Исцеляющее движение

Автор: Maks Дек 22, 2017

Белокурая танцовщица «с лицом Мадонны», кумир венской публики. Единственная выжившая из большой еврейской семьи, дважды начинавшая все с нуля. Женщина, которая слила медицину и танец воедино. Хильда Хольгер заложила основы танцевальной терапии для детей с синдромом Дауна.

На дворе 1905 год. Вена. В своей мастерской Густав Климт создает монументальное полотно «Три возраста женщины». Густав Малер завершает «Симфонию №7». Лиза Мейтнер первой из женщин получает степень доктора наук в Венском университете. Зигмунд Фрейд выпускает сборник «Три очерка по теории сексуальности». Столица Австрии переживает культурный и научный расцвет. В конце этого славного года в венской семье либеральных евреев Альфреда и Элизы Соферов случилась своя маленькая радость — 18 октября на свет появилась вторая дочь, которую назвали Хильдой.

Лучшая ученица

Семья была уважаема среди венской знати — дед Хильды был придворным обувщиком и шил изящную обувь для императора Франца Иосифа I и других Габсбургов. Альфред Софер, довольно известный поэт, с самых первых дней читал малышке свои стихи и сочинения классиков, знакомя ее с чувством ритма. «Я едва помню его, но он оставил после себя замечательные стихи. Уверена, что своим чувством прекрасного я обязана ему», — говорила впоследствии Хильда.

Отец умер, когда ей было три. и Хильда вместе с мамой и старшей сестрой переехали к деду в престижный столичный пригород Пецлайнсдорф. Уже в шесть лет Хильда вместе с сестрой брала уроки бального танца, а восемь лет спустя знаменитый хореограф Гертруда Боденвайзер забрала девочку в свой класс в Венской государственной академии музыки и исполнительского искусства.

Хильда взяла звучную сценическую фамилию Хольгер и вскоре стала ассистенткой Боденвайзер. А потом вошла в состав ее танцевальной труппы. В 1923 году она уже показывала сольный танец в знаменитом венском Доме сецессиона. Потом начала появляться на малых и больших подмостках Франции, Польши и новосозданной Чехословакии.

Через три года Хольгер возглавила собственную «Новую школу искусства движения» и кружок танца для детей. Говорят, причиной расставания с труппой Боденвайзер была зависть учительницы к превзошедшей ее ученице. Студию Хильда открыла не где-нибудь, а в центре Вены — во дворце Ратибора, где ее ученики имели наилучшие условия для занятий. С тех пор преподавание для нее всегда было важнее собственной сольной карьеры.

Тем не менее Хольгер была настоящей звездой хореографического авангарда. Ей были близки социалистические и еврейские темы. Так. в 1927 году появились «Четыре картины» о периоде Парижской коммуны. В 1929 году — «Еврейский танец», четырьмя годами позже — «Каббалистический танец» и в 1936 году хореографическая постановка «Агасфер», в которой Хильда осмысливала образ Вечного жида. Хильду обожали как искушенные ценители танца, так и простая публика. Голубоглазая танцовщица с длинными светлыми волосами была музой известных мастеров визуального искусства своего времени — фотографов Антона Трки и Феликса Брауна, художников Эдмунда Пикорино, Вольфганга Борна и скульптора Йозефа Хоя.

Вдали от родины

Хильда ХольгерК концу 1930-х годов Хольгер стала знаковой фигурой венского мира искусств и одним из лучших педагогов эпохи. Говорят, уроки танца у нее брали даже легендарный физик Макс Планк, когда ему было около 70 лет, и будущий философ Иван Иллич, которому было не больше 10. Учеников и танцевальных спектаклей у Хильды Хольгер могло бы быть еще больше. Но весной 1938 года в Вену вошли немецкие войска.

После аншлюса Австрии и Германии евреям, которые хотели спастись, медлить было нельзя. Хильда попыталась эмигрировать в Британию, но не смогла получить визу. С помощью друзей в июне 1939 года она перебралась в Бомбей. В Индии ее встретили более чем тепло — газеты восторгались смелостью и верностью искусству даже в самых страшных обстоятельствах. Но несмотря на хвалебные статьи, Хильде пришлось начинать все заново.

