её взаимности…

Влюблённые вели себя очень осторожно, придворный хронист писал: «Никто и никогда не видел, чтобы король дотрагивался до Агнессы ниже подбородка». Так что о новой любви короля при дворе узнали весьма своеобразным образом: обычно такая скромная и неприметная, Агнесса стала появляться в роскошных платьях, струящихся по полу, сплошь затканных бриллиантами. Дипломаты, вельможи, хронисты в один голос превозносили её красоту. Художники писали её портреты. Да что говорить о простых смертных, если даже папа Пий II не устоял: «Агнесса, бесспорно, прекраснейшая в земной юдоли». При дворе, естественно, к фаворитке относились холодно. «Выскочка, простолюдинка», — судачили за её спиной. Только лишь королева Мария привечала фрейлину: они частенько вместе гуляли, музицировали. Карл был в восторге от их дружбы. Сметливая же Мария быстро поняла: лучше уж пусть муж спит со шлюхой-аристократкой, чем ищет развлечения по тавернам Парижа.

Год шёл за годом, а счастью Карла не было конца. Папа римский, внимательно следивший за отношениями этой парочки, уверял: «Король так сильно влюбился в Агнессу, что и часа не мог провести без неё».

Дела государства меж тем приходили в упадок, а в западных землях продолжали хозяйничать англичане. И тогда случилось непредвиденное. Действительно ли Агнесса встала на защиту Франции, хотя прекрасно сознавала, что война отнимет у неё любимого, или это был хитрый манёвр, чтобы ещё больше разжечь страсть короля, только однажды она заявила: «Сир, в детстве астролог предсказал, что меня будет боготворить самый доблестный и отважный государь христианского мира. Но, видя, как мало вас заботит судьба страны, я склоняюсь к мысли, что этот отважный монарх не вы, а король Англии. Его оружие покрыто славой, ему подвластны богатые города. Думаю, мне стоит отправиться к нему…».

Не на шутку встревоженный Карл тут же разорвал перемирие с Англией. Теперь он всецело был занят войной, ходил в походы и громил врага. В Париже тем временем против него плелись интриги.

Узнав, что королю грозит опасность, Агнесса бросилась на помощь. Больная, беременная четвёртым ребёнком, она приехала к нему в Нормандию, в замок Жюмьен, чтобы предупредить о готовящемся заговоре. Король был тронут преданностью этой женщины. Но, увы, это была их последняя встреча. Спустя неделю Сорель умерла во время родов. У неё осталось трое дочерей: Шарлотта, Мария и Жанна. И хотя Карл VII очень переживал, что Агнесса не подарила ему сына, зато мог гордиться внуком — великим сенешалем Нормандии Луи де Брезе. А в 1514 году Луи взял в жены девушку из старинной дворянской семьи — знаменитую в будущем Диану де Пуатье.

Некоронованная королева

Людовик XV и мадам ДюбарриЗамужняя жизнь Дианы начиналась бурно. Не успели сыграть свадьбу, как её отец, Жан де Сен-Валье, позволил втянуть себя в заговор против короля Франциска и угодил в тюрьму. Диана единственная бросилась ему на выручку. Использовав связи и влияние мужа, она добилась аудиенции у короля и упала ему в ноги. Говорят, просительница была так прекрасна, что сердце короля-донжуана дрогнуло. Разумеется, он освободил незадачливого Сен-Валье.

Между тем прекраснейшей дамой французского королевства Диану нарекли благодаря не Франциску, а Генриху II — его младшему сыну. Их встреча состоялась, когда будущему королю было всего 7 лет. Диана, которой тогда шёл 27-й год, поцеловала милого мальчика в лоб. С тех пор он навеки стал её рыцарем, а едва повзрослев, воспылал безудержной страстью.

Супруга Генриха — Екатерина Медичи — узнала о безумном увлечении мужа, когда тому исполнилось 20 лет, а Диане шёл 40-й год. Поначалу она недоумевала, потом страдала, затем принялась стыдить короля, называя фаворитку (которая, кстати, приходилась ей троюродной сестрой) старухой. Однако Генрих ради этой старухи не задумываясь удалил Екатерину от двора и сделал подлинной королевой Диану де Пуатье. И ей, надо сказать, очень шло звание некоронованной королевы. Она содержала роскошный двор, окружила себя поэтами и философами, музыкантами и художниками. Её упрекали в расточительности, но именно она выстроила два самых роскошных французских замка: Анэ и Шенонсо — гордость Луары.

Двадцать семь лет любви пролетели как один день. Роковой турнир внезапно оборвал жизнь Генриха II. Немедля набирающая власть Медичи выгнала сестрицу из обжитого Шенонсо. Последние годы Диана незаметно жила в замке Анэ. Это был единственный подарок царственного любовника, который ей позволили оставить.

Впрочем, от связи с Генрихом у Дианы Пуатье осталось кое-что получше — дочь Луиза. Её выдали замуж за герцога Омальского, который стал дальним, но прямым предком короля Сардинии Виктора Амадея. Дочь же последнего, Мария Аделаида, была матерью Людовика XV. В то же время она приходилась праправнучкой ещё одной знаменитой королевской фаворитке — Габриэль д’Эстре.

Любимица двора

Осенью 1590 года Генрих IV разбил лагерь у замка Кувр, в Пикардии, которым владела семья маркизов д’Эстре. Впрочем, в ту пору единственными обитательницами замка были две сестры — Габриэль и Франсуаза. Их легкомысленная мать сбежала с маркизом Шоверни, отец был заключён в замок Ла Фер. За девушками же присматривала тётушка — мадам де Сурдис.

Старая сводница, увидев, какими глазами король смотрит на её племянницу Габриэль, решила подтолкнуть упрямую и своенравную девицу в объятия Генриха. Тем более что тот взамен обещал подарить её мужу должность губернатора Шартра (и сдержал слово).

Дело сладилось быстро и ко всеобщему удовольствию. Так что, когда маркиз д’Эстре вернулся из заключения, он нашёл жизнь дочери вполне благополучной. Она готовилась выйти замуж за кавалера Николя д’Амерваля. Партия прекрасная, жених богат и красив. А какую ещё милость может оказать король своей фаворитке?

Несколько лет Габриэль и Николя жили в счастливом браке. Она блистала при дворе и повсюду сопровождала короля. И все были довольны. Но в 1594 году разразился скандал. Габриэль, родив второго сына, как две капли воды похожего на короля, вдруг потребовала у мужа развода. Да и Генрих вдруг решил развестись с королевой Маргаритой и заранее пожаловал своей возлюбленной Габриэль титул герцогини де Бофор.

Увы, их планам не суждено было сбыться. Весёлая и остроумная Габриэль — любимица французского двора — неожиданно скончалась в возрасте 26 лет. Генрих был в отчаянии, уверял, что её отравили, искал виновных. Но разве ж их найдёшь…

Габриэль оставила после себя двух сыновей — Сезаря и Александра. Генрих признал их обоих. Говорят, старшая из внучек Габриэль была удивительно похожа на бабушку и нравом, и лицом. Её выдали замуж за Карла Амадея, герцога Немурского, который, в свою очередь, приходился прадедушкой Людовику — 15-му по счёту на французском престоле.

Евгений ЛАЗАРЕВ

, , , , ,   Рубрика: Дворцовые тайны





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,674 сек. Потребление памяти:38.81 mb