То, что люди не учатся на ошибках истории, — самый главный урок истории

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Принцесса математики

Один из языков программирования носит имя Ада. Назван он в честь Ады Лавлейс, единственной законной дочери великого английского поэта Джорджа Гордона Байрона, которая еще в первой половине XIX века заложила основы программирования, на котором сегодня держится практически весь мир.

Ада прожила всего 36 лет. За это время она успела заложить основные принципы программирования. Именно эта женщина ввела в употребление такие обычные сегодня для любого программиста понятия, как «цикл» и «рабочая ячейка». И вообще была первым программистом в истории. Она скончалась в 1852 году. Благодаря жизни этой великой англичанки изменилось отношение к женщинам в целом, и патриархальное общество сделало еще один шаг к будущему, в котором все люди имеют равные права.

Девочка с книжками

Ада Лавлейс

Единственный ребенок Джорджа Байрона и его законной супруги Анны Изабеллы появился на свет в 1815 году. Девочку нарекли Августой. Поэт видел свою дочь в первый и последний раз, когда малышке исполнился месяц от роду. Вскоре его брак с Анной Изабеллой рухнул окончательно. Жена устала от пьянства и измен мужа. Лорд Байрон, кроме того, обладал вздорным характером. Последней каплей стало то, что Джордж состоял в кровосмесительной связи со своей сводной сестрой, которую тоже звали Августа. После разрыва Байрон уехал из Англии навсегда. Жена удалила из своей домашней библиотеки все книги бывшего мужа и запретила называть свою дочь Августой. С тех пор девочку именовали Ада.

После официальной регистрации развода Анна Изабелла, как и ее бывший супруг, надолго уехала из страны. А девочку оставила на воспитание родственникам и учителям.

Образование, полученное девочкой, мягко говоря, не соответствовало образовательным стандартам той эпохи. В первой половине XIX века девицы проводили время за вышиванием, танцами и светскими сплетнями. В лучшем случае, они увлекались художественной литературой. Но Анна Изабелла желала, чтобы дочь занималась более серьезными вещами. Сама она серьезно увлекалась математикой. И когда их брак с Байроном еще не дал трещину, то муж шутливо называл Анну Изабеллу Королевой параллелограммов.

Для обучения Ады были приглашены математики Огастес де Морган и Мэри Сомервилль. Последняя прославилась тем, что перевела с французского на английский «Трактат о небесной механике» великого астронома Пьера-Симона Лапласа. Она-то и стала для девочки примером для подражания.

С юных лет, вместо того чтобы играть в куклы, Ада выводила на бумаге чертежи разных механизмов. А цифры и формулы были ее любимыми игрушками. Родственники, к их чести, всячески поощряли увлечения Ады.

Мисс Байрон с детства много болела, что еще больше способствовало погружению девочки в тома, написанные знатоками точных наук.

Впрочем, не стоит считать Аду эдаким «синим чулком», решившим похоронить себя под кипой бумаг с расчетами и чертежами. В ранние годы она даже немного стыдилась своих увлечений, понимая, насколько они диссонируют с общими представлениями о том, какой должна быть женщина и чем она должна увлекаться. Ада с удовольствием плясала на балах. Была не прочь поучаствовать в светских беседах. Мужчины замечали ее утонченную северную красоту.

Когда ей было 17, ее представили королевской чете... Но главные радости и главный интерес девушки находились совсем в другой области.

Чудо-машина

В 1833 году в жизни Ады произошла встреча, которая впечатлила ее намного больше, чем знакомство с монаршим семейством. Мэри Сомервилль познакомила мисс Байрон с Чарльзом Бэббиджем. Бэббидж был одним из виднейших математиков той эпохи - он преподавал в Кембриджском университете. Этот англичанин сконструировал первую в мире вычислительную машину. Ее можно было сравнить с гигантским арифмометром. Прообраз современной ЭВМ выполнял простые вычисления с точностью до 18-го (по другим данным - до 20-го) знака после запятой.

Арифмометр привел мисс Байрон в восторг и вызвал небывалый прилив вдохновения. Она стала не только другом Бэббиджа, но и бесплатным пропагандистом его изобретения.

Как мы уже писали, Ада и близко не была «синим чулком». Ее нисколько не смущала перспектива совмещения научной деятельности с семейной жизнью. В 1835-м девушка вышла замуж за барона Уильяма Кинга, лорда Лавлейса. Так она стала Адой Лавлейс, получив фамилию, под которой вошла в историю.

Многие предрекали их семейной жизни скорый крах: мол, веселый и легкомысленный Вилли связался со скучной математической дамочкой. Но отнюдь. Лорд Лавлейс практически сразу не просто стал жить интересами жены. Он всячески поощрял ее увлечения математикой. И щедро давал деньги на развитие и усовершенствование машины Бэббиджа. С 1836 по 1839 год Ада родила троих детей: двух мальчиков и девочку. Но это нисколько не умалило ее интереса к математике.

И все-таки миссис Лавлейс вошла в историю не как видный математик, а как первый программист. Ада писала своему другу и учителю Бэббиджу: «Я хочу вставить в одно из моих примечаний кое-что о числах Бернулли в качестве примера того, как неявная функция может быть вычислена машиной без того, чтобы предварительно быть разрешенной с помощью головы и рук человека». В этих словах фактически содержится первое описание принципа действия компьютерной программы.

Буквально через неделю Бэббидж получил от нее новое письмо, которое касалось более конкретной проблемы - вычисления чисел Бернулли. Ада сообщала, что «составила список операций для вычисления каждого коэффициента для каждой переменной». Так леди Лавлейс написала первую в истории человечества компьютерную программу.

Ада охотно и очень живо рассуждала о том, в каких областях могут применяться вычислительные машины. Лавлейс полагала, что подобные механизмы смогут создавать узоры так, как это делает ткацкий станок, писать музыку, создавать алгебраические формулы. Женщина верила, что устройство покажет «науке такие пути, которые мы никогда и нигде не видели». Она прогнозировала и то, что пока не подвластно науке: «Я не считаю, что структуры головного мозга менее подвластны математикам, нежели движения и свойства звезд и планет; вполне, если выбрать для их рассмотрения правильную точку зрения. Я хотела бы оставить последующим поколениям вычисляемую модель нервной системы».

В поисках поддержки

Главными союзниками Лавлейс стали двое мужчин: Чарльз Бэббидж и ее муж. Супруги потратили много денег на усовершенствование машины Бэббиджа. Но их усилия никак не увенчивались успехом. Тогда Ада стала обращаться за материальной поддержкой к сильным мира сего. Например, она просила денег у писателя Чарлза Диккенса. Классик английской литературы ответил гневной отповедью и даже обвинил бедную миссис Лавлейс в связях с нечистой силой. Физик Майкл Фарадей также ответил отказом - правда, не в такой грубой форме. Но даже он в то время искренне не понимал, чем занимается Бэббидж.

Зато муж с восторгом показывал представителям высшего света математические труды своей супруги. Ада хвасталась любовью своего супруга: «Уильям представляет меня в столь праведном свете, что никто другой не смог с ним сравниться в этом. А также он говорил мне, что моя работа хорошо сказалась на его репутации». Неизвестно, сколь искренни были восторги соотечественников. Но Вилли гордился женой со всем пылом.

Главной преградой для продолжения научных изысканий стало слабеющее здоровье Ады. С каждым днем она чувствовала себя все хуже. В течение долгого времени ей не могли поставить диагноз: медицина в то время была более отсталой, чем математика. Аду пытались лечить даже с помощью входившего тогда в моду гипноза, именуемого месмеризмом.

В конце концов, у 36-летней женщины обнаружили рак шейки матки. Ада страшно мучилась от болей, которые не могли снять никакие известные тогда лекарства и даже опиум. Друзья и семья говорили: последние месяцы в жизни ее держали научные планы, которые она строила, не переставая.

В конце концов, прибегли к крайнему средству - к кровопусканию, в результате которого миссис Лавлейс скончалась 27 ноября 1852 года, не дожив до 37 лет, как и ее отец. Вопреки воле ее матери, Аду похоронили в одном склепе с Джорджем Гордоном Байроном.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории    










Сообщество в G+