То, что люди не учатся на ошибках истории, — самый главный урок истории

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Чайка революции

Имя Лариса переводится как «чайка». Большевичку Ларису Рейснер называли «белой чайкой революции». И это определение очень ей подходило...

Лариса Рейснер была красивой, крупной, яркой, как статуя античной богини. Для большинства людей, знавших ее, она стала воплощением революционной стихии - свободной, буйной, прекрасной. Ее смерть в возрасте 30 лет от тифа превратилась в трагедию для многих. У гроба Рейснер навзрыд плакали мужчины.

Необычная семья

Лариса Михайловна Рейснер родилась в 1895 году в семье профессора права. Раннее детство провела с семьей в разных городах. А с 1905 года супруги Рейснер с детьми - Ларисой и ее младшим братом Игорем - обосновались в Петербурге.

Семья была не совсем обычной - именно из-за этого старшая дочь выросла такой неординарной личностью. Михаил Андреевич Рейснер происходил из старинного немецкого рода. Он был человеком незаурядного ума и сильного характера, который от него унаследовала и Лариса. Мать семейства Екатерину Александровну, урожденную Хитрово, современники описывают как женщину неуравновешенную, истеричную, экзальтированную. От нее дочь получила желание всегда быть в центре внимания и склонность к театральным эффектам. Мать внушала детям сознание собственной уникальности, исключительности, идею о том, что они лучше всех. С такой непоколебимо высокой самооценкой Лариса вышла в жизнь.

Михаил Рейснер, как и многие интеллигенты, его современники, возмущался несправедливостью русской жизни. Это привело его к марксистским идеям и общению с левыми. Он, к примеру, хорошо был знаком с Лениным, даже давал юридические советы большевикам.

В семье царил очень характерный для революционеров того времени культ абстрактного гуманизма без внимания к проблемам и боли каждого человека в отдельности.

Красота, сражавшая наповал

Лариса хорошо училась в гимназии - окончила ее с медалью. К моменту завершения среднего образования она превратилась в поразительную красавицу немецкого типа: ясноглазую, высокую, с роскошными каштановыми волосами. В ее взгляде было одновременно что-то холодное и насмешливое.

Вот как описывал Ларису Вадим Андреев, сын писателя Леонида Андреева: «Ее темные волосы, закрученные раковинами на ушах, серо-зеленые огромные глаза, белые, прозрачные руки, особенно руки, легкие, белыми бабочками взлетавшие к волосам... Когда она проходила по улицам, казалось, что она несет свою красоту как факел... Не было ни одного мужчины, который прошел бы мимо, не заметив ее, и каждый третий - статистика, точно мной установленная, - врывался в землю столбом и смотрел вслед».

Перед революцией Лариса с отцом выпускали пропитанный левыми идеями журнал «Рудин», названный в честь тургеневского героя. Издание было не бог весть что. Его вскоре закрыла цензура. Но резкое революционное перо Ларисы запомнили. Тем более что она пробовала себя не только в жанрах журналистики, но и в поэзии. Рейснер влилась в творческую богему лихо - в этом сыграл роль не ее поэтический талант, которого не было, а красота, сражавшая наповал.

В 1916 году у Рейснер завязался роман с Николаем Гумилевым, который тогда был чрезвычайно известен и считался не только выдающимся поэтом, но и наставником творческой молодежи. Влюбленные встречались почему-то в борделе на Гороховой улице: по всей видимости, оба любили пощекотать себе нервишки. При этом вели возвышенную и экзальтированную переписку. Он ее называл Лери, она его - Гафиз. Вот цитата из письма Гумилева Рейснер: «Я не очень верю в переселенье душ, но мне кажется, что в прежних своих переживаниях Вы всегда были похищаемой Еленой Спартанской, Анжеликой из Неистового Роланда и т.д. Так мне хочется вас увезти. Я написал Вам сумасшедшее письмо, это оттого, что я Вас люблю. Ваш Гафиз».

Правда, вскоре Лариса порвала с Гумилевым. Николай Степанович - человек с уязвленным мужским самолюбием - обожал крутить по несколько романов одновременно, каждой из избранниц клянясь в вечной любви и верности. Рейснер, поняв, что она у него далеко не единственная, больше не общалась с поэтом.

В вихре страстей

Лариса Рейснер с братом Игорем

Вдобавок после революции Ларису увлек вихрь общественной жизни. Она занималась агитацией за идеи коммунизма среди моряков Балтийского флота. Простые мужчины благоговели перед роскошной красавицей в белой блузке с черным мужским галстуком. Глаза Рейснер горели холодным огнем - она распространяла вокруг себя запах дорогих духов.

Сразу после революции Лариса заняла видный пост - отвечала за сохранность экспонатов Зимнего дворца. В конце 1917 года ей надо было ехать в Москву - начальником эшелона был Федор Раскольников. Псевдоним он взял в честь героя Достоевского. Его настоящая фамилия была Ильин, он был сыном протодиакона...

Этих поборников пролетарской революции, вышедших отнюдь не из рабочих семей, страсть кинула в объятия друг друга.

Они поженились. Безумно влюбленный в Ларису Раскольников обещал Рейснер, что не будет ни в чем ее ограничивать...

Жена следовала всюду за мужем. Как-то Раскольникову сильно влетело за то, что он явился на заседание Совнаркома в сопровождении роскошной супруги, которая стучала по полу каблучками новомодных красных ботинок...

Вместе они отправились на Восточный фронт - самый передовой участок борьбы с белыми. Лариса посылала оттуда очерки в «Известия». Потом из этих ее произведений составили книгу «Фронт».

Когда Казань взяли белые, супругам пришлось бежать от них по отдельности. Раскольников сходил с ума от тревоги: он нашел Ларису в городке Свияжске. Вернее, сначала он нашел Льва Троцкого, который сидел полураздетый на кровати в комнате Рейснер. Раскольников не забыл о своем обещании дать Ларисе полную свободу. А Рейснер ничуть не смутилась. Она каким-то образом смогла убедить мужа в том, что близость с Троцким стала для нее чем-то вроде причащения святыней революции. Так что измена не сыграла никакой роли в жизни супругов.

Троцкий приобщил Чайку к пропагандистской деятельности. Но Ларисе не нравилось только писать в прессу и агитировать за советскую власть. Во главе отряда красноармейцев она лихо и с удовольствием ходила в разведку. Женщина отлично стреляла - этому ее научил Гумилев, который с детства считал себя воином. Вообще, любой риск для жизни чрезвычайно бодрил и тонизировал лихую Ларису.

При всем этом она оставалась женщиной до мозга костей. Чайка с удовольствием брала себе одежду, которую находила в брошенных в панике дворянских усадьбах. И все наряды были ей к лицу...

Когда Раскольникова назначили командующим Балтийским флотом, они с Ларисой переехали в апартаменты в Адмиралтействе. Жилье было обставлено шикарно - с тонким вкусом. Квартира ломилась от обилия антиквариата. Гостей встречала хозяйка в шелковом халате, отделанном золотым шнуром. По голодному Петрограду Рейснер, сияющая богатством и здоровьем, лихо раскатывала в открытом автомобиле.

В начале 1920-х Раскольникова сделали представителем нового советского государства в Афганистане. Тогда Афганистан был спокойной и процветающей восточной страной. Рейснер купалась там в азиатской роскоши. От скуки написала небездарную книгу «Афганистан», но тянуло Чайку в гущу событий - в революционную Россию.

На Востоке у Рейснер случился выкидыш. После этого грустного события она уехала из Афганистана и от Раскольникова - навсегда.

В Петербурге она увлеклась большевиком Карлом Радеком - маленьким, некрасивым, в придачу еще и женатым. Ларису не смущало ничего - даже то, что он не собирался разводиться с женой. Она пребывала под гипнозом интеллекта и остроумия этого человека. А Радек знал, что делал: он внушил Рейснер веру в ее журналистский талант. Теперь она писала книги о жизни людей везде, где ей приходилось бывать: и о Донбассе, и об Урале, и о Германии. Именно благодаря Радеку Рейснер из Чайки - символа революции - окончательно превратилась в видного советского очеркиста.

Умерла она в 1926-м - вовсе не от вражеской пули, а от стакана сырого молока: Лариса сгорела от брюшного тифа буквально за несколько дней...

Ее возлюбленных ждала страшная судьба. В 1921-м большевики расстреляли Гумилева. В 1939 году Радека убили в тюрьме уголовники по тайному приказу Берии. В том же 1939-м Раскольников в припадке безумия выбросился из окна психиатрической клиники в Ницце. Причиной сумасшествия стало известие о пакте Молотова-Риббентропа, который старый большевик считал верхом подлости и безнравственности.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая










Сообщество в G+