История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Королева и модистка

Крылатое выражение «Ищите женщину и найдете деньги!» больше всего подходит двум героиням нашего рассказа: Розе Бертен, знаменитой модистке XVIII века, и ее царственной клиентке, так блестяще начавшей свою жизнь и так страшно закончившей ее на эшафоте, - Марии-Антуанетте.

Роза Бертен, а вернее, Мари-Жанна Бертен - будущий «министр моды» - появилась на свет 2 июля 1747 года в пикардийском городке Абвиль на севере Франции. Ее мать была сиделкой, отец служил в полиции. Роза получила скромное образование, но обладала немалым честолюбием. В 16 лет она отправилась в Париж, поступила в ученицы к модистке Пагелль, став в конце концов партнером в ее предприятии.

Дамы начинают и выигрывают

В XVII веке, как и в Средневековье, работа женщин не только не приветствовалась, но и просто запрещалась. Когда женщины начинали шить на продажу (а такие смелые женщины были), мужчины, которые считали пошив одежды своей прерогативой, врывались в их мастерские, громя все вокруг и ломая оборудование, рвали ткани, нанося всяческий урон.

Поэтому в 1675 году женщины создали что-то подобное профсоюзам и написали коллективную петицию Людовику XIV. В ней они просили разрешить им обслуживать женщин, объясняя это тем, что за таким интимным делом даме удобнее обращаться к женщине, чем к мужчине.

В то время Людовик уже был человеком, отринувшим былые развлечения и страстно влюбленным в мадам Ментенон. Будучи дамой набожной, она склоняла к этому и короля. Поэтому Людовик разрешил женщинам шить для женщин, позволив тем самым работать. Через некоторое время эти платья стали украшать. Так появилась профессия modiste - по-русски модистка. Модистка стала для дам феей, преобразившей их. Вот такой феей в XVIII веке и была Мари-Жанна Бертен, взявшая себе имя Роза.

Столь быстрый успех Бертен обеспечили ее хорошие отношения с клиентками-аристократками: принцессой де Конти, герцогиней де Шартр и принцессой де Ламбаль, которые взяли на себя смелость в 1772 году устроить Розе судьбоносную встречу с Марией-Антуанеттой, в то время женой дофина, совсем молодой девушкой. Она делала лишь первые шаги во Франции.

Розе было 25 лет, Марии-Антуанетте - 17.

Экономическое положение в стране часто тормозило моду. Для простолюдинок было нормой иметь два платья: одно - на каждый день, другое - на выход. Мать передавала дочери рукава от своих старых платьев. Это было нормальной практикой. Часто магистраты издавали закон, говоривший, что женщина не может иметь более двух платьев.

Но у каждого правила есть свои исключения.

Однажды Розу, тогда еще Мари-Жанну, отправили с заказом к будущей принцессе де Конти. В темной прихожей девушка не разглядела, с кем разговаривает, и, решив, что это горничная, вела себя вольно, со смешками и анекдотами. Хозяйке понравилось такое вольное обращение модистки, и она стала ее покровительницей. А это была самая высокая знать Франции.

Роза показала свое мастерство и фантазию. Смотреть приданое приходил весь двор. Ее клиенткой тут же стала принцесса де Ламбаль. Принцесса де Конти, герцогиня де Шартр тоже стали любимыми клиентками Розы. И, как уже говорилось, в 1772 году модистку Розу представили 17-летней Марии-Антуанетте. О последней говорили, что она молода, мила, но одеваться не умеет и не дотягивает до уровня королевского двора, где тогда царила любовница Людовика XV мадам Дюбарри.

Но когда Людовик XV скончался, графиня Дюбарри была тут же вышвырнута из дворца.

Мария-Антуанетта стала единовластной правительницей Франции и законодательницей французской моды.

20 лет - и вся жизнь

Роза Бертен одевала Марию-Антуанетту 20 лет.

С тех пор как та стала королевой, они встречались два раза в неделю, что было совершенно ново для титулованных особ.

В это время уже были изобретены куклы, называвшиеся Пандорами. Их наряжали в модные платья и рассылали богатым женщинам. Это были аналоги модных журналов. Впоследствии эти куклы стали манекенами.

С 1774-1775 годов кукол одевала Роза Бертен, «вклад» которой в приближение революции, как оказалось, был огромен.

Придворные дамы и кавалеры тратили на наряды безумные суммы. Но деньги, тратившиеся Марией-Антуанеттой, поражали своей громадностью.

Простой народ Франции голодал. Медицина была на самом низком уровне. Из 10 новорожденных только 3 доживали до года.

Однажды министр финансов Калонн, у которого сдали нервы, опубликовал финансовый отчет, где обозначил внешний долг Франции - 1 миллиард 250 миллионов ливров! И большая часть этой суммы ушла на наряды и украшения для Марии-Антуанетты.

Невозможно даже представить, как эта сумма звучала для простого гражданина Франции! И началась всеобщая ненависть к Марии-Антуанетте. Ей приписывались все грехи, вплоть до любовников обоих полов.

Конечно же, королева приложила руку к развалу экономики страны. В 1770-е годы в моде были платья из бархата, парчи и жаккарда. Их с блеском изготовляли лионские ткачи, всю жизнь специализировавшиеся на производстве этих тканей.

В 1780-е годы в обиход вошел английский стиль - мода резко упростилась.

Королева стала ходить в платьях из простого батиста, тонкой хлопчатобумажной ткани, в так называемых платьях-рубашках. Ей немедленно стали подражать придворные дамы и высший свет. И лионские ткачи разорились. Вслед за ними разорились и те, кто декорировал шикарные платья из парчи, шелка и бархата.

Перчаточники, пуговичники, ленточники, шляпники, кружевницы, те, кто изготовлял тесьму, и другие - все они разорились.

Практически по вине Ма-рии-Антуанетты погибла индустрия. И в этом немалую роль сыграла модистка Роза Бертен, вкусу которой королева доверяла безгранично.

Экономический крах

Розы Бертен пока мало касалось экономическое положение Франции. Она продолжала одевать королеву и других аристократок. Стоимость ее изделий была заоблачной, и редко кто из клиенток полностью оплачивал ее услуги. Роза завела долговую книгу, куда заносила должников. Долги королевы были астрономическими. Недостача по ее счетам была 80%.

Работала Роза только с высшей аристократией Франции и Европы. Если к ней приезжала женщина из провинции, даже очень богатая, ее выставляли прочь.

Безусловно, Роза могла бы купить себе титул, но, во-первых, он не передавался по наследству, а во-вторых. Роза была незамужней и выходить замуж не собиралась, так как в те времена все приданое безвозвратно переходило во владение мужа. Женщина же теряла все права на свое состояние. А состояние Розы Бертен равнялось нескольким миллионам ливров. Ко времени революции Розу Бертен называли «министром моды» Европы.

Для королевской семьи, как ни странно, революция явилась полной неожиданностью. В тот день, когда разъяренная толпа взяла Бастилию и носила на пике голову ее коменданта, Людовик написал в своем дневнике, что на улицах бунт.

Но увы! Это был не бунт. Это начиналась самая кровавая революция XVIII века.

Впрочем, Роза Бертен продолжала работать, хотя свой магазин переписала на племянника.

В дни революции к ней относились как к человеку, разорившему Францию. На нее был написан десяток наветов. Но в 1792 году ей удалось уехать в Англию и перевести туда все свое производство. Она продолжала обшивать клиентуру, которой удалось покинуть пределы Франции. Перед отъездом она сожгла кассовые книги с долгами королевы, чтобы той не смогли предъявить обвинение в разорении Франции. Увы, Марию-Антуанетту это не спасло.

Умерла модистка Бертен в 1813 году.

Зинаида КИРК



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: