История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Сёстры большого брата

На самом деле ткачихи-стахановки «сестры Виноградовы» не были ни сестрами, ни даже родственницами. И, по большому счету, кому какое дело до того, что старшую из «сестер Виноградовых» звали Мария Ивановна, а младшую - Евдокия Викторовна? Главное - трудовые рекорды на благо советской Отчизны...

В непростые предвоенные времена советские люди были винтиками и шестеренками гигантской социальной системы, в которой имя и фамилия не имели особого значения. Поэтому основатель стахановского движения Алексей Стаханов был Андреем, а вовсе не Алексеем. А режиссеры знаменитой кинокартины «Чапаев», вошедшие в историю как братья Васильевы, были однофамильцами, как и «сестры Виноградовы». Но советское руководство полагало: народу приятно видеть этакое «братство» в действии. С переименованием шахтера Андрея Стаханова в Алексея все получилось еще более анекдотично. В 1935 году он превысил дневную норму добычи угля в 14 раз! «Рекорд» был, естественно, заранее спланирован сталинской пропагандистской машиной. Будущему основателю стахановского движения создали специальные условия для труда. Несколько подручных помогали «передовику» поставить рекорд... Вот только газета «Правда» по ошибке назвала Андрея Алексеем. Сталину сообщили об опечатке. «Вождь народов» ласково улыбнулся и заявил, что в газете не может быть ошибок. Через несколько дней передовику производства вручили паспорт с новым именем...

Пропагандистский чемпионат

И пошло-поехало. Молодежь стала ставить трудовые рекорды. О материальной составляющей награды за сверхчеловеческую работу речь как-то не шла. Затеянный пропагандистской машиной своеобразный «чемпионат» шел за ордена и похвалы со стороны правительства. Так его преподносили в СМИ. На самом деле трудовой славой все это, конечно, не ограничивалось...

Итак, после рекорда Стаханова в СССР развернулось стахановское движение. Появилась трактористка-ударница Паша Ангелина. Правительство решило обратить внимание на слабо развитую в стране легкую промышленность. В Ивановской области, где еще в царское время было сосредоточено текстильное производство, помаленьку разрушались ткацкие фабрики. Их-то и решено было поднять. Только как? Уже испытанным способом.

Особенно плохо шли дела на фабрике имени В.П. Ногина в городе Вичуга Ивановской области. Оборудование не меняли с дореволюционных времен. Станки все время ломались. Процент брака был очень высок. А план, спущенный сверху, только увеличивался: советским бюрократам-руководителям хотелось хорошо выглядеть в глазах начальства. В 1932 году произошла огромная забастовка ткачей: в ней приняли участие 16 тысяч человек... О волнениях в среде фабричных рабочих газеты, конечно, не сообщили. Но забастовка стала толчком к реформированию отрасли.

В 1935 году приобрели несколько десятков иностранных станков-автоматов марки «Нортроп». (В будущем часть таких машин закупали на Западе, а часть собирали в СССР по лицензии.) Теперь стало намного меньше брака. Только вот нужно было учиться работать на новом оборудовании.

В этот момент на горизонте появилась 21-летняя Евдокия Виноградова. Выпускницу ФЗУ не сразу оценили и поставили обслуживать участок, на котором стояло всего-то 40 станков. Но бойкая девушка просила поручить ей большее отделение, где работали 52 машины. Недальновидное руководство поставило нахалку-малолетку на место: ее понизили до помощницы.

Неожиданно Евдокии повезло: передовичку производства, которая обслуживала самый большой участок и подозревала Виноградову в том, что та хочет ее подсидеть, отправили на работу в Москву. И Виноградовой позволили занять ее место. Дальше - больше. Делегация от фабрики съездила в США. Выяснилось, что тамошние работницы обслуживают по 70 станков. Почему-то этот факт никто не воспринял как доказательство безжалостной эксплуатации труда в мире капитала. Советские пропагандисты преподносили события в выгодном для правительства свете - в полном соответствии с генеральной линией партии.

Догоним и перегоним Америку!

Трудолюбивая Евдокия сразу заявила о своем желании работать в соответствии с американской «нормой». И тут у руководства фабрики открылись глаза. Как они раньше-то не догадались, что у них под боком сама собой выросла готовая стахановка!

Дусе - так по-свойски ее стали звать (и в прессе тоже) - поручили 70 станков. И она вместе с напарницей легко справилась и с семью десятками машин. А вскоре в пару с ней поставили однофамилицу - Марусю Виноградову (та была старше на четыре года). Девушкам хорошо работалось вместе. Газеты их окрестили сестрами Виноградовыми.

Главной, конечно, стала Дуся. И дело было, разумеется, не только в работе. Евдокия - высокая, красивая, большеглазая девушка - гораздо лучше подходила для рекламы трудовых подвигов советских граждан на благо Отечества. Маруся была не так хороша собой, ниже ростом и не столь ладно сложена.

Лица ткачих (по большей части хорошенькой Дуси) не сходили с газетных полос. Им подражали работницы других ткацких фабрик. Текстильная промышленность пошла в рост. И это - при минимальных материальных вложениях и не самых высоких зарплатах! О таком ни один капиталист на Западе и мечтать не смел!

Но советскому государству и этого показалось недостаточно. Секретарь ЦК ВКП(б) Андреев в те дни писал: «Стахановско-виноградовское движение подтверждает, что лозунг, который был дан товарищем Сталиным об овладении техникой, теперь глубоко вошел в жизнь и благодаря этому ломаются все старые нормы производительности труда и использования оборудования. Стахановцы-виноградовцы - это люди, которые не знают пределов, они доказывают, что значит овладеть техникой, на какие чудеса тогда способен рабочий в производительности труда».

Дальше началась адская гонка, ловко и успешно подогреваемая сверху. Руководители государства выступали в ней в роли этаких отцов, которые с нежными улыбками выслушивали обещания ткачей. А обещали они этим «отцам» такие успехи, которые никому до того не снились. Почему-то комичной ситуация никому не казалась. И ткачихи с горящими глазами продолжали рапортовать. В том же 1935 году Дуся обещала председателю Совнаркома СССР Молотову встать аж за 140 станков. Она, конечно, не могла обмануть высокого партийного руководителя!

Безумная гонка

Сёстры Виноградовы

Газеты подогревали эту детективную интригу, которая прямо-таки леденила кровь. Придумали соревнование между родниковцами (работниками фабрики в соседнем городе Родники) и вичугинцами. Теперь ткачихи старались любыми способами выяснить, кто о каком рекорде намерен заявить, - и побыстрее объявить более высокую цифру. Ситуация сегодня выглядит форменным безумием.

Но случаются времена, когда безумие выглядит как норма.

Когда родниковцы стали обслуживать 140 станков, Виноградовым пришлось встать за 144! «Аукцион» длился и длился. Арбитром выступал сам Сталин, говоря:

- Посмотрим, чья возьмет.

Безумная гонка закончилась обслуживанием 216 станков. Понятно, условия труда для Виноградовых создали особые. Процесс технически усовершенствовали...

И в том же «стахановском» 1935 году Дусе и Марусе вручили ордена Ленина.

Журналисты неистовствовали. Илья Эренбург, много лет проживший в Париже и Берлине, вращавшийся в кругу модернистов, напечатал в «Известиях» восторженное «Письмо Дусе Виноградовой».

Григорий Александров снял по биографии Дуси Виноградовой фильм «Светлый путь» со своей супругой Любовью Орловой в главной роли. Неудачная и неправдоподобная картина запомнилась зрителям только «Маршем энтузиастов» на музыку Дунаевского, который в ней прозвучал.

Иностранные газетчики, восхищенные внешней прелестью Дуси, именовали ее «Мисс СССР».

В результате бравурной кампании стахановские рекорды Виноградовых стали обычными нормами для работниц ткацких фабрик. Теперь было чем прикрыть жестокую эксплуатацию труда фабричных работниц. Главная цель была достигнута.

А «сестры Виноградовы» вскоре покинули родной цех.

Обе окончили Московскую промышленную академию. Обе занимали разные руководящие должности в текстильной промышленности.

Дуся умерла рано - в 1962 году. Маруся пережила ее на 28 лет. Обе они лежат на Новодевичьем кладбище в Москве. На могиле Евдокии Викторовны Виноградовой высечено просто «Дуся Виноградова».

Ольга СОКОЛОВСКАЯ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: