История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Битвы и романы госпожи маршала

Супруга генералиссимуса Чан Кайши никак не соответствовала привычному для европейцев образу покорной китаянки. Она участвовала в управлении государством, интриговала, пиарила себя и своего мужа и даже примеряла на себя образ военачальника.

Сын скромного торговца и будущий генералиссимус Чан Кайши впервые женился в 14 лет на крестьянке Мао Фумэй, которая была пятью годами его старше. От этого брака на свет появился Цзян Цзинго — единственный его официальный наследник.

Грация №3 и её избранник

Следующей супругой в 1919 году стала дочь купца А Фэн, к которой он воспылал настоящей страстью. Но эта красавица не имела ни денег, ни влияния, а Чан в то время уже являлся одним из лидеров Гоминьдана.

В 1926 году, перевооружив и переобучив с помощью советских военных советников свою армию, он начал знаменитый Северный поход, сумев взять под контроль большую часть Китая.

Ставки резко выросли, и тогда генерал в очередной раз решил жениться на 29-летней Сун Мэйлин — дочери самого влиятельного финансового олигарха Китая. Её отец Чарли Сун на практике посвящал своих детей в тонкости «бизнеса по-китайски», когда целые состояния делались благодаря тесному сотрудничеству продажных властителей с представителями околокриминального бизнеса.

Старший из его сыновей, Сун Цзывэнь долгое время занимал пост министра финансов. Но предметом особой гордости отца были три дочери — Цинлин, Айлин и Мэйлин, из которых первая, по словам современников, больше всего любила свою Родину, вторая — деньги, и третья — власть.

Замуж эти «три грации» вышли в соответствии с собственными жизненными установками.

Супругом Цинлин стал доктор Сун Ятсен — идеалистически настроенный «отец-основатель» Гоминдана, выступавший за построение в Китае подлинной демократии и дружбу с Советским Союзом. Чан Кайши, не выполнившего эти заветы предшественника, она постоянно критиковала.

Средняя из сестёр, Айлин, вышла замуж за ещё одного «олигарха» — Кун Сянси, с которым его шурин Сун Цзывэнь постоянно боролся за контроль над финансовыми потоками.

И, наконец, Мэйлин сумела разглядеть в подающем надежде военачальнике будущего генералиссимуса. Из всех трёх сестёр она в наибольшей степени была американизирована, поскольку начиная с 10-летнего возраста училась в Соединённых Штатах.

На вершине власти

Вскоре после свадьбы Чан разорвал отношения с Советским Союзом, устроил резню местных коммунистов и одновременно прибрал к рукам все высшие военные и партийные должности. В стране начал складываться «культ личности» генералиссимуса. Увешанный орденами Чан Кайши приветствовал соотечественников с трибун и киноэкранов, а его графоманские произведения постепенно вытесняли в программах школ и вузов классические труды Конфуция.

В самом начале этой кампании восхвалений Мэйлин маячила где-то на заднем плане, но постепенно она перестала выглядывать из-за плеча супруга и оказалась с ним рядом. Потом «первая леди» начала лезть с советами, продвигать своих людей на руководящие должности и даже отдавать распоряжения чиновникам. И вот в какой-то момент генералиссимус почувствовал конкурента в собственной супруге.

При этом личные достижения Чан Кайши в укреплении собственной власти вовсе не означали усиления мощи Китая. Самая населенная в мире страна пребывала в состоянии экономического и политического хаоса. В 1937 году в Токио решили приступить к полному завоеванию Китая. Агрессорам удалось овладеть всеми крупнейшими центрами, в разное время выполнявшими функции китайской столицы, — Пекином, Шанхаем, Нанкином, Уханью. Закрепившись в провинциальном Чунцине, Чан Кайши обратился за помощью к Советскому Союзу.

«Старые друзья» снова выручили, прислав оружие и военных советников, но в 1941 году началась война с Германией, и Сталину пришлось думать о собственном выживании.

Теперь все надежды генералиссимус связывал с Соединёнными Штатами. Мэйлин подобный оборот событий устраивал как нельзя больше. В окружении «императрицы» постоянно находились западные советники и специалисты.

Вот только не всегда они вели себя «правильно». Китайские реалии, с коррупцией и пренебрежением к человеческой жизни, приводили этих людей в ужас. Они вечно рвались «навести порядок», не понимая, что только в подобной атмосфере семейство Сун и могло добиться успехов.

Один из них, австралиец Уильям Дональд в 1937 году спас Мэйлин жизнь, когда во время бомбёжки Шанхая вытащил «императрицу» из перевернувшегося автомобиля. Но даже его пришлось выставить из Китая из-за непонимания местной специфики.

Лучше всего жена Чан Кайши сработалась с американским генералом Клэром Ченнолтом, командовавшим американскими лётчиками-добровольцами. Его подчинённые не раз устраивали «взбучку» японцам и «толкали налево» казённое имущество. Такие люди Мэйлин нравились, тем более что и сама она довольно профессионально разбиралась в авиации и даже имела звание маршала.

Зато ей не нравился присланный из США на должность начальника китайского генштаба генерал Джозеф Стилуэлл, прозванный Уксусным Джо за его неприятный характер и привычку «рубить правду-матку». Мэйлин очень хотела сделать Стилуэлла своим союзником, надеясь с его помощью установить полный контроль над поставками по «ленд-лизу». Но честный и принципиальный Уксусный Джо был безнадежён…

И тогда госпожа Чан Кайши решила использовать свои чары против другого заокеанского гостя.

«Мы будем править миром!»

Лидер республиканцев сенатор Уэнделл Уилки прибыл в Китай в октябре 1942 года. Недавно он проиграл на выборах действующему президенту Франклину Рузвельту, но его влияние на политическую жизнь Соединённых Штатов было весьма существенным.

При первой же встрече Мэйлин отчаянно кокетничала со своим гостем, заговорив о его «тревожном обаянии».

На следующий день состоялся официальный приём, во время которого Мэйлин потрясла присутствующих своим умопомрачительным нарядом. Классическое чёрное платье с большим разрезом, открывавшим длинные стройные ноги, было дополнено ярко-красным плащом маршала авиации.

В самый разгар вечера Уилки шепнул товарищу: «Прикрой меня. Мне нужно отлучиться…».

Утром следующего дня сенатор взахлёб расписывал, что и как он делал с «императрицей». Его восторженные излияния были прерваны появлением мрачных китайских полицейских, которые, не углубляясь в разъяснения, осмотрели комнаты, заглянув в шкафы и под кровати. И тут в дверном проёме появился сам генералиссимус…

Можно только предполагать, как повернулась бы мировая история, если бы лидер одной из стран антифашистской коалиции в порыве ревности приказал убить потенциального лидера державы-союзницы. Однако трагедии не произошло — видимо, из-за отсутствия объекта раздора. Последний раз одарив Уилки испепеляющим взглядом, генералиссимус удалился.

Немного остыв. Чан Кайши решил извлечь из любовного увлечения супруги максимальную политическую выгоду. В результате в конце 1942 года Мэйлин отправилась… в Соединённые Штаты. Уилки добился, чтобы поездка «императрицы» максимально широко освещалась в газетах. Он же дал ей возможность выступить перед конгрессом, причём повествования супруги Чан Кайши о страданиях китайского народа вызвали слезы у многих её слушателей.

Ощущение успеха явно вскружило Мэйлин голову: во время свиданий с Уилки «императрица» обещала, что они «вместе будут править миром». Правда, сначала требовалось разбить Японию, Германию, китайских коммунистов, избавиться от Чан Кайши и провести Уилки в президенты. Но все это казалось охваченной эйфорией женщине таким лёгким, таким достижимым…

Мечты о власти над миром начали рушиться в 1944-м, когда Уилки внезапно скончался от сердечного приступа. Ещё через год Япония признала своё поражение, а Маньчжурия была занята советскими войсками. Китайские коммунисты возобновили Гражданскую войну, в которой сумели одержать победу.

Чан Кайши с остатками войск укрылся на Тайване, где создал собственное государство. Этому человеку потребовалось потерять весь Китай, чтобы научиться править малой его частью. В 1975 году генералиссимус скончался, власть без всяких потрясений перешла к Цзян Цзинго — его сыну.

Мэйлин так и не смогла ужиться с пасынком и переехала в Соединённые Штаты. Будучи американкой по духу, «экс-императрица» трескала гамбургеры, пила кока-колу и курила «Кэмел». Не удивительно, что при таком образе жизни Мэйлин вечно чем-то болела, что, впрочем, не помешало ей прожить 106 лет.

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: