История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Распутство в квадрате

Когда сегодня некую женщину называют мессалиной, всем ясно: речь явно не о невинной овечке. Разговор - о развратнице, потерявшей стыд и страх. Такой и была Валерия Мессалина - жена римского императора...

Память о сексуальных оргиях римской императрицы Валерии Мессалины жива в веках. Только Мессалина могла соперничать в разврате со своим современником - римским императором Калигулой. Собственно, садист и греховодник Калигула был до ее мужа Клавдия главой страны.

Неожиданное возвышение

Клавдий отродясь бы не возглавил Римскую империю, если бы его предшественником не был кровожадный и непредсказуемый в своей жестокости Калигула. Клавдий приходился дядей страшному властителю. Но даже аристократическое происхождение не могло затмить ужасных умственных и физических недостатков будущего императора. Он с детства был хромым заикой. Мало того: Клавдия при дворе считали чуть ли не слабоумным. Нет, конечно, так сказать, с медицинской точки зрения, умственно отсталым он не являлся. Но уж больно глуп и несообразителен был. Даже собственная мать мерила людскую тупость по «своему Клавдию». Но после того как заговорщики убили Калигулу, Рим мечтал о тихой и безмятежной жизни. Неприметный и кроткий дядя императора, как никто, подходил для роли мирного правителя. И его провозгласили главой государства.

Как они ошибались! Конечно, Клавдий не был столь изобретателен в своей жестокости, сколь его предшественник, но в садизме ему отказать было трудно.

Судя по всему, ничтожному императору хотелось подражать Калигуле, которым он тайно восхищался. Клавдий чувствовал себя настоящим мужчиной, глядя на гладиаторские бои. Ему нравилось смотреть в глаза умирающим. А вот с женщинами Клавдию не везло долго, несмотря на подобные, мягко говоря, своеобразные упражнения в мужественности.

Уж больно дурен собой был: «Смех его был неприятен, гнев - отвратителен: на губах у него выступала пена, из носа текло, язык заплетался, голова тряслась непрестанно...» Так «тепло» вспоминали о Клавдии современники.

Шестнадцатилетняя красавица Мессалина стала женой пятидесятилетнего Клавдия еще в 38 году нашей эры. Облагодетельствовал своего дядю этакой прелестницей еще сам Калигула. Кто знал, что Клавдий и его юная жена всего через три года возглавят империю?

В начале 40-х годов Мессалина родила мужу двоих детей - сына и дочь. После этого она посчитала свой супружеский долг выполненным и с удвоенной силой продолжила заниматься тем, о чем, по всей видимости, мечтала с юных лет.

Мессалина, конечно, пользовалась успехом у мужчин. Но что ее успех у мужчин по сравнению с тем, каким успехом мужчины пользовались у нее! Такой разврат не снился и Калигуле!

Иногда, конечно, поднимались робкие голоса в защиту Мессалины: мол, старый и слабосильный супруг ее не удовлетворяет. Императрицу не мог удовлетворить не только Клавдий. Она не могла насытиться и толпами молодых, здоровых римских легионеров.

Развратница постепенно становилась все более изобретательна. Ей скучны стали утехи с мужчинами, так сказать, один на один. Мессалина организовывала целые оргии. Ладно бы - с рабами. Так нет: в своеобразные развлечения она вовлекала представителей столичной аристократии. Почтенные римские матроны, обнаженные, вместе с мужьями должны были участвовать в том, что сегодня называется коллективным развратом. И кто бы посмел ослушаться императрицы...

«Слепой» рогоносец

Мессалина - распутная жена Клавдия

А Клавдий, законный супруг? Что Клавдий? Глупый император был из тех, про кого говорят: муж узнает последним. Он легко казнил тех, кто казался ему врагами, и становился кем-то вроде слуги для тех, кому доверял. Высокопоставленные приближенные разворовали казну, жена спала с половиной империи. Клавдий ничего не замечал!

Мессалина в нелегком деле собственного сексуального удовлетворения пускала в ход даже придворные интриги.

Как-то ей понравился один актер. Мессалина же как женщина его нисколько не привлекала. И что? Императрица побежала жаловаться мужу на то, что жалкий лицедеишка на проявляет к ней должного почтения. Клавдий рассвирепел. Вызвал артиста, приказал его выпороть и строго-настрого повелел слуге Мельпомены выполнять все приказы своей супруги. Актеру ничего не оставалось, кроме как подчиниться. О том, чего могла пожелать Мессалина, можно легко догадаться.

Вся столица империи практически каждое утро обсуждала подробности отчаянных ночных похождений «первой леди». Практически в это же время Клавдий публично возмущался распущенностью нравов рядовых римлян. Дело в том, что у пожилого императора был чрезвычайно крепкий и безмятежный сон.

Едва супруг задремывал, развратная Мессалина покидала дворец и отправлялась в публичный дом. Там она отдавалась мужчинам за плату как обычная проститутка. По всей видимости, деньги, полученные именно этим путем, были особенно дороги ни в чем не нуждавшейся императрице. Вот как ее ночные эскапады описал поэт Ювенал в своих «Сатирах»:

Лезла в каморку пустую свою - и голая, с грудью
В золоте, всем отдавалась под именем ложным Лициски;
Лоно твое, благородный Британник, она открывала,
Ласки дарила входящим и плату за это просила;
Навзничь лежащую, часто ее колотили мужчины;
Лишь когда сводник девчонок своих отпускал, уходила
Грустно она после всех, запирая пустую каморку...

Но если бы только сексуальная распущенность была единственным недостатком Мессалины. С годами некогда юная прелестница превратилась в полноценную придворную интриганку. Не зная, сколько еще проживет немолодой супруг, она стала всячески «продвигать» к трону своего сына Британника.

Императрица была развратна, но не глупа. Она понимала: после кончины слабого и неумного Клавдия его противники вмиг лишат жизни ее и детей. Теперь в императорской процессии повозка Мессалины следовала сразу за колесницей императора. И только потом шли высокопоставленные военачальники...

По приказу Мессалины были казнены многие из тех, кто выказывал свое недовольство ею...

Но сгубила распутную правительницу именно любовь, которой она воспылала к красивому молодому римлянину по имени Гай Силий. Мессалина заставила его расстаться с законной женой. Возлюбленный сделал это беспрекословно: он знал, что такое перечить императрице. Не так любил он властительницу, как понимал: эта связь для него лично гибельна. Именно поэтому Гай Силий решился на отчаянный шаг: он предложил Мессалине пожениться, не дожидаясь смерти Клавдия. Любовник понимал: если знать, недовольная императором, при котором в стране расцвела коррупция, признает его брак с Мессалиной, то, возможно, ему, Гаю Силию, удастся не только остаться в живых, но закончить свои дни чуть ли не римским императором.

Когда Клавдий отбыл из столицы, влюбленные, как ни в чем не бывало, сыграли пышную свадьбу. Такой оргии много повидавший Рим еще не видывал.

Мессалина вырядилась в костюм вакханки и вместе с новоявленным супругом и пьяными гостями так громко орала охальные песни, что звуки веселья разносились далеко за пределами дворца. Это оказалось уже слишком.

Страшный конец

Высокопоставленные чиновники собрались, чтобы подумать о том, как свергнуть Мессалину. Было решено каким-нибудь образом воздействовать на Клавдия. Для начала две подкупленные наложницы Клавдия прожужжали ему все уши про измены Мессалины. Слабохарактерный император колебался, не зная, верить или не верить женщинам.

Жена пыталась поговорить с мужем, но ее до него не допустили, как и детей, которые вызывали у Клавдия сентиментальные чувства.

Окончательное решение император принял после визита в дом Гая Силия. Там он увидел вещи, которые привык лицезреть в своем дворце. Силию прислуживали рабы, которых Клавдий некогда подарил Мессалине. Судьба императрицы и ее любовника была решена.

Гай Силий умолял поскорее казнить его: он понимал, что риск не оправдался, и он проиграл. Мессалина же до последнего верила в то, что некогда слепо любивший ее супруг сжалится.

Она то скандалила, то молилась, то плакала и просила о пощаде. Ей предложили покончить с собой, но Мессалина не нашла в себе сил воткнуть кинжал в грудь. Ее заколол палач.

Так закончился век самой порочной женщины развратного Рима.

В следующем году Клавдий женился на Агриппине. Она отравила и его самого, и его сына от Мессалины - наследника престола, чтобы посадить на трон своего сына Нерона.

А жестокий и кровожадный император Нерон убил и дочь Мессалины, и собственную мать Агриппину - последнюю жену Клавдия.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: