История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Девица на танке

Евгении Сергеевне Костриковой было всего тринадцать, когда 1 декабря 1934 года в Ленинграде в коридоре Смольного раздался выстрел, оборвавший жизнь ее отца, Сергея Мироновича Кирова (настоящая фамилия - Костриков), первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б).

Женя Кострикова всю свою последующую жизнь посвятила пламенному служению стране, которую строил ее отец Сергей Киров. Биография дочери высокого партийного начальника была похожа на биографии многих ее ровесников. Она сделала поразительную военную карьеру, став в Великую Отечественную войну одной из трех советских женщин-танкистов, выпускниц танковых училищ.

Сирота при живом отце

Молодое поколение рвалось в действующую армию - защищать Страну Советов. Многие из тогдашних девушек и парней мечтали надеть военную форму и участвовать в боях. Женя Кострикова не стала исключением.

Мать девочки умерла, когда Женя была еще совсем маленькой. Через пять лет Кирова перевели в Ленинград на пост секретаря губкома ВКП(б). Как Сергей Миронович относился к дочери? Об этом достоверной информации не сохранилось. Известно лишь, что Киров был чрезвычайно занят. Девочку ему воспитывать было некогда. В 1926 году он женился на Марии Львовне Маркус. В новой жизни места для дочери у него не нашлось. Почему? Возможно, Мария Львовна, которой в 1926 году исполнился тридцать один год, еще надеялась родить собственного ребенка от Кирова, который был младше ее на год. Как бы то ни было, Женя воспитывалась в интернате.

У Кирова и его жены свои дети так и не родились. К началу 1930-х годов Мария Львовна превратилась в тяжело больную женщину. Но и такое «состояние» семейной жизни не изменило решения супругов поручить заботы о Жене государству. Это тем более странно, потому что Сергей Миронович сам был сиротой. О тяжелом детстве будущего вождя пролетариата писательница А.Г. Голубева даже создала трогательную повесть «Мальчик из Уржума». А в 1934 году Кирова убил Леонид Николаев.

В 1938 году Женя поступила в Московское высшее техническое училище им. Баумана. Она определенно была человеком не гуманитарного склада. Но намерения стать научным работником или инженером она не проявляла, Кострикова рвалась на войну. Окончание гражданской войны в Испании в 1939 году стало для нее личной трагедией.

Финская война 1940 года также прошла мимо Жени Костриковой: узнав, что на сражение с финнами отправился танк «Сергей Миронович Киров», девушка хотела вступить в бой с врагами именно на нем.

От Москвы до Курска

Гвардии старший лейтенант Евгения Кострикова

Но повоевать Евгении все же довелось. И с лихвой. Фактически с начала до конца Великой Отечественной войны она была на передовой.

В начале войны она окончила курсы медсестер и пошла на фронт добровольцем. В те годы даже дети высокопоставленных партийцев рвались в действующую армию. Медсестра Евгения Кострикова была направлена в медико-санитарный взвод отдельного танкового батальона. Она перевязывала и вытаскивала раненых под шквальным огнем противника. И не когда-нибудь, а в дни битвы за Москву. Женя, несмотря на отличные успехи в роли медсестры (за них она была награждена ценимой и уважаемой фронтовиками медалью «За отвагу»), мечтала именно о танках. Ее желания до поры до времени казались абсурдом. Женщин не случайно не берут в танкисты - ведь, к примеру, для того, чтобы выжать педаль главного сцеплений Т-34, требовалось усилие в двадцать пять килограммов.

В октябре 1942 года батальон, в котором она служила, выделил Часть личного состава, в том числе и почти весь медицинский персонал, для укомплектования 79-го отдельного танкового полка. Имевшая незаконченное высшее образование и квалификацию медицинской сестры Евгения Кострикова стала военфельдшером полка.

В декабре 1942 года 79-й танковый полк в составе Южного фронта участвовал в Сталинградской битве. Вскоре он был переименован в 54-й гвардейский танковый полк 5-го гвардейского Зимовниковского механизированного корпуса 2-й гвардейской армии. За бои тяжелого 1942 года Евгения Кострикова была награждена орденом Красной Звезды.

А потом было величайшее танковое сражение под Курском летом 1943 года.

Там во время одного из боев Евгения спасла жизнь двадцати семи танкистам. Женя вытаскивала раненых из горящих танков, пока ее тяжело не ранило осколком снаряда. За этот подвиг медсестру наградили орденом Великой Отечественной войны 2-й степени, а чуть позднее, уже после ранения - орденом Боевого Красного Знамени.

Но эта блондинка, на щеке которой теперь был шрам, все равно рвалась в строй. Женю пожалели: нашли для нее работу при штабе. Но какое там... Она теперь упорно добивалась направления на учебу в Казанское танковое училище и получала отказ за отказом. Только личное вмешательство ее старого знакомого, маршала Климента Ефремовича Ворошилова, заставило руководство училища зачислить старшего лейтенанта Евгению Кострикову в курсанты.

В годы Великой Отечественной танкистами стали около двух десятков женщин. Все они с огромным упорством добивались направления на обучение обращению с военными машинами...

После ускоренного курса обучения в Казанском танковом училище Кострикова вернулась на фронт. Она стала одной из трех советских женщин, получивших образование в этой области.

Финиш в Праге

Евгения Кострикова стала не просто танкистом. Она, если можно так выразиться, сделала карьеру в танковых войсках. Подобных прецедентов в Красной армии к тому моменту еще не было.

После окончания училища старший лейтенант Кострикова стала командиром танкового взвода в своем родном 5-м гвардейском мехкорпусе. Она воевала на Украине, а в январе 1945 года, когда корпус включили в состав 1-го Украинского фронта, приняла участие в Висло-Одерской наступательной операции.

Потом были бои за Берлин. К тому времени Евгения Сергеевна уже была капитаном и командиром танковой роты. О храбром танкисте Костриковой не раз писали в газете «Красная звезда».

А в начале мая 1945 года «тридцатьчетверки» 5-го гвардейского механизированного корпуса совершили беспримерный рывок через Рудные горы на помощь восставшей Праге. Там капитан Кострикова и закончила войну. За участие в Берлинской и Пражской операциях Евгения Сергеевна была награждена орденом Отечественной войны 1-й степени.

Жизнь не сложилась

После войны Евгения Кострикова демобилизовалась. Она стала домохозяйкой и умерла, всеми забытая, в 1975 году. На ее похороны пришла лишь одна ее однополчанка - военный врач.

Личная жизнь у дочери Кирова так и не сложилась. Помешало этому, как ни парадоксально, ее высокое советское происхождение. Во время войны она состояла в гражданском браке с одним полковником, штабным работником. Но выяснилось, что он использовал имя своей жены для того, чтобы сделать карьеру. Воспользовавшись связями жены, он смог довольно легко получить генеральское звание - кто бы отказал мужу дочери Кирова? А после 1945 года спокойно вернулся к законной семье, о которой он предусмотрительно умолчал.

Этот удар Евгения Сергеевна переживала очень тяжело. Честная и сильная женщина не смогла перенести такой подлости со стороны человека, который клялся ей в вечной любви. Больше мужчин она в свою жизнь не пускала. Детей у нее не было. Так и жила она одна.

Похоронили дочь Кирова, гвардии капитана Евгению Сергеевну Кострикову на Ваганьковском кладбище столицы.

Наталья СОРОКИНА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая










Сообщество в G+