Гусарские свадьбы

Автор: Maks Янв 20, 2019

Почему корнет Алексей Плетнёв не мог жениться на актрисе Настеньке Бубенцовой? В фильме Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово» их свадьба в конце концов состоялась. А как было на самом деле?

В Российской империи офицеры, считавшиеся элитой общества, всегда пользовались особым вниманием со стороны прекрасного пола. Барышням весьма нравились лихие рубаки с закрученными усами. Но мамаши следили за ухаживаниями корнетов и даже поручиков с большой опаской, справедливо полагая, что порыв страстной влюблённости молодого офицера, скорее всего, не приведёт его к алтарю.

«Сначала послужи, а уж потом женись…»

Офицеры Русской императорской армии, как правило, женились уже в солидном возрасте, достигнув определённого служебного положения, а то и вовсе оставались холостяками. И дело не только в том, что суровая походная жизнь не располагала к созданию семьи. Женитьбе препятствовали и законы, и традиции, сложившиеся в военной среде. Офицер не принадлежал себе. Создать семью он мог только с разрешения командира полка и одобрения офицерского собрания.

Первые законы, запрещающие военным людям жениться, появились при Петре I. В Регламенте об управлении Адмиралтейства и верфи, изданном в 1722 году, пункт 17-й гласил: «Запрещается гардемаринам без указа жениться, под штрафом 3 года быть в каторжной работе. А в Коллегии Адмиралтейской не позволять жениться ранее 25 лет. И чтоб о том было подлинное свидетельство, дабы в летах подставы и фальши не было…» Пётр I считал, что офицер флота, на обучение которого тратились казённые деньги, сначала должен отработать их, сформироваться как специалист, принести пользу державе, а потом уже блюсти личные интересы.

В 1764 году возрастной ценз на женитьбу был введён и для офицеров пехоты и кавалерии. А с 1796-го вообще все военные, желавшие вступить в брак, обязаны были уведомить об этом своих командиров. По негласному правилу обер-офицеры могли жениться, только получив в командование роту или же выйдя в отставку. Основная причина в том, что армия в то время почти непрерывно участвовала в боевых действиях. И, увы, потери в младшем офицерском составе были весьма значительны. Поэтому военное начальство вполне обоснованно полагало, что вдов и сирот на Руси и так хватает, незачем их ещё плодить. Да и жалованье младших офицеров просто не позволяло им, при отсутствии иных доходов, содержать семью.

Павел I пошёл ещё дальше, повелев штаб-офицерам и даже генералам испрашивать разрешение на женитьбу у него лично. А порой он устраивал такие браки по своей прихоти. От самодурства императора пострадал, например, молодой генерал князь Пётр Багратион, отличившийся в Итальянском походе. В сентябре 1800 года Павел I женил его на своей дальней родственнице Екатерине Скавронской. Супруги, обвенчанные по монаршему соизволению, не питали друг к другу нежных чувств. Семейная жизнь не задалась, её видимость кое-как удавалось изображать до 1805 года. А потом княгиня надолго уехала за границу, и супруги поддерживали отношения только по переписке.

Брачный реверс

Сватовство майораНо возрастные ограничения меркли перед очередным изобретением военных чиновников. В 1841 году правительственная комиссия, созданная по повелению императора Николая I, внесла проект материального ценза для желающих вступить в брак, так называемого реверса. Это был своего рода денежный залог. Для офицеров гвардии сумма реверса составляла 25 тысяч рублей годового жалованья, а для армейских — 10 тысяч рублей. Общество было возмущено. Ведь 10 тысяч рублей годового дохода мог представить только один армейский офицер из четырёхсот! Под давлением общественности после долгих обсуждений проект был отложен императором на потом. А Крымская война заставила на время позабыть о нём.

Вернулись к вопросу «материальной обеспеченности брака» в царствование Александра II. По закону, изданному в 1866 году, офицер имел право подавать командиру части прошение о разрешении вступить в брак только по достижении 23 лет. «Не достигшим 28 лет вступление в брак может быть разрешено начальником не иначе как по представлении имущественного обеспечения. Имущественным обеспечением может быть собственность жениха или обоих вместе. Обеспечение это должно приносить чистого дохода не менее 250 рублей и может состоять как из недвижной собственности, так и из процентных бумаг всех родов, принимаемых казною в залоги вообще».

