Из Суринама в Петербург

Автор: Maks Май 2, 2017

Жизнь исследовательницы Марии Сибиллы Мериан напоминает книгу приключений. Первая женщина-энтомолог, побывавшая в Суринаме, стала автором множества гравюр, которые до сих пор переиздаются и составляют гордость Российской академии наук.

Три страны считают Марию Мериан своей соотечественницей: дочь голландки и швейцарца, она родилась в Германии и провела 25 лет жизни в Нидерландах.

Аист — знак качества

Ее отец, швейцарский гравер Маттеус Мериан Старший, создал в Германии, во Франкфурте-на-Майне знаменитую мастерскую и типографию, эмблемой которых был «мериановский аист», свидетельствовавший о высочайшем качестве продукции. Мать — урожденная Иоганна Сибилла Хейн, вторая супруга Маттеуса, — открыла при доме небольшую шелковую фабрику, занимавшуюся в основном производством шелковых ниток для вышивки.

Фактически образованием и воспитанием Марии Сибиллы занимался второй муж ее матери, которая овдовела спустя три года после ее рождения, — голландский художник Якоб Марель, который первым заметил талант падчерицы и стал учить ее рисованию и граверному искусству. В ту эпоху во всей Европе, а особенно в Голландии, германских землях, Англии и Франции, были чрезвычайно модны «цветочные картины» — вышивки, гравюры и натюрморты с цветочными мотивами. Особенным спросом они пользовались среди владельцев редких экземпляров растений, которые стремились запечатлеть особенно изысканный цветок или причудливо изогнутое дерево. Тогда же Мария Сибилла заинтересовалась насекомыми — бабочками из коллекции отчима и шелковичными червями, кормить которых она помогала матери.

В 1665-м Мериан вышла замуж за ученика своего отчима — Иоганна Андреаса Граффа и вскоре после рождения дочери Иоганны Елены уехала с ним в его родной Нюрнберг. К сожалению, молодой супруг оказался совершенно лишен умения зарабатывать деньги. Мария Сибилла была вынуждена искать возможность содержать семью. Она создала особые стойкие красители и в своей мастерской начала расписывать скатерти и салфетки. Украшенные цветами, птицами, травами, деревьями изделия прекрасно смотрелись с обеих сторон ткани и, благодаря свойствам красок, не линяли при стирке и не выгорали на солнце. Ее изделия пользовались широким спросом и приносили хороший доход. Также она учила горожанок вышивке.

В 1677 году по просьбам жительниц Нюрнберга Мария Сибилла издала в типографии, которую унаследовал ее старший брат, названный Маттеусом в честь отца, альбом с собственными иллюстрациями, которые служили образцами узоров для вышивок, — так называемый флорилегиум («Книга цветов») с раскрашенными ручным способом гравюрами. Эта книга высоко ценилась за изящество узоров и особенную натуралистичность изображений. Работе над книгой не помешали беременность и рождение в 1678 году второй дочери Доротеи Марии. Вскоре была выпущена вторая, а затем и третья часть, а в 1680 году они были объединены в «Новую книгу цветов», в которой каждая композиция включала в себя какое-либо насекомое: стрекозу, бабочку, пчелу… Интерес Марии Сибиллы к насекомым сначала побудил ее заняться наблюдением за гусеницами, бабочками, мухами и молью, в том числе через микроскоп, а позже и систематизировать свои выводы в «Книге о гусеницах» (издана в 1679 году), гравюры для которой она раскрашивала вручную.

Развод и девичья фамилия

Гравюра Марии СибиллыВ 1685 году Мария Сибилла окончательно разочаровалась в своем браке, разошлась с мужем, вернула себе девичью фамилию (поступок для того времени скандальный) и поселилась вместе с матерью и дочерьми в лабадистской общине в замке Валта во Фрисландии. Эта мистическая секта одной из своих задач видела помощь женщинам в получении образования и занятии науками, поскольку творение выражает божественную сущность человека. Замок принадлежал трем сестрам губернатора голландской колонии Суринам — Анне, Марии и Люции ван Соммелсдейк. После смерти Иоганны Сибиллы, Мериан и ее дочери покинули общину и переехали в Амстердам. Там старшая дочь Иоганна Елена вышла замуж за преуспевающего коммерсанта, который часто бывал по торговым делам в Суринаме. Это, а также неизученность происхождения и стадий развития заморских насекомых и послужили важнейшими поводами для Марии Сибиллы предпринять в 1699-1701 годах экспедицию в эту далекую страну. Вместе с младшей дочерью она отправилась в трехмесячное плавание через океан и два года провела в манговых лесах, наблюдая и описывая местную флору и фауну. При этом за своими экспонатами она охотилась сама, а не покупала их у индейцев, как обычно поступали тогдашние европейские исследователи. За два года пребывания в Суринаме Мария Сибилла собрала богатую коллекцию насекомых, вплоть до XX века являвшуюся наиболее полным и научно систематизированным энтомологическим обозрением по Южной Америке. Особенно ее интересовали все стадии развития бабочек, и поэтому Мария Сибилла неделями, минута за минутой, наблюдала за развитием коконов и зарисовывала каждое изменение, с невиданной для того времени кинематографической точностью воспроизводя рождение бабочки.

После возвращения в Европу в 1705 году исследовательница, уже прославленная своими открытиями, опубликовала в Амстердаме книгу Metamorphosis insectorum surinamensium («Метаморфозы суринамских насекомых, нарисованные с натуры и в натуральную величину и описанные Марией Сибиллой Мериан»). Хотя в заглавии речь идет исключительно о «предметах мерзостных», Мериан поместила туда сведения о лягушках, игуанах, крокодилах и змеях, а также о нравах и традициях местного населения. Есть в книге и замечания о народной медицине, в том числе о противоядиях. Французский ученый Реомюр отмечал: «Госпожу Мериан призвала в Суринам поистине героическая любовь к насекомым; это было целое событие — женщина пересекла моря, чтобы рисовать американских насекомых, после того, как она изобразила большое число европейских: вернулась она оттуда с таблицами, запечатлевшими внушительное количество великолепных видов бабочек и гусениц, которые были превосходно гравированы».

В последние годы жизни Мария Сибилла увлеклась изображением европейских птиц, готовила к изданию третью часть «Книги о гусеницах», куда включила свои заокеанские наблюдения. Но в 1715 году ее разбил паралич, и через два года художница-энтомолог скончалась в Амстердаме. Однако ее труд не пропал: дочери Мериан позаботились об издании книги. На титульном листе значилось: «Третья и последняя часть «Происхождения и питания гусениц» Марии Сибиллы Мериан».

Добрая память

Вскоре после смерти матери, ухаживавшая за ней Доротея Мария, во втором замужестве Гзель, вместе со своим мужем Георгом была принята на русскую службу. Помимо занятий живописью супруги Гзель занимались оформлением экспозиций Кунсткамеры, а впоследствии преподавали рисунок и живопись в Академии наук, выполняли естественнонаучные иллюстрации. Георг Гзель расписал плафон в одной из комнат дворца Монплезир в Петергофе, портреты его авторства хранятся в Третьяковской галерее и Русском музее. Дочь Гзелей Саломея Абигайль, внучка Марии Сибиллы, в 1776 году вышла замуж за академика Эйлера, который был женат первым браком на Катерине Гзель, падчерице Доротеи Марии.

Доротея Мария продала Петру I большое число акварелей Марии Сибиллы (сейчас эти 180 рисунков хранятся в Архиве Российской академии наук). Эта коллекция считается одним из крупнейших в мире собраний наследия художницы — даже на ее родине, во Франкфурте-на-Майне, в музеях и библиотеках хранятся лишь несколько разрозненных рисунков ее авторства. К сожалению, купленная Кунсткамерой в начале XVIII века коллекция бабочек, которую Мария Сибилла собирала почти всю жизнь, погибла при пожаре 1747 года.

Анна СЕМЕНЕНКО

,   Рубрика: Великие первопроходцы


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
26 + 27 =


SQL запросов:51. Время генерации:0,554 сек. Потребление памяти:29.71 mb