Философский пароход

Автор: Maks Май 3, 2017

«Философский пароход» — это название-образ. Символ борьбы большевиков со старой российской интеллигенцией путем принудительной высылки ее за границу. На самом деле пароходов было два. А если считать одесский, то и вовсе три. Кроме того, были поезда. Не менее философские.

Можно долго рассуждать о принципиальной ненависти большевиков к интеллигенции. О Ленине, который называл ее не вполне приличным словом на букву «г». Но лучше отбросить абстрактные разглагольствования и обратиться к конкретной  политической ситуации начала 1920-х годов.

Послабления в экономике — репрессии в политике

В 1921 году Ленин ввел нэп. Большевики были кем угодно, но не дураками. Они прекрасно понимали, что либерализация в экономике непременно приведет к либерализации в политике. А русскому человеку только дай открыть рот — после этого он его уже не закроет.

Но политическая свобода — это прямая угроза большевистскому режиму. Поэтому, давая послабления в экономической сфере, большевики тут же принялись закручивать гайки в политике. Они арестовывают всех хоть сколько-нибудь видных меньшевиков (за исключением тех, которые, как будущий прокурор Вышинский, вовремя перебежали на сторону победителей). А ведь весь период Гражданской войны меньшевики оставались легальной партией.

Летом 1922 года власть устраивает открытый процесс, отправив на скамью подсудимых лидеров правых эсеров. Процесс, в котором некоторое количество реальных обвинений тонуло в море фальсификаций.

Наконец, большевики закручивают гайки даже в собственной партии: X съезд запрещает внутрипартийные фракции.

В августе 1921 года начались репрессии против общественных деятелей, являющихся членами Помгола — Всероссийского комитета помощи голодающим. В июне 1922-го двоих из них — Екатерину Кускову и ее мужа, бывшего министра Временного правительства Сергея Прокоповича — высылают за границу. С них, собственно, и начинается процесс депортации интеллигенции.

Однако на умы влияют не только политики. Особенно в России, где властителями дум традиционно были писатели, мыслители, ученые. Одним словом — интеллигенция. А здесь — проблемы.

С введением нэпа в стране появляются частные издательства. В 1922 году в Советской России издаются философские труды Льва Карсавина, Николая Лосского, Павла Флоренского, Семена Франка. Активизирует работу Вольная академия духовной культуры, открытая Бердяевым еще в 1918 году.

Новая, советская, интеллигенция пока не народилась, так что в вузах преподает старая. Которая доверия не вызывает. «Нам нужно завоевать высшую школу, вытеснив белого профессора и заменив его красным», — говорит заместитель наркома просвещения Покровский.

А «белые» профессора умудряются, как говорится, качать права. В начале 1922 года преподаватели Московского высшего технического училища начали забастовку, требуя соблюдения «университетской автономии». «Уволить 20-40 профессоров обязательно. Они нас дурачат. Обдумать, подготовить и ударить сильно», — пишет Ленин Каменеву.

На каждого интеллигента должно быть дело

Ленин обдумал. И ударил. Но очень сильно ударять не хотелось. В это время Советская Россия стремится установить дипломатические отношения со странами Запада. Добиться юридического признания. И массовые расстрелы, разумеется, могли бы помешать этому процессу.

Ленин нашел выход. В марте 1922 года он пишет статью «О значении воинствующего материализма», в которой впервые говорит о необходимости высылать инакомыслящих за границу. А 15 мая предлагает наркому юстиции Курскому дополнить Уголовный кодекс правом «замены расстрела высылкой за границу» и «добавить расстрел за неразрешенное возвращение из-за границы». Вскоре эти статьи появляются в новом УК.

19 мая 1922 года Ленин обращается к Дзержинскому. По вопросу «о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции». Требует «собрать систематические сведения о политическом стаже, работе и литературной деятельности профессоров и писателей»: «Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи».

Замечательна директива Дзержинского своему заместителю Уншлихту:  «На каждого интеллигента должно быть дело». Это требование Феликса Эдмундовича лучше всего характеризует советскую политику в отношении интеллигенции.