В Индии танцы «для красоты» считались негласным синонимом проституции, и общество на танцоров посматривало косо. Индийская аристократия с удовольствием приглашала экзотическую танцовщицу выступать с сольными танцами, но относилась к ней лишь как к занимательной игрушке для развлечения гостей. Мириться с этим она не хотела. Незадолго до эмиграции Хольгер получила профессию массажиста в венской больнице Ротшильда и теперь устроилась работать в местную клинику. Тогда же она познакомилась с известным гомеопатом, зороастрийцем и большим ценителем искусства доктором Ардеширом Кавасьи Боманом Бехрамом. который принадлежал к древнему знатному роду бомбейских парсов. Их свадьба состоялась в 1940 году.

Медицина для Хольгер была, скорее, способом заработка. и вскоре она окончательно вернулась к танцу. За это время в ее хореографии появилась масса новых элементов. Из индийской традиции она переняла сложнейший язык из более чем 300 положений кисти и пальцев. В 1941 году, вопреки всем стереотипам, она открыла в Бомбее новую танцевальную школу и принимала туда всех, вне зависимости от национальности, касты и религии, — индусов, китайцев, мусульман, британцев, американцев, швейцарцев… Даже физические недостатки не были решающим критерием, если кандидаты честно предупреждали о них.

Как и в Вене, Хольгер стремительно завоевала любовь и местной массовой публики, и людей искусства. Среди ее друзей оказались художница Магда Нахман Ачарья, «основатель современного танца» в Индии Удай Шанкар и известный индийский танцор «Нижинский Индии» Рам Гопал. Последний настолько проникся идеями Хольгер, что и сам давал уроки в ее школе.

Наперекор всему

В 1946 году Хольгер родила дочь Примаверу. Но через два года из-за национальных конфликтов в Индии ей пришлось бежать, бросив танцевальную школу и врачебную практику. Возвращаться в Вену было уже не к кому — все родные Хильды, включая маму и отчима, погибли во время холокоста. Поэтому семья обосновалась в Лондоне. Там Хольгер опять пришлось начинать все заново, но она справилась.

Хильда открыла «Школу современного танца» своего имени и продолжила развивать личную философию хореографии, которая строилась на крепком единении свободного движения и мысли. «Намного результативнее было бы развивать их драматические и музыкальные чувства, когда их умы еще молоды и восприимчивы, чем заставлять несформировавшиеся тела оттачивать технику театрального танцора», — говорила Хильда о детях, приходивших к ней заниматься.

В 1949 году у Хольгер родился сын Дариус. Вскоре малышу был поставлен страшный диагноз — синдром Дауна. Для людей с этим генетическим расстройством тогда не существовало программ реабилитации. Хольгер решила изменить ситуацию самостоятельно — доступными ей методами.

Опираясь на полученный в Индии опыт, она включила сына и других людей с этим синдромом в свой танцевальный коллектив как равных другим студентам. Так она стала первой в мире преподавательницей танцев, обучавшей хореографии коллектив, где вместе со здоровыми танцорами работали люди с особенностями психического развития.

В 1969 году Хильда Хольгер представила в театре Сэдлерс-Уэллс постановку «К свету» на музыку Эдварда Грига. Это был официальный дебют танцевальной терапии в Англии. Ее ученик Вольфганг Стэндж открыл первый в Британии инклюзивный театр Amici Dance Theatre Company. Один из его танцевальных спектаклей назывался HILDE. Его ставили в Лондоне и Вене. Дочь Хильды, Примавера, частично продолжила дело матери. Она перебралась в Нью-Йорк и там создала систему физических упражнений на основе танца для тех, у кого были проблемы со спиной.

Всего Хильда Хольгер создала 150 танцев и спектаклей. Ее последней работой стала постановка «Ритмы подсознательного ума» в 2000 году. Уже в солидном возрасте, после двух операций на бедре она приезжала в танцевальный класс на коляске и энергично давала указания с табуретки, мерно постукивая в маленький бубен.

На ее 90-летие ученики устроили грандиозный танцевальный вечер. Сама Хильда тоже в нем участвовала. До последних дней Хольгер давала классы дважды в неделю. «Я непоколебимо верю в силу танца, танец наполняет все человеческое существо», — утверждала она. Свой финальный урок Хильда дала в июне 2001 года в своей знаменитой студии в Кэмбдене. А в сентябре ее не стало.

Анна СЕМЕНЕНКО

,   Рубрика: Женщина в истории




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:73. Время генерации:0,903 сек. Потребление памяти:32.7 mb