Исповедь сердца Александра Алябьева

Автор: Maks Ноя 24, 2018

Замечательный русский композитор Александр Александрович Алябьев называл сочиненные им романсы «Вечерний звон» и «Соловей» исповедью сердца. Уникального творца, участника Отечественной войны 1812 года не сломили чудовищные обвинения в убийстве, несправедливые гонения и долгие годы ссылки…

Уроки мастерства

Александр Алябьев принадлежал к славному старинному дворянскому роду. Его родоначальником считался выходец из Литвы Александр Аляба, поступивший на службу к великому князю Московскому Василию Ивановичу.

Ко времени рождения будущего композитора в 1787 году его отец стал губернатором Тобольска. Назначение получил из рук императрицы Екатерины II. В далёкую Сибирь отправился с супругой Анной Андреевной Новиковой. При губернаторе Алябьеве Тобольск прославился возрожденным театром, в котором ставились злободневные пьесы, новой типографией, а также уникальными периодическими изданиями, в которых печатались ссыльные литераторы. Глава города благоволил им и старался всячески облегчить их судьбы.

В гостеприимном доме Альябьевых часто проходили домашние концерты, в гости приходили музыканты, поэты и художники. Маленький Саша впитывал увиденное и услышанное в родительском салоне, что впоследствии существенно повлияло на его творчество.

Получив основательное домашнее образование, он рано начал трудиться. Уже в четырнадцать лет был зачислен в Берг-коллегию учеником чертёжника. Когда семья переехала в Москву, неплохо игравший на фортепьяно Саша начал брать уроки мастерства у знаменитого ирландского композитора и пианиста Джона Филда. Ему Александр посвятил своё первое авторское сочинение — «Полонез для фортепьяно».

Московские салоны манили молодого провинциала. Балы, приёмы, мимолётные романы, лёгкий флирт, карты, шампанское — всему этому Саша отдавался с удовольствием. Однако весёлая беззаботная жизнь и музыкальные занятия Алябьева были прерваны Отечественной войной, начавшейся 12 июня 1812 года.

Мужество и смекалка

Александр отправился в действующую армию и принял активное участие в военных действиях, по ходу которых оказывался в самых опасных точках; неоднократно ходил в разведку, демонстрировал невиданное мужество, находчивость, смекалку, участвовал в лихих атаках, лично взял в плен неприятельского генерала, был неоднократно ранен и удостоен наград.

В военные годы Алябьев познакомился и подружился с Денисом Давыдовым, Александром Грибоедовым и Николаем Толстым — отцом Льва Толстого. В редкие часы затишья не расставался с нотами и сочинил элегантный струнный квартет, виртуозные фортепианное трио и квинтет, множество романсов, среди которых — проникновенная элегия на стихи Пушкина «Погасло дневное светило».

В ноябре 1823 года Алябьев покинул армейскую службу. В его личном военном формуляре значилось: «По высочайшему приказу уволен от службы в связи с раною в звании подполковника с мундиром и пенсионом полного жалованья».

После увольнения Алябьев обосновался в Москве. Он участвовал в музыкальных вечерах, которые проходили в доме Марии Ивановны Римской-Корсаковой. Позже её младшая дочь Екатерина стала супругой композитора.

Гражданская жизнь тяготила Александра, он привык рисковать, жить на пределе возможностей. Он прекрасно понимал, что, распрощавшись с мундиром, вынужден будет погрузиться в море проблем.

Пока смелый боец проливал кровь за Родину, ушли в мир иной его мать и отец, оставивший массу долгов. Не решён был и жилищный вопрос.

Окунувшись в мирную жизнь, отчаянный рубака Александр Алябьев почувствовал себя не в своей тарелке. Он говорил товарищам: «В бою я чувствовал себя нужным и необходимым, мной владел азарт битвы, я испытывал жажду победы, а в мирное время жизнь кажется неинтересной и пресной».

В результате тяжёлых побоев

Однако вскоре он преодолел хандру и целиком отдался творчеству. Родная сестра помогла ему снять квартиру и наладить быт. Романсы Алябьева регулярно исполнялись в лучших салонах и были необычайно популярны. Особенной любовью пользовался знаменитый «Соловей».

Заслужила похвалы специалистов и слушателей и опера Алябьева «Лунная ночь, или Домовые». Вдохновлённый успехом, композитор создал целую россыпь великолепных произведений, в числе которых были оперетты, арии и романсы.

Современники отмечали вольнолюбивый нрав Александра и его взрывной характер, жаждущий правды и справедливости. Это приводило к частым конфликтам с полицейскими чинами. Особенно шумной стала стычка Алябьева с полицмейстером Ровинским, случившаяся в театре, где композитор вёл себя (по мнению служителя порядка) слишком шумно.

На замечание, сделанное Ровинским, Александр ответил резко, что полицейский чин, конечно же, запомнил.

Богемная московская жизнь закружила Алябьева, дарила ему много положительных эмоций. Его часто приглашали в лучшие дома, где он давал концерты.

Холодным душем для Александра оказались события 24 февраля 1825 года. В тот вечер на квартире Алябьева собралась шумная компания. Среди всех выделялся басом и раскованными манерами воронежский помещик Времев.

После обильных возлияний мужчины решили сыграть в карты. Во время игры между Алябьевым и Времевым возникла ссора, перешедшая в драку. Товарищи растащили скандалистов, а позже они помирились.

На следующий день помещик Времев выехал в родные края, но вскоре почувствовал себя плохо и скончался на постоялом дворе в деревеньке Чертаново. А дальше начало развиваться фантасмагорическое действо, которое завершилось трагедией для Алябьева. Совершенно неожиданно медики дали заключение, гласившее: «Помещик Времев скончался в результате тяжёлых побоев».

Крайне вредный для общества

Александр АлябьевСлужители порядка начали выяснять, кто мог избить умершего, и вышли на Алябьева, хотя свидетели показывали: Времев после стычки с композитором участвовал ещё в одной уличной драке, где и мог получить тяжёлую травму. Как только роковой документ лёг на стол злопамятного полицмейстера Ровинского, тот сразу же приказал «взять неблагонадежного Алябьева под стражу». По Москве стремительно распространился слух, что именно Александр замешан в убийстве помещика. Очень быстро полицейские состряпали уголовное дело. Оно попало в руки прокурора Жихарева, который заявил: «Уже за одно то, что Алябьев организовал в своей квартире игральный притон, он достоин сурового наказания. Как известно, мелкие нарушения, если их не пресечь, порождают более крупные!».

После таких слов прокурора следователи быстро нашли свидетелей, показавших, что Алябьев «угрожал поквитаться с помещиком» и даже делился планами убийства.

«Дело» композитора начало обрастать жуткими подробностями и свидетельствами, в его расследование включались все новые чины, а в роли катализатора уголовного процесса выступал все тот же полицмейстер Ровинский.

Несмотря на его усилия, суд признал Алябьева невиновным в убийстве, но зато вменил ему в вину «запрещённые игры, участие в драках, пьянство и непристойное поведение». В результате композитор был приговорён к сибирской ссылке как человек, «крайне вредный для общества», а также лишён дворянства, чинов и знаков отличия. В начале декабря 1827 года император Николай I начертал на приговоре: «Быть по сему!».

Напрасно за композитора хлопотали его именитые и заслуженные друзья — император оставался непреклонным и настоял на отправке Алябьева в ссылку. Тем временем вся Москва пела его романсы и любовно называла композитора тобольским соловьём.

«Вечерний звон»

Несправедливый приговор разрушил и личное счастье Александра. Он лелеял надежду жениться на Катеньке Римской-Корсаковой, однако девушка не последовала за Александром в Сибирь, а вышла замуж за другого.

Но композитор сумел победить душевную боль и смело отправился в далёкое путешествие. Тем более что сослан был в родной Тобольск. Там Алябьев быстро вошёл в местное общество благодаря репутации искусного композитора и продолжил сочинять новые произведения. Особый успех выпал на долю романса «Вечерний звон», который быстро приобрёл популярность. На каждой вечеринке Александр по нескольку раз по просьбе слушателей исполнял «Вечерний звон», а гости подпевали ему.

Однако в суровом сибирском климате обострились недуги Алябьева, и друзья выхлопотали перевод ссыльного сначала в Ставрополь, затем — в Оренбург, а потом — в Коломну. 1840 год стал радостным для композитора — он женился-таки на Кате Римской-Корсаковой, к тому времени овдовевшей. В 1843 году, после бесчисленных прошений, власти наконец разрешили Алябьеву поселиться в Москве. Однако дворянское звание ему так и не вернули.

Этот самый счастливый и плодотворный период в творчестве композитора был прерван тяжёлым сердечным приступом, случившимся 6 марта 1851 года. Срочно вызванному эскулапу осталось только развести руками и констатировать смерть. За гробом композитора шли безутешная Катя, друзья и поклонники творчества композитора.

Судьба Александра Алябьева ещё раз показала, что Россия преступно расточительна по отношению к своим талантам. Вместо того чтобы беречь их, власть имущие делали всё, чтобы подвести талантливого творца к роковой черте.

Однако само время доказало гениальность Алябьева. И в наши дни лучшие исполнители регулярно включают его произведения в свой репертуар.

Владимир ПЕТРОВ

, , ,   Рубрика: Легенды прошлых лет





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,700 сек. Потребление памяти:38.81 mb