Художник войны

Автор: Maks Мар 8, 2017

История русского искусства помнит много шедевров, созданных великим художником-баталистом Василием Верещагиным. Чтобы написать их, он смело выезжал на передовую, стремясь показать настоящую правду жизни. «Нужно не бояться жертвовать своей кровью, своим мясом, — писал художник, — иначе картины мои будут не то».

В биографии великого российского художника Василия Верещагина есть два события, навсегда определившие его место в истории. Первое произошло в тот день, когда юный гардемарин решил отказаться от флотской карьеры в пользу живописи. Второе — его гибель на броненосце «Петропавловск» 31 марта (по старому стилю) 1904 года. Между ними была яркая жизнь неординарного человека, искренне рисковавшего своей жизнью ради Родины и искусства.

Под пулями в Туркестане

С 1860 по 1863 год начинающий художник Верещагин учился в Императорской Академии художеств, где его учителями были Марков, Моллер и Бейдеман. За эскиз «Избиение женихов Пенелопы возвратившимся Улиссом» он получил малую серебряную медаль. Но яростно изрезав ножницами картину, бросил курс и уехал на Кавказ, а затем в Париж, обозвав «чепухой» основы академического образования.

Французская Национальная высшая школа изящных искусств, где он учился у Жана-Леона Жерома, тоже его не устроила. Заметными чертами его характера были своемыслие, борьба с готовыми правилами, неприятие казенщины и устаревшей эстетики. Он всегда склонялся к дерзкой эскападе, питал вражду к серости и обыденности, верил в образование и прогресс.

Вернувшись в 1865 году в Россию, он отправился в новое путешествие по Кавказу, чтобы, по его собственным словам, «на свободе и просторе на интересных предметах учиться». Там он совершенствовал свое мастерство колориста. В конце концов, он все же вернулся в Париж, а затем и в Петербург, чтобы завершить свое официальное обучение.

Верещагина томили грандиозные замыслы — показать настоящее лицо войны. Он верил, что влияние искусства поможет людям избавиться от предрассудков и заблуждений. В 1867 году в звании прапорщика он прибыл в распоряжение туркестанского генерал-губернатора Константина Кауфмана.

Художник поначалу представлял войну в духе традиционных батальных картин. Но увиденное потрясло его. Людские страдания, жестокость с обеих сторон — все это навсегда врезалось в память, показывая всю невозможность оставаться в рамках официальной баталистики.

В конце мая 1868 года основные части оставили Самарканд, чтобы продолжать боевые действия против бухарского эмира. В это время бухарские войска атаковали оставшийся гарнизон. Их было в 80 раз больше. Верещагин, сменив кисть на ружье, умело организовал оборону крепости в городе. С поразительной смелостью он участвовал в защите цитадели, водил солдат в кровавые схватки. В одном из боев пуля расщепила ружье художника, другая — ранила в голову, третья пробила ногу. За доблесть он был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени. Им он очень гордился и всегда носил, хотя вообще относился ко всевозможным наградам отрицательно.

Жестокая правда

После Туркестана художник считал себя обязанным сказать всю правду о войне. В начале 1869 года в Петербурге открылась выставка с природными коллекциями из Средней Азии, первыми рисунками и картинами Верещагина. Выставка имела большой успех, о художнике заговорила пресса. Для осмысления собранного материала живописец в 1871 году поселился в Мюнхене. Сюжетами его лучших картин стали эпизоды войны в Туркестане и сцены быта азиатских народов второй половины XIX века.

Знаменитый коллекционер Павел Третьяков, посетив Мюнхен, был потрясен работами художника и пожелал их купить. Но Верещагин сначала хотел показать полотна широкой публике, чтобы проверить свои идеи. Выставка открылась в 1873-м в Лондоне. Необычные по содержанию, мощные и выразительные по форме картины не имели ничего общего с салонно-академическим искусством. Чопорная английская публика была потрясена. В прессе наперебой публиковались похвальные отзывы и статьи.

В начале 1874 года Верещагин представил картины в Петербурге. Выставка вызвала оживленные отклики у передовых деятелей русской культуры. Малообеспеченную публику пускали туда бесплатно.

Своими полотнами художник открыто выступил против захватнических войн, обличая тех, по чьей вине зря гибли люди. Антивоенный характер произведений — результат глубоких раздумий и наблюдений Верещагина, внесшего в батальную живопись смелую суровую правду, какой до него еще не было. Героями картин он сделал простых солдат.

Но художник испытал и горечь — многие представители высшего света обрушились на него с критикой, называя его творчество порочным и пораженческим. Его обвиняли во лжи, представляя смутьяном, нигилистом, дезертиром с флота и беглым рисовальщиком Академии художеств. Тяжело переживая ложные обвинения и травлю, Верещагин сжег три свои прекрасные картины — «Забытый», «Окружили — преследуют» и «Вошли», — вызвавшие особенные нападки властей. Эти картины представлялись открытым вызовом традициям баталистики.

Гонения заставили Верещагина в том же 1874 году уехать в путешествие по Индии. Там он, несмотря на испытания, создал свои лучшие полотна об этой стране. Правительство отказалось ему помогать. Лишь Третьяков купил большую и лучшую часть его работ.

Пылающие Балканы

Василий ВерещагинВспыхнувшая в 1877 году очередная русско-турецкая война снова позвала художника на защиту справедливого дела. Поддерживая борьбу славянских народов против турецкого ига, художник участвовал во многих боях. В одном из них он едва не погиб.

Верещагин был верен себе — картины Балканской серии смело и правдиво воспроизводили будни войны, эпизоды сражений: тяжелые бои, переходы русской армии в горах, сцены зверств турок. В конце войны он отказался от награждения золотым оружием, считая, что «слишком много видел в те дни и перечувствовал для того, чтобы по достоинству оценить всю «мишуру» славы человеческой».

Художник показал карьеризм и жестокость командования, обрекавшего солдат на бессмысленную гибель. Особенно впечатляющими были картины событий под Шипкой и Плевной. А картина «Побежденные. Панихида», на которой изображено необозримое поле, усеянное трупами солдат, стала прямым обвинением командования: в бою под Телишем в октябре 1877 года приказы «высочайших особ» погубили почти целый полк егерей.

После балканских событий Верещагин окончательно стал пацифистом. Всякая война представлялась ему «отвратительным наростом варварства на цивилизации». Ища пути усиления воздействия своего искусства, он создал на новой выставке мощный эмоциональный эффект: картины демонстрировались в залах без яркого света, на черных стенах при звуках музыки. «Верещагин не только гениальный художник, но и гениальный человек, переживший ужас человеческой бойни», — говорил позже Третьяков.

В 1880 году выставку этих полотен в Петербурге за первые 40 дней посетило около 200 тысяч человек. Успех превзошел все ожидания. Однако нервное напряжение в работе над Балканской серией отозвалось душевной опустошенностью. Художник уехал в Сирию и Палестину, надеясь там найти внутренний покой. Но напрасно:  созданные им картины на библейские мотивы показались современникам святотатством — настолько непривычным был подход художника к теме.

Вернувшись в Россию,он увлекся стариной, изучал древнерусское зодчество. Писал картины, объединенные названием «Наполеон I в России» и представляющие основные эпизоды кампании 1812 года. В этой серии Верещагин выступил в новом для себя качестве — не только как баталист, но и как историк, психолог.

Когда началась Русско-японская война, художнику шел 62-й год. Обласканный почестями и славой, он мог остаться дома. Но все же пошел в действующую армию — делать наброски будущих картин. По злой иронии судьбы, за год до этого Верещагин побывал в Японии. С любовью к Стране восходящего солнца он написал целый цикл картин. Но в дни войны, не колеблясь, встал за Россию.

Роковым утром 31 марта 1904 года Верещагин стоял на борту броненосца «Петропавловск» с неизменным этюдником в руках. Лидер эскадры вышел в море, чтобы дать бой врагу, но, маневрируя, наскочил на японскую мину. В носовой части раздался оглушительный взрыв, потом сдетонировал боезапас.

Броненосец стал погружаться в воду и после взрыва котлов, разломившись, ушел на дно. Удалось спасти всего 80 человек. Но ни вице-адмирала Степана Макарова, ни Василия Верещагина среди них не оказалось. Так на боевом посту погиб великий русский художник-баталист.

Михаил АНДРЕЕВ

,   Рубрика: Легенды прошлых лет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:42. Время генерации:0,420 сек. Потребление памяти:28.71 mb