Это была немалая по тем временам сумма, соответствующая годовому содержанию командира роты. А в результате таких драконовских законов многие молодые офицеры, чей доход не достигал необходимой суммы, вынуждены были хитрить, предоставлять фиктивные документы, брать в долг под большие проценты у ростовщиков, а то и становиться казнокрадами. И всё равно в 1867 году доля женатых офицеров в армии составляла всего 29%.

Но молодость требовала своего. И молодым офицерам оставалось лишь заводить любовниц, наставлять рога доверчивым мужьям, жить с женщинами в гражданском браке без венчания или посещать бордели… К чему приводил такой образ жизни? В 1871 году только из одного военного округа в Пятигорск на лечение от венерических болезней было отправлено 812 военных.

«Рентген» для невесты

Даже если офицер достиг необходимого возраста и имел достаточное материальное обеспечение, это не значило, что его брачным устремлениям открывалась зелёная улица. Кандидатура на «должность» невесты тщательно и придирчиво рассматривалась и командованием, и сослуживцами. Положение закона о браке офицеров Русской императорской армии 1873 года гласило: «Благопристойным брак может быть признан лишь в том случае, если невеста хорошо воспитана, безукоризненной нравственности и происхождения, не могущая уронить достоинство и положение жениха».

Благопристойна невеста или нет — это решал командир части. Вот что на сей счёт записано в «Инструкции пехотного полка» от 1864 года: «Полковник долг имеет наперёд рассматривать сходствие о женитьбе офицера. А потом, когда усмотрит пристойность оного, то дозволяет. Ибо ежедневная практика показывает ясно, сколь много добрых молодых офицеров от причины неблагопристойных браков в косность приходят…» Но и к мнению офицерского собрания командир тоже прислушивался. А сослуживцы зачастую собирали целое досье на даму сердца своего товарища.

Заметим, что согласно закону категорически запрещалось жениться на «опереточной актрисе или цыганке из хора, на дочери человека неблаговидной профессии, например, ростовщика, и также на разведённой даме». Полковое общество, как правило, выступало против избранницы, занимающейся какой-либо политической деятельностью, а также работающей в банке или уж тем более на фабрике. Господа офицеры могли дать согласие разве что на «учительшу» гимназии.

Так что корнет Алексей Плетнёв, герой знаменитого фильма Рязанова, не имел ни малейшего шанса обвенчаться с актрисой Настенькой Бубенцовой, пока он находился на военной службе. Жениться на своей избраннице он смог, лишь выйдя в отставку. А как отнеслись к этому союзу помещики, чьи имения соседствовали с его деревней Плетневкой, история умалчивает.

Офицеров, преступивших закон, карали сурово, вплоть до увольнения с воинской службы. Сохранилось письмо командира лейб-гвардии Преображенского полка великого князя Константина Константиновича императору Николаю II: «У нас очень огорчены тем, что общий в полку любимец Казакевич должен уходить. Я тебе сказывал про его женитьбу. Она состоялась на днях, а я не могу допустить, чтобы офицер вступил в брак с разведённой. Казакевич в отчаянии, все мы тоже…».

При подаче рапорта с просьбой о вступлении в брак жених, кроме своего материального положения, указывал фамилию и происхождение невесты, свидетельство о том, что она уже достигла 16-летнего возраста. Кроме того, нужно было предоставить письменное согласие на женитьбу родителей с обеих сторон. Рассмотрев рапорт, командир полка, найдя предстоящий брак пристойным, препровождал документы командиру дивизии. Тот и принимал окончательное решение — разрешал или запрещал свадьбу.

Возможно, по сегодняшним меркам такой «моральный кодекс» может показаться чересчур жёстким. Зато и статус жены офицера был весьма высок и уважаем. Вот что писал в своих мемуарах офицер-семёновец Юрий Макаров: «Звание супруги Семёновского офицера столь же высоко и почётно, как и звание её мужа. О будущих женах офицеров нужно собирать справки. Но зато когда все условия выполнены и разрешение получено, супруга офицера как бы принимается в полк, точь-в-точь как в своё время был принят её муж…».

Николай МЕДВЕДЕВ



, ,   Рубрика: Историческое расследование



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,624 сек. Потребление памяти:36.37 mb