История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Женщины моря

Немногие знают, что в одной из корейских провинций несколько веков подряд - вплоть до XIX столетия - существовало самое настоящее матриархальное общество. Причем почти все женщины занимались одним и тем же ремеслом: добычей жемчуга...

Эта необычная провинция располагалась на острове Чеджу, который раньше носил название Тхамна. Будучи самой южной точкой страны, он единственный из всех корейских земель может похвастать мягким, субтропическим климатом.

Отвергнув Конфуция

Хэнё - ныряльщицы за водорослями

Однако проживание в этом райском уголке доставляло и немало хлопот. Самым большим недостатком острова являлась его удаленность от материка.

Такая изоляция привела к неожиданному результату: примерно с XVII века (а то и раньше) на острове воцарился самый настоящий матриархат, который выражался в том, что женщины здесь были добытчиками, а мужчины занимались домашним хозяйством и воспитанием детей.

А ведь в Корее на протяжении десятков веков почитались конфуцианские каноны, которые гласили: столп общества - мужчина. В Южной Корее до сих пор сильны патриархальные традиции, что уж говорить про Средние века!

Понятно, что на фоне остального Чосона жители Тхамны-Чеджу были настоящими белыми воронами. Правда, пришли они к матриархальным устоям вынужденно. Как говорилось выше, одним из главных промыслов на острове была добыча моллюсков и съедобных водорослей, за которыми приходилось нырять в море на глубину от 5 до 20 метров. Справиться с такой задачей лучше всего могли женщины, бывшие более выносливыми, гибкими и легкими, чем мужчины. Вот и приходилось ныряльщицам играть роль главы семейства.

Возможно, мужское население не согласилось бы с таким положением вещей, да только в Чосоне профессия ныряльщика издавна считалась одной из наименее престижных. Если провести параллель, то в наши дни так относятся к работе дворника или технички.

Ирония судьбы в том, что эта малоуважаемая профессия благополучно пережила большинство своих «современниц» эпохи Чосон. Более того, теперь ныряльщицы считаются самой яркой достопримечательностью острова и пользуются огромной популярностью среди туристов.

Власть хэнё

Что же представляют собой эти таинственные ныряльщицы, которых сами корейцы называют поэтичным словом «хэнё» - «женщины моря»?

В былые времена жительницы Чеджу становились ныряльщицами в очень юном возрасте, причем первые уроки ремесла они получали у своих матерей.

Примечательно, что оборудование и инструменты, которыми пользуются хэнё, практически не изменились за столетия. Даже сейчас хэнё не пользуются аквалангами, ластами и прочими плодами прогресса. Единственные признаки новых времен - это маска для ныряния, которая вошла в обиход ныряльщиц еще в начале XX века, и гидрокостюмы, которые распространились в 1960-е годы. В остальном же весь набор инструментов, которыми пользуются ныряльщицы, остался таким же, как и столетия назад: металлические скребки, с помощью которых они собирают улов с вулканических камней прибрежной полосы острова в специальные корзины. Во время погружения хэнё проводит под водой 1-2 минуты. А ее рабочий день продолжается 4-5 часов: больше организм не выдерживает.

Обычно хэнё работают группами, причем во главе такой группы стоит опытная пожилая женщина. Этой традиции также немало веков.

Материальное положение «женщин моря» заметно улучшилось лишь к началу прошлого века - когда Корея попала под власть Японии. В Стране восходящего солнца высоко ценились собираемые хэнё морепродукты, и поэтому за них очень хорошо платили. Даже после того как Корея сбросила колониальное иго, экспорт моллюсков в Японию не прекратился, а наоборот, вырос. К 60-м годам XX века численность хэнё достигла 14 тысяч человек - около 20% жительниц острова выбрало эту профессию. Но... все хорошее рано или поздно заканчивается. Уже в 1970-х годах начался закат хэнё, и все меньше девушек желали ими становиться.

Первая причина этого кризиса - появление множества ферм, занимающихся выращиванием водорослей. Естественно, что дикорастущие водоросли, собираемые ныряльщицами, не могли конкурировать с продукцией морских ферм.

Немалую роль в упадке промысла хэнё сыграли и... мандарины. В середине 1960-х годов обнаружилось, что субтропический климат острова Чеджу является идеальным для выращивания цитрусовых, и плантации мандаринов стали стремительно расти, занимая все большие площади и превращаясь в главный источник дохода для обитателей острова. А местные женщины обнаружили, что работа в мандариновых садах проще и безопаснее, чем труд ныряльщицы.

Сейчас профессия хэнё считается вымирающей: всего около 5 тысяч женщин работают на Чеджу ныряльщицами, причем 90% из них - старше 55 лет.

Лада ГИЛЬМУЛЛИНА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: