История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Бриллиантовый зелёный

Россияне старшего поколения, наверное, хорошо помнят составляющую детских игр в виде ссадин, которые заботливые мамы обрабатывали антисептиком зеленого цвета, в просторечии называемым зеленкой. И никто не знал, что на самом деле убийцей бактерий был самый обыкновенный синтетический краситель.

История зеленки началась в середине XIX века, когда немецкие химики Отто Унфердорбен, Фридлиб Рунге и их российский коллега Юлий Фрицше независимо друг от друга, экспериментируя кто с индиго, кто с каменноугольной смолой, открыли новые вещества кристаллин, кианол и анилин. Чуть позже из бензола, содержавшегося в каменноугольном дегте, опять же российский химик Николай Зинин выделил тягучую субстанцию, названную им бензидамом. Прошло всего несколько лет, и немецкий ученый-аналитик Август Вильгельм Гофман пришел к выводу, что все эти вещества имеют практически одну и ту же химическую формулу. Поэтому он, не колеблясь, объединил их под названием «анилин» (от португальского названия индиго - anil), а в качестве получения его отдал предпочтение реакции Зинина. Впрочем, в те времена хотя и совершалось множество открытий в области химии, конечному продукту редко находилось практическое применение.

Анилин и этиловый спирт

Уильям Генри Перкин

И тут в этой истории появляется новое действующее лицо - ученик Гофмана Уильям Генри Перкин. Родился он в 1838 году и, несмотря на то что был сыном плотника, сумел поступить в Королевский химический колледж, где его усердие к изучению наук заметил Гофман и предложил стать его ассистентом. Сам же ученый в это время работал над проблемой синтеза на базе анилина искусственного хинина, лекарства от малярии, поскольку природный препарат из коры хинного дерева стоил огромных денег. Перкин увлекся решением задачи настолько, что даже отдавал все свободное время химическим экспериментам в лаборатории, устроенной на втором этаже отцовского дома. Хинин ему тогда синтезировать не удалось, зато было сделано открытие, сыгравшее важную роль в мануфактурном деле. В пасхальные каникулы в 1856 году во время опыта Уильям смешал анилин с этиловым спиртом и в результате получил субстанцию ярко-фиолетового цвета. Своего учителя об этом открытии Перкин ставить в известность не стал, зато пригласил для участия в дальнейших исследованиях приятеля Артура Курча и своего родного брата.

Продукт тройного назначения

Надо сказать, что молодые люди (а Уильяму на момент открытия исполнилось всего 18 лет) оказались на верном пути. Вещество, названное ими по-французски «мовеин», в честь цветка мальвы, оказалось востребованным при окраске одежды. Во-первых, такая одежда не линяла при стирке, не выгорала на солнце, сохраняя фиолетовую «аристократическую» окраску. Во-вторых, производство краски оказалось достаточно дешевым. Смекнув о выгоде, Перкин запатентовал свое изобретение и уговорил отца вложить все имеющиеся свободные денежные средства в предприятие, которое долгое время было известно как Перкинская Гринфордская красильня. А сам Уильям, ставший известным ученым, впоследствии был удостоен рыцарского звания. Но вот анилин зеленого цвета, опять же как краситель, изобрели в Германии в 1879 году. Золотисто-зеленые комочки получили латинское название viridis nitens - «зеленый блестящий», а впоследствии часть названия перевели французским словом brillant, и по-русски в результате автоматического перевода получилось «бриллиантовый зеленый».

То, что краситель можно применять еще и в медицине, ученые поняли только в XX веке, обратив внимание на то, что окрашенные им для улучшения видимости под микроскопом микроорганизмы погибают. Вот так в СССР появилась зеленка - антисептик, изготовленный на основе анилина, спиртового раствора и воды, ставший известным также как жидкость Новикова. Главное же отличие зеленки от йода заключается в том, что она отличается меньшей антисептической мощностью, чем последний, поэтому ею можно обрабатывать нежную кожу детей, например, при ссадинах, заболевании золотистым стафилококком или ветрянкой.

А вот на Западе зеленка оказалась невостребованной. Во-первых, чопорные европейцы и мысли не допускали, что их лица будут покрыты вызывающими зелеными пятнами, поэтому они стали использовать бесцветную жидкость Кастеллани. А во-вторых, зеленка не прошла никаких клинических исследований, поэтому механизм ее действия на молекулярном уровне на человеческий организм до сих пор неизвестен. Впрочем, зеленке нашли применение и в сельском хозяйстве - она входит в состав препарата для ограничения роста усиков клубники и садовой земляники. Но вот откуда в российском уголовном жаргоне появилось выражение «намазать зеленкой лоб» (убить), остается загадкой. Есть версия, что во времена сталинских репрессий трупы расстрелянных (точнее, их ноги) маркировали зеленкой. И впоследствии выражение «намазать зеленкой ногу» несколько трансформировалось.

Сергей УРАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Гениальные изобретения     Следущая










Сообщество в G+