ГПУ принимается за работу. Составляются списки кандидатов на высылку. Списка было три — московский, петроградский и украинский. Сначала в них числилось 174 человека, после корректировки — 160. С членами семей, конечно, больше. Кстати, до сих пор нет полной ясности, сколько людей подверглось насильственной высылке за границу. Есть данные о 224. Иногда называют и другие цифры. К тому же высылка продолжалась и в 1923 году, когда за границу выдворили, к примеру, двух Булгаковых — философа и священника Сергея Николаевича и Валентина Федоровича, директора дома-музея Льва Толстого.

Большинство людей в «черных списках» — представители гуманитарных и социальных наук. Ход мысли большевиков понятен: эти ученые больше влияют на умы, да и практическая польза от них меньше, чем, скажем, от технической интеллигенции.

В ночь с 16 на 17 августа прошли аресты в Петрограде и Москве, днем позже — на Украине. Арестованные по большей части не скрывали негативного отношения к коммунистическому режиму. Но отрицали, что они с этим режимом борются. Впрочем, их отрицание не имело никакого значения. Следователи штамповали обвинения под копирку. «Ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности, причем в моменты внешних затруднений для РСФСР свою контрреволюционную деятельность усиливал», — это из дела Николая Бердяева.

Эмиграция за свой счет

Пароход Oberbiirgermeister Haken

29 сентября 1922 года пароход Oberbiirgermeister Haken увёз 30 человек из интеллигенции, с которой боролись большевики

Арестованным предлагали на выбор: покинуть Советскую Россию за свой счет или за счет государства. Кто хотел за свой счет, тех освобождали, взяв подписку. Кто предпочитал за счет государства, тех оставляли в тюрьме.

Естественно, большинство предпочитало за свой счет. Поразительный факт: людей депортируют из страны за их же деньги. Более того, они сами должны были получать визы.

В сентябре из Одессы в Константинополь отплыл пароход с интеллигенцией из украинского списка, а поезд Москва-Рига увез в изгнание следующую партию изгнанников, среди которых был, например, социолог Питирим Сорокин, который позднее прославится на весь мир, став основателем социологического факультета Гарвардского университета и
президентом Американской социологической ассоциации. Это не мешало «Правде» писать, что среди высылаемых нет крупных научных имен. Что «политиканствующие элементы профессуры» известны лишь «своей принадлежностью к кадетской партии» (Сорокин, кстати, был эсером, а не кадетом).

Под «философским пароходом» обычно понимают два немецких судна Oberbiirgermeister Haken и Preussen. Оба следовали маршрутом Петроград — Штеттин. Первое отплыло 29 сентября 1922 года, второе — 16 ноября. На первом находилось около 30 изгнанников, на втором — 17. Список имен, что и говорить, впечатляет: бывший ректор московского университета биолог Михаил Новиков, конструктор паровых турбин Всеволод Ясинский, писатель Михаил Осоргин, историк Александр Кизеветтер, философы Николай Бердяев, Иван Ильин, Николай Лосский, Лев Карсавин, Семен Франк. Хватит на целый университет.

Самое интересное, что большевики были уверены: они поступают гуманно. Троцкий дал по этому поводу интервью американской журналистке: мол, высылаемые — «потенциальное оружие в руках наших возможных врагов», и в случае военных осложнений «мы вынуждены будем расстрелять их по законам войны». «Вот почему мы предпочли сейчас, в спокойный период, выслать их заблаговременно. И я выражаю надежду, что вы не откажетесь признать нашу предусмотрительную гуманность», — заметил он.

Хотя язык не поворачивается назвать действия большевиков гуманными, можно сказать, что высланным интеллигентам действительно повезло. В Советской России их ожидали тюрьмы, лагеря, а многих — расстрел. Не повезло нам. Именно тогда началась «утечка мозгов», которая продолжается и до сих пор. Войны, революции, репрессии, несколько волн эмиграции — даже удивительно, что кое-какая интеллигенция у нас еще сохранилась.

Глеб СТАШКОВ

, ,   Рубрика: Дворцовые тайны


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
13 + 16 =


SQL запросов:53. Время генерации:0,536 сек. Потребление памяти:28.69 mb