Джаз как молитва

Автор: Maks Сен 21, 2018

Американская джазовая пианистка Мэри Лу Уильямс родилась вовремя: ей повезло оказаться у истоков джаза. Многое из того, что она сочинила и исполнила, давно стало джазовыми стандартами. Талант ее сверкал, как алмаз, — все политические и общественные перипетии, связанные с расовой дискриминацией, ее миновали. Музыка Уильямс погружает слушателей в счастливый мир сбывшихся надежд и гармонии.

Даже сегодня женщина, играющая джаз, выглядит несколько экзотично. А уж в первой половине XX века… Но Мэри Лу Уильямс была совершенно гениальна: все, что рождалось под ее пальцами, превращалось сначала в хиты, затем — в джазовые стандарты. Джаз как будто с рождения сидел в ней и стал для нее способом разговора с миром.

Вундеркинд

Она появилась на свет в 1910 году в Атланте (штат Джорджия). Мэри была второй из 11 детей в нищей негритянской семье. Ее родители — простые люди — ничего общего ни с искусством, ни с музыкой не имели. Однако девочка уже в три года сама научилась играть на рояле.

Вскоре семья переехала в Пенсильванию. Уже в семь лет девочка-вундеркинд успешно выступала на публике, что помогало материально поддерживать большую семью. Соседи даже дали Мэри прозвище «Маленькая пианистка из Ист-Либерти» — так называется район Питтсбурга, где жила ее семья. А чаще ее называли просто «девочкой-пианино».

Согласно легенде, в которую хочется верить, как-то на концерт «девочки-пианино» зашел легендарный джазовый трубач Луи Армстронг. И хотя дело было уже под утро (Мэри с детства работала в ночных клубах), он подошел к юной исполнительнице, сгреб ее в объятия и поцеловал…

Так уже подростком она начала зарабатывать музицированием. А в 16 лет стала женой саксофониста. Многие запомнили Мэри пожилой женщиной с грубым лицом и глазами, полуприкрытыми тяжелыми веками. Но тогда — в начале карьеры — она была стройна и лучезарна, как ее произведения и аранжировки.

Вечно растущая

Джаз тогда только набирал силу. Некоторые музыканты становились культовыми фигурами — благодаря не только своим талантам, но и эксцентричному поведению. Вот как позже об этом вспоминала сама Мэри: «Хотя наш Питтсбург не был заметным джазовым центром, но и там можно было услышать много интересной музыки. Как-то субботним вечером я пошла в театр на Фрэнкстаун-авеню, где ставились все негритянские шоу. В этот вечер я едва следила за шоу, все мое внимание было приковано к девушке-пианистке Лави Остин — она всегда делала аранжировки. В тот вечер она опоздала и спешно дописывала ноты к номерам. Выглядело это сногсшибательно: она сидела за фортепиано с сигаретой в зубах, положив ногу на ногу, и быстро аккомпанировала номерам шоу одной левой рукой, потому что правой в этот момент писала ноты. Я была поражена и сказала себе, что я тоже должна научиться так работать. Собственно, так я и работала в оркестре Энди Кирка в 1930-е».

С оркестром Энди Кирка Мэри переместилась в Канзас-Сити. К Кирку пианистка всю жизнь испытывала особую благодарность. Дело в том, что Мэри никто не учил музыке: она играла сердцем, по интуиции. А руководитель оркестра показал ей нотную грамоту. Освоив ее, Мэри начала расти профессионально. Она научилась аранжировать произведения для оркестра. Тогда-то она и взяла простой и звучный псевдоним Мэри Лу Уильямс.

Позже критики говорили, что из всех великих джазменов только Мэри Лу Уильямс и Дюк Эллингтон никогда не останавливались в своем профессиональном росте. Пианистка постоянно искала новые формы и способы исполнения произведений. Она, по большому счету, никогда не изменяла джазу, при этом открывая для себя и для слушателей новые горизонты этого стиля.

Свингующая Америка

Мери Лу УильямсВообще, пианистка была очень добрым и позитивно настроенным человеком: музыка поддерживала в ней такой настрой. Все ее воспоминания выглядят радостно. Вот как музыкант вспоминает свингующее время в Канзас-Сити: «В начале 1930-х Канзас-Сити был очень бойким местом: туда на поездах и пароходах приезжало множество оркестров. Оркестр Энди Кирка выступал в великолепном танцзале Pla-Моr… Город разделен рекой, одна часть его относится к штату Миссури, и она не очень похожа на города Среднего Запада. В этой части собирались музыканты чуть ли не со всего Юга. Другая часть относится к штату Канзас, до нее пять-шесть миль через виадук. Тамошние музыканты происходили в основном из хороших семей, в которых джаз не уважали, поэтому ребята ходили играть на нашу сторону. Я знала таких одержимых, которые приходили в любое время дня и ночи. Даже контрабасисты, когда у них не было денег на такси, шли пешком со своими контрабасами. Даже женщина-пианист в этом городе не была таким уж «эксклюзивом»».

Именно в «канзасский» период Уильямс стала писать произведения, которые становились хитами. Например, пластинки с ее пьесой «Ночная жизнь» разошлись на ура. Стиль Мэри отличали жизнерадостность и легкость.

Ее произведения внушают оптимизм и веру в то, что все неприятности минуют.

Время стояло нелегкое: в Америке действовал сухой закон. Все развеселые вечеринки в ночных клубах проводили на деньги бутлегеров — подпольных торговцев спиртным. Об этом лихом периоде жизни Мэри Уильямс режиссер Роберт Олтмен снял фильм «Канзас-Сити», где роль пианистки исполнила джазовая исполнительница Джери Аллен.

Свободный полет

Успех Мэри Лу Уильямс был связан не только с ее талантом и личным обаянием. Ее по жизни как будто вела какая-то высшая сила. Именно она заставляла ее принимать на первый взгляд опрометчивые решения, которые впоследствии оказывались правильными.

После успеха «Ночной жизни» сам Бенни Гудмен, великий кларнетист и «король свинга», предложил пианистке эксклюзивный контракт — сочинять пьесы только для него. Мэри отказалась, выбрав на первый взгляд куда менее стабильную «вольную жизнь». И не ошиблась.

О ее профессиональном росте свидетельствует то, что в 1940-е о ней писали как о женщине, которая играет, как мужчина. Тогда в ее произведениях было много от так называемой «музыки зомби»: сложно закрученные аккорды делали пьесы немного похожими на музыкальное сопровождение к фильмам про зомби.

В 1942 году Мэри развелась с мужем — и как будто не почувствовала этого. Вскоре в ее копилке появился цикл из 12 пьес «Зодиак». Пластинки с произведениями пианистки и пьесами в ее исполнении продавались миллионными тиражами.

Уход и возвращение

Уж больно гладко складывалась карьера Мэри Лу Уильямс, чтобы не случилось никакого перелома. И он произошел: в 1950-х годах Уильямс объявила об уходе со сцены. Дело в том, что во время европейских гастролей пианистка приняла католичество. И решила посвятить свою жизнь помощи музыкантам, которые пристрастились к наркотикам. Это объявление повергло в ужас музыкальный мир. Конечно, помощь наркоманам — дело благородное. Но уйти из-за этого со сцены… Джазовое сообщество пустило в ход тяжелую артиллерию: великий трубач Диззи Гиллеспи подговорил двух священников, которые смогли убедить Уильямс в том, что игра на фортепиано не отменяет помощи больным и остается вполне богоугодным делом. В 1957 году Уильямс, как всегда, с триумфом вернулась на сцену. Она заявила: «Когда тот, кто молится, играет на фортепиано, то игра тоже становится молитвой».

Теперь критики именовали Мэри религиозным джазовым музыкантом. В ее репертуар вошли такие произведения, как «Черный Христос Анд» и «Хвалите Господа». В религиозную музыкальную традицию Уильямс вошла, как нож в масло. Теперь в ее музыке слышались отголоски еще одной замечательной традиции — пения религиозных гимнов в негритянских протестантских церквях.

Под конец жизни Мэри лихо играла и духовную музыку, и блюз, и регтайм.

Скончалась великая пианистка в 1981 году. Ее карьера со стороны выглядит более чем безоблачно. Так что многих поразило ее признание, сделанное незадолго до смерти: «Я сделала это, не так ли? Через грязь и грязь».

Видимо, в жизни Мэри была тайная сторона, о которой мало кто знал или догадывался.

Мария КОНЮКОВА

, , , ,   Рубрика: Женщина в истории




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,476 сек. Потребление памяти:33.92 mb