Фаворитка короля поп-арта

Автор: Maks Ноя 2, 2018

Энди Уорхол, художник и король нью-йоркской богемы, вышел из самых низов и всегда мечтал оказаться наверху. Гений саморекламы, он добивался этого всеми возможными способами. В том числе и через людей, его окружавших.

Эдит Седжвик родилась в 1943 году на семейном ранчо в аристократической Санта-Барбаре, что в Калифорнии. И отец, и мать девушки принадлежали к верхушке американского общества. Её предки участвовали в Гражданской войне в качестве командиров крупных подразделений, подписывали Декларацию независимости и планировали Центральный парк в Нью-Йорке. Несмотря на внешнее благополучие и богатство, в семье царила давящая атмосфера.

Бедная богатая девочка

Отцу Эди, страдавшему психическим расстройством, передававшимся по наследству, врачи запрещали иметь детей. Несмотря на запрет, они с женой произвели на свет восемь потомков, в числе которых была Эди. Забегая вперёд, можно сказать, что прогнозы врачей сбылись: Эди умерла, не дожив и до 30 лет, один её брат покончил с собой, другой — разбился на мотоцикле (подозревали также самоубийство).

Глава семьи, злой и развратный человек, держал всех домочадцев в ежовых рукавицах. Он не разрешал детям ходить в школу — у Седжвиков были средства для того, чтобы обучать многочисленное потомство на дому.

После того как домашнее среднее образование мисс Седжвик было окончено, маятник, как это часто бывает, качнулся в другую сторону: девушка пустилась во все тяжкие.

В 1965 году молодая богачка, начинающая светская львица познакомилась на вечеринке с 37-летним героем американской богемы Энди Уорхолом. В отличие от Седжвик, Уорхол — художник, король поп-арта, заявивший, что даже банка супа «Кэмпбелл» может стать объектом искусства, — пробился наверх благодаря своим способностям. Сын погибшего шахтёра и уборщицы, в детстве он много болел, был изгоем и, проводя дни в постели, рисовал и мечтал о славе.

Став взрослым, он произвёл переворот в дизайне и стал основателем нового художественного направления. Жизнь нью-йоркской богемы крутилась вокруг арт-пространства «Фабрика», которым владел Уорхол. Там можно было творить, отдыхать, веселиться, принимать наркотики — в общем, делать всё что угодно.

Уорхол, гениальный рекламщик и специалист по связям с общественностью, отлично понимал: его выдающегося таланта и скромных внешних данных, ещё и при наличии нетрадиционной сексуальной ориентации, недостаточно для того, чтобы собрать вокруг себя всю нью-йоркскую богему. Нужна была муза. И она счастливо и неожиданно материализовалась в лице Эди Седжвик.

Пигмалион и Галатея

Энди Уорхол и Эди СеджвикУорхол, умный мужчина, отлично понимал, что у Эди не все в порядке с головой и, по большому счету, она несчастлива, как любой человек, у которого было нехорошее детство. Но от такой находки он отказаться не мог.

Про Эди говорили, что если она от чего-нибудь и умрёт, так это от удовольствия. Седжвик была готова без устали веселиться и танцевать ночи напролёт. Образ весёлой, беззаботной музы дополняла замечательная внешность. Эди была очень худенькой — как мальчик. Она коротко стриглась и красила свои тёмные волосы в серебряный цвет — такого же оттенка были стены в «Фабрике». Одевалась она странно, но у неё было особое чувство стиля: появилась на людях в шубе, балетном трико и вечных своих серьгах-люстрах, запала всем в душу — и назавтра другие женщины стали одеваться так же. А накладные ресницы Эди… Говорили, у неё их было несколько десятков пар.

Уорхол взялся за Эди не на шутку. Он всюду появлялся с ней. Об интимных отношениях между Седжвик и Уорхолом не могло быть и речи. Он был гомосексуалом, и женщины его интересовали исключительно как объект искусства. Седжвик имела гетеросексуальную ориентацию. Но платоническая связь с Уорхолом её интересовала с двух точек зрения: во-первых, в рекламных целях; во-вторых, она считала этого потомка нищих эмигрантов из Словакии своим учителем. Парочка больше напоминала Пигмалиона с Галатеей. И до поры до времени обоих такой расклад устраивал.

Уорхол снимал Эди в своих фильмах. Как известно, картины Энди были скорее для «внутрифабричного» употребления. Сегодня не так много народа помнит «Кухню», «Внутреннее и внешнее пространство» или «Девушек из Челси». Тогда кинотворчеством Уорхола интересовались преимущественно представители культурно-богемной элиты. Но ему, в общем, хватало показов, которые он проводил на «Фабрике». Уорхол понимал: огонь популярности следует поддерживать, но фильмы — вспомогательное средство для поддержания этого пламени. По большому счету, Седжвик была одним из его многочисленных пиаровских проектов. Кроме неё были произведения искусства в стиле поп-арт, которые продавались за бешеные деньги. Было продюсирование группы The Velvet Underground. Было много чего другого. Уорхол вполне открыто говорил о том, что ему нравилось и одновременно не нравилось в Седжвик.

В 1966-м отношения Эди и Энди расстроились. Поведение Седжвик становилось все более непредсказуемым и неуправляемым. Уорхол просто изображал из себя дикое дитя богемы. На самом деле он, как всякий преуспевающий бизнесмен, был хорошо организован и грамотно строил бизнес-планы, опираясь на интересы и пристрастия своей аудитории, которую он грамотно вычислил.

А Эди всё больше курила, всё больше пила, всё больше употребляла наркотиков. Много лет спустя Уорхол оправдывался: он-де никогда не давал и не продавал Седжвик никаких наркотических веществ. Это была правда. Но вся его тусовка была пропитана и пронизана наркотическими веществами. И дело было не в любви лидера нью-йоркской богемы к различным стимуляторам, а в том, что тогдашним потребителям искусства творец и представитель культурной элиты представлялся наркоманом, прожигающим свои дни и ночи на закрытых вечеринках для избранных — таких же, как он сам. И гениальный Энди, поняв это, стал услужливо предлагать именно такой образ почтеннейшей публике.

Сумерки жизни

Уйдя от Уорхола, его Галатея наивно подумала, что если она появлялась на светских мероприятиях и на фото в модных журналах в компании Энди, то теперь для неё открыт путь в элитарные круги и без своего Пигмалиона.

Светская львица, конечно, жестоко ошибалась. На волну нового успеха её не вынес даже роман с музыкантом Бобом Диланом. Отношения расстроились: Эди выяснила, что Дилан втайне от неё женился.

После этой грустной истории Седжвик покатилась по наклонной. Её роскошная квартира на Парк-авеню, доставшаяся ей от родственницы, сгорела — Эди еле удалось вытащить из огня. Она получила ожоги. На наркотики женщина спустила практически всё своё состояние. Потом она попала в катастрофу на мотоцикле — при обследовании врачи обнаружили, что Седжвик практически напичкана наркотиками. Так что из рук травматологов светская львица попала в руки наркологов.

В наркологической клинике она встретила своего будущего мужа — такого же больного, как она сама. Но брак не спас бывшую звезду модных журналов и показов.

Однажды муж Эди проснулся утром рядом с мёртвой женой. То ли она чего-то наглоталась, то ли перебрала алкоголя, то ли просто организм не выдержал такого образа жизни.

Седжвик было 28 лет.

Энди Уорхол скончался в возрасте 58 лет в 1987 году.

Мария КОНЮКОВА

, , ,   Рубрика: История любви



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:64. Время генерации:0,606 сек. Потребление памяти:34.29 mb