История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Анна - нежеланная дочь Зигмунда Фрейда

Гениальный австрийский психиатр и основатель психоанализа был не очень хорошим родителем. Его младшая дочь Анна всю свою жизнь будет доказывать отцу: она ничем не хуже сына, которого тот ждал…

В семействе Фрейдов — Зигмунда и его супруги Марты — все роли и обязанности были строго распределены. Он погружён в изучение невропатологии и обеспечивает семью, она занимается домом и воспитанием пятерых детей: двух дочерей и троих сыновей.

Ровесница психоанализа

Зигмунд Фрейд со своей дочерью Анной

Поскольку доктор Фрейд теоретически и практически пренебрегал вопросом контрацепции, в 1895 году Марта объявила 39-летнему супругу, что снова беременна. Зигмунд был разочарован дважды: во-первых, он наконец-то «нащупал» свой метод — психоанализ — и ему в принципе было не до орущих младенцев. А во-вторых, уже настроившись на позднее пополнение в семье, он надеялся на рождение мальчика, даже имя ему придумал — Вильгельм. Поскольку всех своих детей Фрейд называл в честь знакомых, новорождённой малышке дали имя Анна. Так звали учительницу, обучавшую Зигмунда ивриту.

В каждом своём ребёнке Фрейд видел личность и считал, что главное — не мешать ей развиваться. Но на деле это выглядело так: дети были предоставлены сами себе и няне, а великого гуру психоанализа занимали только его открытия. Ничего удивительного, ведь и сам Зигмунд воспитывался матерью, а равнодушного к нему отца вечно не было дома.

У подрастающей Анны был единственный способ завоевать хотя бы толику внимания родителя — проявить интерес к психоанализу, что она и сделала. Уловка сработала: Фрейд согласился давать своей 13-летней дочери частные уроки психоанализа. А это целых сорок минут в день наедине с обожаемым папой! Анна делала успехи и вскоре уже сопровождала отца на все научные конференции. В то время как её братья и сёстры устраивали свою семейную жизнь, девушка жила исключительно интересами науки.

Обучение в Англии вырвало Анну Фрейд из родительского гнезда. Она выбрала педагогическое направление и после университета целых пять лет работала в Вене учительницей младших классов. А после окончания Первой мировой войны решила уйти из школы и стать последовательницей дела отца — посвятить себя детской психологии. Защитив ряд работ, Анна вступила в Венское психоаналитическое общество и получила право на частную практику. Среди её клиентов были дети очаровательной Дороти Берлингем, богатой разведённой американки. Говорят, что их с Анной связывали не только деловые отношения…

Дочь, секретарь и сиделка

— Опять вяжешь? — Фрейд снял очки и осуждающе посмотрел на дочь. — Сублимация… Лучше бы подыскала себе крепкого парня.

— Папа, мы уже всё с тобой выяснили, — Анна отложила вязание и встала, чтобы усадить отца в кресло и укрыть пледом его колени. — Хоть твой курс психоанализа и выявил у меня склонность к лесбийским отношениям, которые ты считаешь нужным лечить, я могу заверить тебя, что все моё время и мысли посвящены работе. Я не пытаюсь выразить сексуальную энергию в вязании — это всего лишь безобидное хобби. А тебе не мешало бы принять лекарства.

Несколько лет назад у Зигмунда Фрейда диагностировали рак. Анна разрывалась между уходом за ним и написанием собственных научных статей. Ей нужно было продемонстрировать всему миру свою самодостаточность. Она — независимый психоаналитик, а не дочурка гениального Фрейда!

Параллельно Анна продолжала работу отца: выступала за него с докладами на конференциях, произносила речи, принимала награды. Из нежеланного когда-то ребёнка она превратилась в его поддержку и опору. И Фрейд, наконец, это оценил. «Ты моя единственная дочь!» — иногда говорил он. Анна подарила ему дополнительные шестнадцать лет жизни, яростно борясь с его смертельным недугом.

Тётя доктор

За год до кончины отца Анну ждало ещё одно потрясение. В 1938 году во время нацистской оккупации Австрии Анну и Зигмунда арестовали. Гитлер боролся не только с евреями, но и с психоаналитиками, считая их чуть ли не личными врагами. Отправляясь на допрос в гестапо, женщина так боялась пыток, что запаслась чудом раздобытой склянкой с быстродействующим ядом. Она была готова его выпить! К счастью, делать этого не пришлось. Сказалась международная политическая обстановка: фюрер не захотел портить отношения с Великобританией, которая заступилась за Фрейдов. Анну и её отца отпустили, конфисковав всё их имущество. Но и на том спасибо. Фрейды перебрались в Лондон, а через год Зигмунд умер. С тех пор в качестве внутреннего протеста Анна говорила только на английском, «позабыв» родной немецкий даже в кругу близких родственников.

Пережитые потрясения оставили глубокий след в её душе. Особенно тяжело было лишиться отца — близкого по духу, родного человека и лучшего в мире наставника. Утешение Анна нашла в работе. Она посвятила себя обработке наследия Зигмунда Фрейда и собственным исследованиям в области детского психоанализа. Благодаря бессонным ночам, которые эта хрупкая женщина провела за своим письменным столом в Лондоне, сегодня существует детский психоанализ.

Вместе со своей верной подругой Дороти Анна основала приют-ясли для детей, разлучённых с родителями во время Второй мировой войны. Позже соратницы организовали детские психотерапевтические курсы и открыли клинику, в которой маленьких пациентов лечили методом психоанализа. Анна первой ввела игровые приёмы в работе, что облегчило постановку диагноза. Позже Анна Фрейд преподавала детскую психологию в Йельском университете.

Сапожник без сапог

Психоанализ — вещь коварная. Изучая глубинные проблемы своих маленьких пациентов, Анна не могла не думать о себе, своём детстве и главное — о взаимоотношениях с отцом. С одной стороны, Зигмунд Фрейд был для неё кумиром, но с другой — дети в семье росли практически без отца, в доме властвовала мать.

Видимо, нежелание сравнивать других мужчин с великим родителем (всё равно не дотянут!) и наглядный пример того, что семья вполне может держаться на женщине, толкнули Анну в однополые объятия. По одним данным, у неё было множество недолгих любовных связей с разными дамами, по другим — всю свою жизнь Анна боролась со своей «неправильной» страстью, находя убежище в напряжённой и изнурительной работе. Так или иначе, после ухода Дороти её внук позволил себе в адрес Анны ряд интимных реплик, в том числе он назвал Анну и Дороти «интеллектуальными лесбиянками». Имел ли он в виду их роман или общие воззрения?… Неизвестно. Но у Дороти была семья, дети, а у Анны, кроме работы в память об отце, не осталось ничего. Она не вышла замуж и не родила ребёнка. Стремилась ли она стать матерью? Анна Фрейд и так была второй мамой для сотен мальчишек и девчонок, которым помогла разобраться в себе и справиться с глубокими психологическими проблемами.

Последние годы жизни Анна Фрейд посвятила помощи детям в вопросах семейного права. Она соединила психоанализ и вопросы развода, усыновления, опеки над детьми. Помимо написания научных работ, Анна до последних дней своей жизни помнила о великом отце. Она была на страже его идей и всегда следила за тем, чтобы новое поколение психоаналитиков не переиначивало их.

Анне пришлось прокладывать себе дорогу в суровом мире мужчин и часто слышать обвинения, что она хочет быть «мужиком в юбке». Но она всего лишь хотела облегчить людям их существование. И её вклад в психоанализ не менее значим, чем открытия Зигмунда Фрейда.

Юлия ГОЛУБЕВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: