История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Забытая прима

Когда-то имя итальянской балерины Вирджинии Цукки было на устах у всех российских театралов. Более того, если бы не Цукки, возможно, мир не увидел бы великую русскую балерину Матильду Кшесинскую - любовницу русского царя Николая II, когда тот был еще наследником престола.

Матильда Кшесинская позже писала в своих воспоминаниях о впечатлении, которое на нее произвел танец итальянки: «У меня было даже сомнение в правильности выбранной мной карьеры. Не знаю, к чему это привело бы, если бы появление на нашей сцене Вирджинии Цукки сразу не изменило бы моего настроения, открыв мне смысл и значение нашего искусства. Она, ее танец произвели на меня впечатление потрясающее! Мне казалось, что я впервые начала понимать, как надо танцевать, чтобы иметь право называться артисткой. Цукки обладала изумительной мимикой. Всем движениям классического танца она придавала необычайное очарование, удивительную прелесть движений и захватывала зал. Я сразу ожила и поняла, к чему надо стремиться, какою артисткой надо быть... жадно следя за нею полудетскими восхищенными глазами!»

Эквилибристы балета

Вирджиния Цукки

Этого краткого восторженного отзыва вряд ли хватит для того, чтобы целиком и полностью описать то, что выделывала на сцене Вирджиния Цукки. Чтобы понять, в чем состояла ее новация, следует иметь представление о том, каковы были понятия о балете в конце XIX века. Искусство классического танца на сцене публика воспринимала главным образом как нечто вроде акробатики с элементами декора. Зрители с замиранием сердца следили за виртуозными движениями ног танцовщиков, воспринимая их скорее как эквилибристов, чем как артистов балета...

Посещавшие Европу россияне были наслышаны об искусстве божественной Цукки. Впрочем, в большинстве своем они знали: эта уроженка Пармы творит на сцене нечто невероятное. Но что?

Ответ на вопрос наши соотечественники получили в 1885 году, когда 38-летнюю балерину привез в Россию антрепренер Михаил Лентовский. Вообще-то классический балет был не по «профилю» организатора выступлений артистов. Антрепренер специализировался, по большей части, на приглашении звезд драматической сцены. А тут - балерина. И для участия в чем? В постановке «Путешествия на Луну» по произведениям французского писателя Жюля Верна.

Вокруг странного визита балерины разгорелись споры. Одни говорили: Цукки уже не может танцевать, поэтому и явилась в Россию - от безысходности и невостребованности. Другие утверждали: в чем бы ни участвовала итальянка, это будет божественно. Правы оказались вторые. Вирджиния Цукки разрушила представления россиян о том, как должен выглядеть артист классического балета на сцене.

Например, в «Эсмеральде» Вирджиния Цукки играла не только телом, но и лицом - притом так, что зрители плакали над судьбой несчастной обманутой девушки. У итальянки были выразительные руки. Ее карие глаза меняли выражение вместе с музыкой. Константин Сергеевич Станиславский, будущий режиссер и основатель Московского художественного академического театра, восхищался балериной. И именно как актрисой. Знаменитая система подготовки актеров тогда еще не была выработана будущим мэтром. Но увидев Цукки на сцене, он заметил, как четко танцовщица видит свою творческую задачу в каждой роли. У итальянки был скорее «драматический» взгляд на балет.

И это - при неистовом темпераменте и яркой южной красоте. Вирджиния Цукки не стеснялась появляться на публике с растрепанной гривой роскошных черных волос. Она вообще как будто ничего не стеснялась. К примеру, могла запросто устроить чудовищный скандал: визгливо орала что-то на своем родном языке. Иногда Цукки видели прихлебывающей явно что-то горячительное из маленькой фляжечки. В общем, распущенная средиземноморка совершенно не соответствовала причесанному и возвышенному образу жрицы классического искусства.

Но ей все сходило с рук, ибо гениальности прощается многое.

Все билеты на постановки с участием Вирджинии раскупались задолго до дня, на который те были назначены. У касс бесстыдно орудовали спекулянты. Ловкие дельцы не только умудрялись продавать билеты втридорога. Раскупались по рублю (в те времена то были совсем не маленькие деньги) и контрамарки, позволявшие стоять в проходах. Такое созерцание спектакля было испытанием не для слабонервных: постановки начинались в восемь вечера. И продолжались иногда до часа-двух ночи.

Эпоха Средиземноморья

В том же 1885 году Цукки подписала контракт с Мариинским театром в Санкт-Петербурге. Великий Мариус Петипа, француз-балетмейстер, поначалу пришел в ужас от распущенной Вирджинии с этой ее вечной фляжкой со спиртным. Однажды он чуть не скончался, увидев звезду балетной сцены преспокойно ковыряющей в носу!

И что? И ничего. Петипа не пришлось ужасаться долго: он не мог не признать в Цукки гениальную танцовщицу в соединении с выдающейся драматической актрисой. В Мариинке она блистала не только в «Эсмеральде», но и в «Дочери фараона», и в «Тщетной предосторожности».

Конечно, у Цукки многие мечтали поучиться. Например, все та же Кшесинекая не отказалась бы, на худой конец, поприсутствовать на репетиции звезды. Но Вирджиния не любила делиться секретами мастерства: репетировала всегда за плотно закрытыми дверями... Так что прекрасной Матильде пришлось оттачивать свое мастерство самостоятельно.

С Вирджинии Цукки в России началась эпоха танцовщиц - не танцевальных машин, а ярких индивидуальностей. Потом уже появились все та же Кшесинская, Карсавина, Павлова. Американка Айседора Дункан уже в XX веке потрясла Россию и весь мир совершенно особенным стилем танца...

Несмотря на успех, в 1888 году Вирджинии Цукки отказали в продлении контракта с Мариинским театром. Но итальянка была не из тех, кто отчаивается! 41-летняя балерина, недолго думая, основала собственную труппу. С ней она отправилась на гастроли. Российская публика воспринимала выступления с неизменным восторгом...

Итальянская балерина была не из тех, кто так просто оставляет сцену. К сожалению, эта «болезнь» распространена среди классических танцовщиков: они танцуют до последнего, в конце карьеры напоминая лишь бледные копии самих себя во всем блеске молодости и таланта.

Последний выход

В 1910 году в Екатеринославе 63-летняя Цукки предприняла попытку выйти на сцену. И потерпела сокрушительное фиаско. Да, это была уже не та Вирджиния - перед зрителями предстала немолодая, сильно располневшая дама, которая пыталась выделывать на сцене непонятные коленца, изображая из себя юную страдалицу Эсмеральду. Танцовщицу освистали. Это Вирджинию не остановило.

На следующий день она попыталась исполнить партию Лизы из «Тщетной предосторожности». Но роль девушки на выданье настолько не подходила пожилой актрисе, что на сцену полетели овощи. В суматохе разъяренные зрители умудрились свалить в зал огромную хрустальную люстру.

Несчастной итальянке пришлось просто убежать со сцены. Цукки продала свои драгоценности, чтобы расплатиться за принесенный ущерб.

Больше на сцене она не танцевала. Вирджиния Цукки скончалась в 1930 году в Монте-Карло.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: